Верховный суд РФ поменял судебную практику установив, что лицо, привлекаемое к субсидиарной ответственности (далее – КДЛ) вправе жаловаться на Арбитражного управляющего. По моему мнению это недопустимо, поскольку позволяет богатому недобросовестному КДЛ всегда выйти сухим из дела о банкротстве. Тезисы представлены ниже.

2.1. Умные, но недобросовестные КДЛ, задолго до банкротства избавляются от имущества.

Недобросовестный богатый КДЛ, который заранее знает о банкротстве юридического лица, заблаговременно избавляется от своих активов, что бы не быть привлеченным к субсидиарной ответственности. Чем богаче КДЛ, тем лучше его будут консультировать юристы как получше это сделать. Что подтверждается статистикой реального взыскания денежных средств с КДЛ в размере 5-6 % (об этом указано в статье на ПравоРу https://pravo.ru/opinion/215405/).

2.2. Определение от 30.09.2021 № 307-ЭС21-9176 открыло широкий спектр рычагов давления недобросовестных КДЛ на добросовестных арбитражных управляющих.

В свете новой позиции Верховного суда РФ любой недобросовестный богатый КДЛ может сделать ситуацию, при которой его никогда не привлекут к ответственности. Рецепт прост.

А) Суды будут толковать определение от 30.09.2021 № 307-ЭС21-9176 расширительно (маятник после новых позиций высших инстанций обычно качается сильно в другую сторону), а соответственно суды посчитают, что у КДЛ есть все права лица, участвующего в деле о банкротстве должника.

Б) КДЛ наймет хороших юристов, безопасников и консультантов, которые смогут выяснить все слабые стороны добросовестного арбитражного управляющего, а также всех кредиторов, которые его поддерживают.

В) Далее КДЛ будет принимать различные активные действия против Арбитражного управляющего, кредиторов.  Поскольку КДЛ заранее вывел все активы, реально взыскать с него представтительские расходы будет невозможно.

Итог: Арбитражный управляющий с судья просто не захотят вести это дело и возьмут самоотвод.

2.3. Наше банкротное законодательство несовершенно, правоприменительная практика фактически против Арбитражного управляющего.

На Арбитражного управляющего можно жаловаться в Росреестр, Прокурору в суд. При этом само банкротное законодательство является очень сложным, можно сказать высшей математикой (не зря в ВАС РФ был банкротный тест на любую правовую проблему). В связи с чем любого арбитражного управляющего можно привлечь к ответственности за нарушения при проведении процедур.

2.3.1. Список обычных нарушений (встречаются у всех).

А) Опоздал с публикацией на ЕФРСБ (сроки публикаций сокращенные, от 1 до 15 дней). За неоднократное нарушение этих сроков можно получить дисквалификацию, что является неразумным, учитывая количество нарушений в сроках публикаций судебных актов. Если бы Росреестр занимался сроками публикаций судебных актов на КАД.арбитр, у нас судей бы не осталось.

Б) Не вписал какую-либо информацию в отчет, что то сделал не по форме и т.п. Можно перечень продолжать, но не в этом смысл текста.

2.3.2. Список спорных «нарушений» (это не нарушения, но кто захочет, тот может попробовать доказать обратное), которые приносят пользу конкурсной массе.

А) Не опубликование различных сообщений, которые не требуются законодательством, но публикуются Арбитражными управляющими (например, о проведении комитета кредиторов, о несостоявшемся комитете кредиторов, о результатах пересмотра оспоренных сделок, если суды не отменяют судебный акт и др.).

Б) Отступление от очередности погашения текущих платежей при наличии оснований для этого (Верховный суд РФ минимум 2 дела рассмотрел в 2021 г. по этому вопросу, а что делать тем, за которых Верховный суд РФ в итоге не заступился? Ведь 7 судей до этого посчитали, что Арбитражный управляющий не прав).

В) Порядок и сроки реализации имущества. Учитывая устаревшие и неэффективные правила продажи имущества (что бы продать долю в квартире стоимостью 150 т.р. нужно потратить минимум 100 т.р., а поскольку на повышении цены никто не возьмет, на публичном предложении цена остановится на 100 т.р. В итоге теряешь время и деньги) добросовестные арбитражные управляющие пытаются всячески использовать другие варианты продажи имущества, что бы это было быстро, и выгодно. Через объявления на сайте Авито те же торги проходят быстрее, с затратами в 1 тыс. рублей и продать можно за 150 т.р. (на электронной площадке всегда дешевле берут, поскольку там регистрация нужна и реальных покупателей там намного меньше).

Г) Привлечение специалистов.

Если привлечешь – можно потом получить жалобу на необоснованное привлечение специалиста. Если не привлечешь – результат реально будет хуже.

Я не охватываю практику недобросовестных арбитражных управляющих, которые специально раздувают бюджет и продают дешево имущество, я про нормальных добросовестных управляющих, которые хотят работать и приносить выгоду обществу в виде возврата вложенных денежных средств реальным кредиторам. 

2.4. Судить «своего» должны «свои».

В итоге мы получаем ситуацию, где Арбитражный управляющий за 30 000 рублей должен провести процедуру максимально эффективно (восстановить платежеспособность должника или произвести максимальное удовлетворение требований кредиторов).

Оценивать эффективность процедур и применяемых методов должны те, кому эти процедуры предназначены – кредиторы и должник, но никак не ответчики по обособленным спорам.

Если арбитражный управляющий по согласованию с кредиторами эффективно продал имущество, но не на электронных торгах, то какое дело до этого КДЛу, если только не отстранить добросовестного арбитражного управляющего?

Поэтому я считаю, что жаловаться на «своего» должны «свои», а не все, кому это хочется. В противном случае, можно дать возможность всем третьим лицам оспаривать решения любых собраний, участвовать во всех судебных спорах, оспаривать любые решения государственных органов и т.п. А если допустить обжалование решений квалификационных колегий судей теми, кто на них жаловался, можно получить хорошую сутяжную практику против судей, где судьи будут не дела рассматривать, а отбиваться от жалоб на них от участников процесса.

2.5. Решение вопроса доступа КДЛ к правосудию.

Довод Верховного суда РФ о том, что КДЛ не может защищаться против судебных актов о признании сделок недействительными, включении в реестр кредиторов и действиями арбитражного управляющего решается следующим образом.

А) Поскольку КДЛ не участвовал в судебных спорах, судебные акты не должны иметь преюдициального характера (в соответствии со ст. 69 АПК РФ). Соответственно если КДЛ считает, что обстоятельства дела противоречат судебным актам, принятым без его участия, суд должен воспринимать судебные акты как одно из доказательств, не являющихся преюдициальными для разрешения спора.

Б) По вопросу недолжного наполнения недобросовестными арбитражными управляющими конкурсной массы (которые, конечно, встречаются в практике), данный вопрос должен также решаться в обособленном споре о привлечении к ответственности. Что мешает КДЛ заявить, а Арбитражному управляющему опровергнуть эти доводы в рамках обособленного спора? Как это противоречит действующему законодательству?

В) Спорный вопрос остается только в количестве недобросовестных кредиторов включенных в реестр. Данный вопрос также можно разрешить не противопоставимостью судебных актов, разрешенных без участия КДЛ. Число кредиторов влияет на размер ответственности КДЛ. Если КДЛ заявляет, что кредитор фиктивный, при представлении КДЛ разумных сомнений в этом, на кредиторе возникает обязанность по опровержению доводов КДЛ. Если кредитор не опроверг, то он лишается права на получение своей части субсидиарной ответственности.

2.6. Вывод.

Изложенный подход является наиболее правильным для разрешения подобных споров:

А) исключает злоупотребления со стороны богатых недобросовестных КДЛ;

Б) защищает КДЛ от недобросовестных кредиторов и арбитражных управляющих предоставляя возможность разрешить все его вопросы в его обособленном споре, поскольку у КДЛ не должно быть интереса в исходе дела о банкротстве, его должен интересовать только вопрос привлечения (не привлечения) к субсидиарной ответственности.
Источник

%d такие блоггеры, как: