Три чтения в Государственной Думе прошли поправки в закон «Об образовании в Российской Федерации». Изменения нарекли «Законом о просветительской деятельности». По своему объёму правки занимают около двух страниц форматом А4, однако по своему содержанию документ вынуждает говорить много, долго, с вкраплениями злости и печали. При этом  у некоторых прочитавших документ (или, наоборот, – непрочитавших) сложилось совсем ложное и слишком тираническое представление о правках. Давайте разберёмся, где кислород перекрыли, а где ещё можно дышать спокойно.

                Коротко о том, что правки меняют:

Закон (называть его уже будем так😊) вступит в силу с 1 июня 2021 года (в случае прохождения в Совете Федерации и подписания Президентом РФ). Он вводит определение понятия «просветительская деятельность».

Нарушая логические законы, определение повторяет термин, то есть выглядит следующим образом: просветительская деятельность, по мнению законодателей, это деятельность (но так в Думе любят делать часто, так что скажем “в лучших традициях”). Далее, к просветительской деятельности отнесено всё мыслимое и немыслимое, что не связано с аккредитованными в образовательных учреждениях программами, а именно: распространение знаний, навыков, ценностных установок, опыта и компетенции в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и (или) профессионального развития человека, удовлетворения его образовательных потребностей и интересов.

Также очень хочется отметить формулировку, возвышающую Конституцию до пределов  совершенства. Итак, “не допускается побуждение к действиям, противоречащим Конституции РФ“. А это значит, что преподователь должен знать все положения Конституции и не допускать мысли, что в ней могут быть изменения, а если такие изменения когда-нибудь случатся, то он должен знать, что теперь Конституция стала только лучше. 

То есть просветительская деятельность — это любые активности, направленные на передачу знаний. Закон утверждает, что просветительской деятельностью может заниматься как юридическое, так и физическое лицо, а также ИП. Это означает, что в любой организационно-правовой форме, желая заниматься просвещением, вы подлежите регулированию по новым правилам.

Допустим, ввели определение, ну а что это меняет?

Соль в том, что лицо (юридическое, физическое, ИП) может начать просвещать в образовательной организации только если программа «просвещения» согласована с федеральными органами исполнительной власти (наверное, это будет Рособразование), то есть сначала одобрение властей, потом договор с образовательной организацией, и уже потом само преподавание.

Если чиновнику в государственном органе не понравится содержание преподнесённой программы, то осуществлять её вы не сможете, поскольку образовательная организация просто не подпишет договор.

А теперь о самих неприятностях

Просвещение по сути своей – целое культурно-идеологическое и философское движение общественной мысли. Именно просвещение лежит в основе эволюционного развития общества: от тёмного средневековья к целой эпохе Просвещения, от феодализма к капитализму и так далее.

Кант в статье «Что такое просвещение?» дал хороший ответ, указав, что просвещение – это выход человека из своего несовершеннолетия. Далее он потребовал для просвещения только одного – свободы, и привёл примеры, как эту свободу душат. Посмотрите-ка, какой знакомый сценарий(!): офицер говорит – «не рассуждайте, а упражняйтесь», советник министерства финансов – «не рассуждайте, а платите».

Депутаты РФ дружно в голос заявили обществу: «согласовывайте, о чем вы хотите рассуждать».

В Интернете куча вопросов, люди заранее переживают: «А что именно мне надо будет согласовывать?», «А как я буду читать лекции?», «А как же мои образовательные онлайн курсы?».

Действительно, закон вводит понятие просветительской деятельности и хочет/пытается её регламентировать, но на самом деле регулированию подлежат только те программы, которые будут «завязаны» на образовательную организацию. То есть согласование упадёт на голову тем, кто захочет в школе или университете вести факультатив, тем, кто пожелает прочитать в альма-матер авторскую лекцию, тем, кто захочет предоставить на базе образовательных организаций онлайн курс. Возможно, что согласование ждёт и тех, кто захочет выпустить учебник, не “обязательный”, не рекомендованный государственными органами к образовательной программе, а независимый и основанный на собственных долгих научных изысканиях, и такой учебник планирует находится в какой-нибудь школьной библиотеке.

В законе нет чёткой нормы, указывающей, что любая деятельность по преподаванию будет согласовываться с органами исполнительной власти. То есть на независимых площадках автор остаётся независим в своём исполнении. При этом сразу оговоримся, это не значит, что на него не действуют нормы административной, уголовной ответственности за разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды, а также иной информации, за распространение которой предусмотрена юридическая ответственность.

В Законе присутствует указание, что Правительство установит порядок, условия и формы ведения просветительской деятельности. Скорее всего, Правительство на уровне Министерства Просвещения предложит определённую форму, по которой лектор, желающий выступить на базе образовательной организации по договору, цензурит свою программу, ну и конечно утвердит порядок «слежки» за потенциальным лектором. Кто-нибудь из власти сможет посетить лекцию в образовательном учреждении и соотнести сказанное с утвержденным планом перед заключением договора.

Вопросы без очевидного ответа

Законодатель от переполняемых благих намерений научить людей прекрасному и избавить от всякого рода неурядиц совсем забыл пояснить, по какой норме закона будут наказывать тех, кто просто не согласовал свою программу, но выступил? И еще более интересно, что будет считаться разжиганием расовой или религиозной розни?

Ведь судебное разбирательство Юлии Цветковой показывает, что богатое воображение чиновников и представителей судебной власти позволяет в женском половом органе видеть кощунственную порнографию… Оттого наверняка, теперь в образовательных учреждениях лекции с названиями «ку-клукс-клан» или соотношении «священной войны» с «крестовыми походами» будет чем-то почти табуированным. Смельчаков, которые пожелают поговорить на темы с неоднозначной исторической подоплёкой, философов, считающих присоединение Крыма несправедливостью, выселяют на территорию инакомыслящих – то есть куда-то вне школ и ВУЗов.

Инакомыслию не место в образовательных организациях

Все давно понимают, что в школах и образовательных учреждениях, особенно на предметах самых «спорных» наук по типу философии или истории, ведущий – то есть преподаватель, лицо далеко не свободное (наверное, от этого детям порой бывает скучно). Преподаватель является представителем государственного учреждения и пускает в массы мысль, обязательную к изложению, то есть программную. Альтернативой получения «невыверенных» знаний, лишенных всякой идеологии, было факультативное преподавание, где в основе лежит именно рассуждение между публикой и преподавателем. Рассуждение рождается постольку, поскольку преподаватель ограничивается только собственной мыслью, а обучающиеся оказываются не в регулируемом потоке, а в свободном плавании. Когда такие уроки или лекции случались, то преподаватель мог знать, что он сейчас дышит свободным воздухом, а слушатели у него действительно вольные, поскольку никто не надзирает за услышанным, никто потом от них не потребует ответить словами лектора. Теперь свободное море закрыто. Желается и предполагается, что всё произнесённое лектором на базе образовательных учреждений нашей страны – заранее выверенный сценарий, за которым стоит чье-то чиновничье «согласовано».  

Корень зла –  в чётком прицеле на школьную и студенческую среду. Так что правки в очередной раз нацелены на то, чтобы в уши подрастающего поколения шла исключительно фильтрованная кабинетными слугами информация.

Законодатель четко переиначивает сказанную однажды Монтескьё мысль: «не следует достигать законами того, что можно достигнуть улучшением нравов»…  
Источник

%d такие блоггеры, как: