В минувший вторник инициативной группой депутатов партий «Единая Россия», «ЛДПР» и «Справедливая Россия» в Государственную Думу был внесён законопроект о запрете адвокатам проносить в колонии мобильные телефоны и средства ведения аудио- и видеозаписи. </o:p>

Внести изменения авторы предлагают в ст. 89 УИК РФ «Свидания осужденных к лишению свободы». Целью правок является пресечение попыток передачи заключённым средств сотовой связи и другой техники, которая для них под запретом. И с одной стороны, проблема использования в колониях телефонов сегодня действительно вышла на новый уровень. Не для кого не секрет, что на «ту сторону» телефоны передавали всегда, но если ещё 4-5 лет назад друзья и близкие заключённых делали это, чтобы те имели возможность оперативно связаться с близкими, то сегодня это становится частью мошеннических схем.</o:p>

Проблема тюремных call-центров не первый год обостряется и не удивительно, что власти ищут новые способы борьбы с ними. По данным «Ведомостей» уже в 2018 году насчитывалось 280 call-центров, расположенных в местах лишения свободы, зафиксировано 35 тысяч случаев мошенничества, а доказанный ущерб составил боле 1,5 млрд. руб.</o:p>

Конечно, это не первая мера борьбы, в октябре прошлого года в первом чтении был принят законопроект обязывающий операторам блокировать сим-карты, находящиеся в исправительных учреждениях, по просьбе ФСИН или руководителя территориального органа ФСИН. К слову, на тот момент только в «Сбербанке» за неполный 2020 год было зафиксировано 2,9 млн. обращений клиентов о попытке мошенничества, что почти в два раза превышает данные за предыдущий год.   В марте 2021 закон был подписан Владимиром Путиным.</o:p>

И вот в апреле зампредседателя правления Сбербанка Станислав Кузнецов назвал телефонное мошенничество национальным бедствием. Получается, ужесточение законодательства в вопросе использования средства связи в колониях и ужесточения санкций за пронос их заключённым дело времени.</o:p>

Но давайте теперь посмотрим с другой стороны, с позиции адвокатов, цель которых обеспечить исполнение прав доверителей. И уже отсюда законопроект на ограничение проноса средств связи, видео и аудиозаписи не кажется таким уж верным решением, хотя бы потому, что телефоны к заключённым попадают не через адвокатов, а через администрацию исправительного учреждения, что, уж будем честны, ни для кого не секрет.</o:p>

Основная проблема инициативы – это создание препятствий адвокату для осуществления его работы. Например, использование диктофона при общении с клиентом это распространённый и очень важный аспект деятельности. Получается теперь, чтобы не упустить ничего из разговора, нам предлагают записывать всё под диктовку? Согласитесь, звучит смешно.</o:p>

Ещё один барьер – невозможность сделать фото или же записать на видео состояние доверителя. А фиксация адвокатом всех нарушений в отношении его подзащитного необходима, к сожалению, мы всё чаще слышим новости о неуставном отношении сотрудников ФСИН к заключенным, пытках и издевательствах. Лишить правозащитника возможности собирать доказательства, значит лишить доверителя всякой надежды! </o:p>

Мы в очередной раз сталкиваемся с ситуацией, когда борьба с одной проблемой, усугубляет собой другую. Механизм работы по устранению тюремных call-центров нужен, но предложенная инициатива явно не выход. Как мы можем бороться с новыми преступлениями, при этом ущемляя права других людей, которые им гарантированы Конституцией?  </o:p>

Источник

%d такие блоггеры, как: