Верховный суд защитил интересы банка, заключившего договор поручительства с генеральным директором заемщика. Управляющий банкротящегося директора пытался оспорить поручительство как причиняющее вред кредиторам. Коллегия указала, что банк не должен оценивать, является ли сделка выгодной для одного конкретного поручителя, и не должен отказываться от поручительства, если поручитель принимает на себя долг, превышающий его финансовые возможности (дело № А63-14055/2018).

Татфондбанк выдал ООО «Мостострой-12» два кредита. Обязательства заемщика обеспечивали два поручителя — Александр Забарский (генеральный директор «Мостостроя») и предприятие «Фоника» (единственный участник «Мостостроя»). «Мостострой» не вернул кредиты и в отношении него возбудили процедуру банкротства.

Затем процедуру банкротства возбудили в отношении Александра Забарского. Требования «Татфондбанка», подтвержденные решением суда общей юрисдикции, суд включил в реестр кредиторов.

Финансовый управляющий Александра Забарского попытался оспорить договор поручительства, поскольку он причиняет вред кредиторам.

Суд первой инстанции требования управляющего не поддержал. Он указал, что выдача поручительства была обусловлена корпоративными связями Александра Забарского, «Мостостроя» и «Фоники». Татфондбанк не имел оснований полагать, что «Мостострой» не вернет кредит, поскольку финансовое положение группы лиц было устойчивым на момент заключения кредитного соглашения.

Однако апелляция и кассация поддержали управляющего и признали договор поручительства недействительным. Они указали, что «Мостострой» и «Фоника» подконтрольны другому лицу. Александр Забарский не является бенефициаром группы лиц, а потому его финансовое положение банк должен был проверить отдельно. Кроме того, суды указали, что банк не представил кредитное досье, которое бы свидетельствовало об устойчивом финансовом состоянии всей группы.

Верховный суд с подобным походом не согласился. Он напомнил судам об устоявшейся судебной практике. Само по себе получение банком обеспечения не свидетельствует о наличии признаков неразумности или недобросовестности в его поведении. Также нельзя поставить банку в упрек тот факт, что Александр Забарский принял на себя обязательства, значительно превышающие его финансовые возможности. Главное, чтобы совокупные активы всех лиц, выдавших обеспечение, соотносились с размером задолженности заемщика.

Любой разумный банк не подверг бы себя риску и не прокредитовал бы заемщика, который не смог бы эти деньги вернуть. Управляющий не доказал, что кредит, выданный банком, выходил за рамки рядовых заемных сделок.

Отвергла коллегия и довод о том, что Александр Забарский не был бенефициаром группы лиц. По мнению ВС, это вовсе не входит в предмет доказывания по данному спору.

Верховный суд также особо отметил, что Татфондбанк не должен нести ответственность за то, что сделка была невыгодна для одного конкретного поручителя . Требовать обратного от банка нет никаких оснований. Главное, чтобы кредитор полагал, что выгоду в той или иной форме получит вся группа лиц, получающая финансирование. А обстоятельства дела свидетельствуют как раз об этом.

Отказавшись признать договор поручительства сделкой, причиняющей вред кредиторам, ВС отменил акты апелляции и кассации, оставив в силе определение суда первой инстанции.
Источник

%d такие блоггеры, как: