Экономическая коллегия Верховного суда (ВС) решит, как возвращается право собственности при расторжении договора купли-продажи: автоматически или при передаче товара продавцу? Этот общий вопрос возник в деле о банкротстве продавца. Покупатель автомобиля считает, что продавец снова станет собственником, только когда получит товар обратно. Само расторжение договора не приводит к восстановлению собственности. Без этого включать товар в конкурсную массу нельзя. Нижестоящие суды, однако, это сделали. Их решения проверит ВС.

Владимир Малинен в мае 2017 года купил у Гурия Быкова грузовой тягач MAN за 1,3 млн руб. Но автомобиль оказался непригоден для использования, и по требованию покупателя в апреле 2018 года договор был расторгнут. С Гурия Быкова суд взыскал стоимость тягача в пользу Владимира Малинена и обязал последнего после передачи денег вернуть автомобиль продавцу.

Позже Гурий Быков обанкротился, в апреле 2019 года началась реструктуризация долгов (дело № А56-154235/2018). Требование Владимира Малинена на сумму стоимости тягача, которую банкрот так и не вернул, было включено в реестр. Финансовый управляющий потребовал от Владимира Малинена вернуть машину в конкурсную массу, так как, по его мнению, свое право на исполнение денежного обязательства покупатель реализовал, включившись в реестр.

Суды поддержали финансового управляющего. Договор, по которому покупатель получил машину, расторгнут. Право собственности восстановлено за продавцом. Владимир Малинен включился в реестр, поэтому возврат машины в конкурсную массу позволит соразмерно удовлетворить требования кредиторов.

Жалобу в ВС подал Владимир Малинен. Он считает, что у Гурия Быкова нет права собственности на тягач. Само по себе расторжение договора не означает автоматического восстановления у продавца права собственности на имущество. Это право появляется у него производным способом. После расторжения договора купли-продажи у сторон сделки возникли обязательства, аналогичные купле-продаже, но со сменой ролей сторон: покупатель получил права и обязанности продавца. Значит, действует п. 1 ст. 223 ГК: право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента её передачи. Но Владимир Малинен автомобиль должнику не передал. А включение имущества, не принадлежащего должнику, в его конкурсную массу противоречит Закону о банкротстве.

Владимир Малинен также ссылается на нарушение принципа эквивалентности встречных предоставлений. Гурий Быков может получить и денежные средства, и автомобиль. Однако включение требования в реестр кредиторов нельзя считать фактическим исполнением денежного обязательства.

Жалобу на пересмотр передал судья ВС Сергей Самуйлов. Заседание назначено на 15 июля.

Вопрос о том, когда продавец по расторгнутому договору получает обратно право собственности на товар, подробно рассматривал Александр Латыев в заметке, опубликованной на Закон.ру в августе прошлого года. Он доказывал, что собственность возвращается не «автоматически» при расторжении договора, а только при возврате самого товара продавцу. Эта же позиция отражена в кассационной жалобе, которую передал на пересмотр ВС. В комментариях к этой заметке Артем Андреев и Дмитрий Белых отстаивали противоположную точку зрения.


Полный перечень дел, переданных на пересмотр в экономическую коллегию ВС в 2021 году, см. здесь.

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал о практике Верховного суда. Там только самое интересное! «Верховный суд. — Главное от „Закон.ру“»
Источник

%d такие блоггеры, как: