У кредитной организации с даты возникновения признаков неплатежеспособности возникает право на возбуждение дела о банкротстве. Получение судебного акта, вступившего в законную силу при этом не требуется (это следует из пункта 2 статьи 7 Закона о банкротстве).

Казалось бы, почему законодательство предоставляет кредитным организациям подобный упрощенный порядок для возбуждения дела о банкротстве, должно же быть логическое обоснование?

На мой взгляд, логика заключается в том, что требования из кредитного договора, как правило, подтверждаются стандартными средствами доказывания, в связи с чем процесс доказывания их наличия и размера носит упрощенный характер, то есть в таких делах нет спора о праве(как правило все споры сводятся к верности расчетов).

Однако постепенно суды перестали формально применять статью 7 Закона о банкротстве, разъяснив, что одного статуса кредитной организации для возбуждения дела о банкротстве без просуженного требования недостаточно.

1)    Так в одном из дел требование кредитной организации возникло из договора об участии в расходах на реконструкцию недвижимости. Суд посчитал, что заключение подобного договора (и возникновение требования из него) не было обусловлено специальной правоспособностью кредитной организации, следовательно, не применимы положения абзаца 2 пункта 2 статьи 7 Закона о банкротстве. Поэтому такая кредитная организация была не вправе воспользоваться упрощенным порядком инициирования процедуры банкротства компании (без предъявления вступившего в законную силу судебного акта о взыскании долга в общеисковом порядке). В Определении Верховного Суда РФ от 27.03.2017 № 305-ЭС16-18717 по делу № А40-232057/2015 коллегия по экономическим спорам  пришла к выводу, что не может быть возбуждено дело о банкротстве, если требование не связано с осуществлением заявителем специальной правоспособности (банковские операции), и не подтверждено вступившим в силу судебным актом.

2)    В ситуации, когда задолженность, возникшая в связи с реализацией специальной правоспособности кредитной организации,(в частности из кредитного договора), является предметом существующего юридического спора (другого спора вне рамок дела о банкротстве), из обстоятельств которого усматривается, что данная задолженность не является неоспоримой(то есть имеется спор о праве, который подлежит разрешению в порядке искового производства), то к требованию такого кредитора не подлежат применению правила абзаца 2 пункта 2 статьи 7 Закона о банкротстве. Такое заявление о признании должника банкротом подлежит оставлению без рассмотрения на основании пункта 3 статьи 48 Закона о банкротстве.

К такому выводу пришел АС Уральского округа в постановлении от 04.02.2020 по делу № А47-4438/2019 (Определением Верховного Суда РФ от 26.05.2020 N 309-ЭС20-6235 отказано в передаче дела N А47-4438/2019 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления), Восемнадцатый ААС в постановлении от 13.05.2020 по делу № А47-4433/2019, Восьмой ААС в постановлении от 15.09.2020 по делу № А46-24443/2019.

К таким же выводом пришел Арбитражный суд Западно-Сибирского округа  в постановлении от 25.02.2021 по делу № А46-12387/2020, однако с последним судебным актом Верховный Суд РФ не согласился и передал в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства, судебное заседание назначено на 9 сентября 2021 года (Определение Верховного Суда РФ от 15.07.2021 № 304-ЭС21-5485 по делу № А46-12387/2020).

Коллеги, а как вы считаете, почему законом о банкротстве кредитным организациям предоставлен упрощённый порядок для возбуждения дела о банкротстве?
Источник

%d такие блоггеры, как: