Вопрос о порядке извещения стороны, находящейся за границей, в отчественной доктрине освещен достаточно ограниченно. Подобное положение вещей о многом обусловлено тем, что в советскую эпоху количество дел с участием иностранных лиц было незначительным (см. Аверин Д.Д. Положение иностранцев в советском гражданском процессе М.: Издательство Московского университета, 1966.). По этой причине вопросы порядка извещения стороны находились на периферии внимания ученых.

В свою очередь ограниченная разработка данной темы в доктрине затрудняет понимание следующих аспектов: 1) По какой причине российский законодатель избрал в качестве основного способа извещения стороны, находящейся за границей, передачу судебного поручения в порядке международной правовой помощи (ч. 6 ст. 113 ГПК РФ; ч. 3 ст. 253 АПК РФ); 2) По какой причине российский законодатель в 2001 г. при ратификации Гаагской конвенции 1965 г. сделал оговорку к ст. 10 данного международного договора (извещение по почте, а также извещение с использованием судебных и должностных органов).

Исследованию данных вопросов посвящена лекция, прочитанная мной на Школе Мастеров (МГУ) – 21 мая 2021 г. https://www.youtube.com/watch?v=qXLrQtY9yj8

Ниже приводятся основные тезисы лекции:

  1. Традиционно, вручение судебного извещения рассматривалось в качестве акта суверенитета государства, поскольку в XIX-XX данное действие осуществлялось служащими суда с возможностью применения силы в случае отказа в получении / явки в суд.

  2. В силу принципа суверенитета вручение судебного извещения могло иметь место при наличии согласия соответствующего государства. По общему правилу, основным способом выражения подобного согласия был международный договор.

  3. Равным образом, обращение к иностранному суду за содействием (в т.ч. в аспекте вручения судебных извещений) требовало соблюдения дипломатического протокола (“The dignity of the State required no less” David McClean International co-operation in civil and criminal matters. . Oxford : Oxford University Press, 2002.). По этой причине в Гаагской конвенции 1896 г. (одного из первых многосторонних международных документов, урегулировавших порядок передачи документов для вручения) предусматривался дипломатический порядок передачи судебных извещений для вручения (т.е. от суда рассматривающего спор через национальный Минюст и затем МИД).

  4. Оговорку РФ к ст. 10 Гаагской конвенции 1965 г. в целом можно рассматривать как определенный рудимент советской эпохи (подобно требованию к наличию международного договора для целей признания и исполнения иностранного судебного решения; обязательной письменной формы внешнеэкономической сделки [отменено] и проч.). В этой связи небезынтересно отметить, что СССР в 1967 г. была ратифицирована Гаагская конвенция 1954 г. по вопросам гражданского процесса, предусматривавшая дипломатический порядок передачи судебных извещений. По всей видимости, ратификация Гаагской конвенции 1965 г. с возможностью извещения российских ответчиков по почте или с привлечением уполномоченных лиц (п. b-с ст. 10 Гаагской конвенции) в 2001 г. показалась ответственным лицам чрезмерно радикальным шагом.

                                                                                                                                                      
Источник

%d такие блоггеры, как: