В авторском праве есть известное правило: для правомерного использования производного произведения необходимо согласие обладателя исключительного права на оригинальное произведение. Соответствующая норма закреплена в п. 3 ст. 1260 ГК, ряд разъяснений также содержатся в п. 88 ПП ВС №10. Из данного правила следует, что автор производного произведения в силу факта его создания становится обладателем всех предусмотренных законом авторских прав в отношении данного произведения. При этом в отсутствие согласия обладателя права на оригинальное произведение автор производного не может осуществлять свои права: он не вправе его обнародовать, использовать тем или иным способом, отчуждать исключительное право, предоставлять право использования по лицензионному договору и т.д.

Но что если третье лицо использует переработку без согласия обладателя исключительного права на нее? Вправе ли правообладатель защищаться против нарушителя, если согласие на использование оригинального произведения им так и не было получено?

В данном случае возможны, по крайней мере, три подхода.

  1. Поскольку он не вправе осуществлять свои права на производное произведение, то не вправе их и защищать. Логично. Кроме того, осуществление прав в данном случае можно понимать в широком смысле, включать в это понятие и защиту.

  2. Поскольку его исключительное право нарушено, оно должно подлежать судебной защите в общем порядке. Подход основывается на идее о необходимости восстановления нарушенного права. При этом осуществление авторских прав в контексте нормы п. 3 ст. 1260 ГК можно понимать узко, не включая в данное понятие защиту.

  3. Он вправе предъявлять требования неимущественного характера (признание права, пресечение нарушения), но не вправе требовать возмещения убытков или выплаты компенсации. Компромиссный подход, выстраивающий определенный баланс интересов обладателей прав на оригинальные и производные произведения.

Не так давно СИП при пересмотре дела № А76-40169/2018 занял второй подход, указав, что «отсутствие согласия автора оригинального произведения на его переработку при создании производного произведения не является основанием для освобождения от гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительных прав на производное произведение. Установление правомерности переработки оригинальных произведений при создании спорных объектов дизайна не является предметом рассмотрения в рамках настоящего судебного процесса, возбужденного в защиту прав обладателя исключительных прав на производное произведение. Данные обстоятельства могут быть установлены в рамках иного судебного процесса с иным субъектным составом и предметом доказывания» (постановление СИП от 25 января 2021 г. № С01-1709/2020).

Т.е., по мнению коллегии СИП, обстоятельства правомерности создания и использования истцом переработки не входят в предмет доказывания по делу о защите прав на производное произведение.

Примечательно, что нижестоящие инстанции (Арбитражный суд Челябинской области и 8ААС) занимали иную позицию. Они отказали истцу в иске на том основании, что он не представил доказательств получения согласия обладателя исключительных прав на оригинальные произведения, которые были использованы им в производных произведениях.

Мне представляется верной позиция нижестоящих судов. Допущение защиты авторских прав на производное произведение в условиях запрета на осуществление данных прав выглядит противоречиво. Такой подход отчасти поощряет создание и использование несанкционированных производных произведений, что увеличивает вероятность нарушений прав на оригинальные произведения.

Пока авторское право не пришло к допустимости использования производного произведения без согласия обладателя прав на оригинальное, правило о необходимости «очистки» прав должно распространяться и на осуществление, и на защиту прав на производное произведение.

Источник

%d такие блоггеры, как: