Рассмотрим ситуацию: в обществе (ООО) два участника — у каждого по 50 процентов доли в уставном капитале. Один из участников умирает. Открывается наследство и начинает течь шестимесячный срок для принятия наследниками наследства умершего участника, в том числе 50 процентов доли в обществе.

В этой ситуации возникает вопрос может ли второй переживший участник выйти из общества в пределах шестимесячного срока на принятие наследства?

На мой взгляд, действующее законодательство не допускает выхода второго (пережившего) участника после смерти первого в пределах срока на принятие наследства в силу запрета на выход единственного участника (пункт 2 статьи 26 Федерального закона от 08.02.1998 №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Так согласно пункту 2 статьи 17 Гражданского кодекса Российской Федерации правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается смертью. Следовательно, в момент смерти участник утрачивает свои права и обязанности участника общества и фактически, и юридически он больше не участник. Заместо участника остаётся только наследственное имущество, которое самостоятельной правоспособностью не обладает.1

При этом назначение доверительного управляющего в порядке статьи 1173 ГК РФ не является основанием для того, чтобы считать доверительного управляющего или умершего участника полноправным участником общества. Цели и стандарты добросовестного поведения доверительного управляющего и участника общества являются разными. Участник должен действовать в интересах общества, а доверительный управляющий обязан действовать в интересах учредителя управления, то есть в интересах наследственной массы (пункт 1 статьи 1012 и пункт 3 статьи 1173 ГК РФ). Назначение доверительного управляющего не может рассматриваться как предоставление пережившему участнику возможности выйти из общества, тем самым фактически уменьшив размер наследственной массы.

Возражая против такого подхода обычно заявляют, что если у участника есть наследники, которые приняли наследство, то они являются правопреемниками и поэтому выход второго участника после смерти первого до истечения шестимесячного срока является допустимым (см. например, Постановление 8ААС от 15.02.2017 по делу №А46-10340/2016).

Данные возражения являются несостоятельными, по моему мнению, поскольку до того как истечёт шестимесячный срок для принятия наследства правопреемство между наследодателем и наследниками нельзя считать завершенным, даже не смотря на то, что наследники становятся собственниками доли с момента открытия наследства.

При этом отдельно стоит рассмотреть ситуацию, когда в уставе содержится запрет на принятие третьих лиц в состав участников общества без согласия других участников общества. В этом случае, на мой взгляд, переживший участник не может выйти из общества даже после истечения срока для принятия наследства вплоть до того момента пока он не примет в состав участников наследников бывшего участника. Так как, до того как будут приняты другие наследники в состав участников он является единственным учредителем. Иное бы означало, что наследники в принципе не смогут реализовать свое право на вступление в общество в качестве участников.

Резюмирую:

  1. Действующее законодательство недопускает выход пережившего участника из общества до истечения срока на принятие наследства независимо от того содержится ли в уставе запрет на включение в состав участников третьих лиц без согласия остальных участников или нет;
  2. В случае если в уставе общества содержится запрет на вступление третьих лиц в состав участников без согласия остальных участников, то выйти из общества пережившему участнику можно не ранее, чем он примет в состав участников наследников бывшего участника.

1 Если, конечно, не принимать во внимание учения Ф. Лассаля “о бессмертии индивидуальной воли” или Лейбница, согласно которому мертвые после смерти продолжают жить (ввиду бессмертности христианской души) и попрежнему пребывают собственниками имущества.
Источник

%d такие блоггеры, как: