Сравнительно недавно произошло объединение Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.

Цель – как мне и большинству казалось – для формирования однообразной, устойчивой судебной практики.

И вот попалась мне интересная «однообразная» судебная практика экономической и административной  коллегий верховного суда.

Дела о санитарных зонах и землях изъятых и ограниченных в обороте.

Ситуация следующая.

Гражданин обращается в местную администрацию с заявлением о приобретении в собственность за плату земельного участка, расположенного под жилым домом, находящимся в частной собственности гражданина.

Администрация, ссылаясь на то, что земельный участок расположен во II поясе зоны округа санитарной охраны курорта, отказывает ему. Судебные инстанции поддерживают администрацию.

Дело доходит до Верховного Суда, точнее попадает в его судебную коллегию по административным делам.

  • Позиция СОЮ:

Сначала верховный суд шаблонно процитировал нормы про единство судьбы земельного участка и здания на нем, упомянул про исключительные права на земельный участок собственника здания на таком участке…а потом началось самое интересное.

Основные выводы суда такие:

“В соответствии с положениями подпункта 1 пункта 2 статьи 94 Земельного кодекса Российской Федерации, пункта “ж” части 1 статьи 2 Федерального закона от 14 марта 1995 года N 33-ФЗ “Об особо охраняемых природных территориях”, действовавшими в редакции до вступления в силу Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 406-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон “Об особо охраняемых природных территориях” и отдельные законодательные акты Российской Федерации”, к землям особо охраняемых природных территорий относились земли лечебно-оздоровительных местностей и курортов. Федеральным законом от 28 декабря 2013 года N 406-ФЗ, вступившим в силу 30 декабря 2013 года, из состава земель особо охраняемых природных территорий исключены земли лечебно-оздоровительных местностей и курортов, в связи с чем они перестали быть ограниченными в обороте. Таким образом, на момент обращения административного истца с заявлением о предоставлении земельного участка в собственность за плату без проведения торгов в комитет имущественных отношений (17 октября 2017 года) земли лечебно-оздоровительных местностей и курортов были исключены из состава земель особо охраняемых природных территорий
Позиция суда апелляционной инстанции о том, что в силу части 3 статьи 10 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 406-ФЗ лечебно-оздоровительные местности и курорты, созданные до вступления этого закона в силу, сохраняют статус особо охраняемых природных территорий и остаются ограниченными в обороте, ошибочна ввиду неправильного толкования норм материального права. Указанная норма не определяет статус ранее созданных особо охраняемых природных территорий, а констатирует сохранение границ, определенных соответствующими органами государственной власти или органами местного самоуправления в порядке, установленном до дня вступления в силу упомянутого закона, в отношении особо охраняемых природных территорий и их охранных зон, созданных до 30 декабря 2013 года и продолжающих быть таковыми после этой даты. Иное толкование приведенной нормы невозможно, поскольку статьей 6 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 406-ФЗ внесены изменения в Земельный кодекс Российской Федерации, в частности в пункт 2 статьи 94, содержащий перечень земель, относящихся к землям особо охраняемых территорий, в который включались особо охраняемые природные территории, в том числе лечебно-оздоровительные местности и курорты (подпункт 1), а именно исключены слова “, в том числе лечебно-оздоровительных местностей и курортов.

Соответствующие изменения внесены статьей 2 названного закона в Федеральный закон от 23 февраля 1995 года N 26-ФЗ “О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах”. Так, с 30 декабря 2013 года лечебно-оздоровительные местности и курорты относятся соответственно к особо охраняемым объектам и территориям, имеющим свои особенности в использовании и защите (преамбула), а ранее относились к особо охраняемым природным объектам и особо охраняемым природным территориям (абзац четвертый статьи 1)”

Таким образом, Верховный Суд РФ делает конкретный вывод о том, что земельные участок, расположенный во 2-ой санитарной зоне охраны округа курорта приобретать в собственность можно.

(Кассационное определение от 12 февраля 2019 г. № 44-КГ18-28)

Между тем позиция экономической коллегии и арбитражных судов округов по аналогичным спорам прямо противоположная.

Арбитражные суды с точностью наоборот толкуют нормы закона от 28 декабря 2013 года № 406-ФЗ.

  • Позиция арбитражных судов и экономической коллегии ВС РФ:

До вступления в силу Федерального закона от 28.12.2013 N 406-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон “Об особо охраняемых природных территориях” и отдельные законодательные акты Российской Федерации” (30.12.2013; далее – Закон N 406-ФЗ) статьей 95 Земельного кодекса и статьей 2 Федерального закона от 14.03.1995 N 33-ФЗ “Об особо охраняемых природных территориях” (далее – Закон N 33-ФЗ) земли лечебно-оздоровительных местностей и курортов включались в перечень земель особо охраняемых природных территорий, а сами лечебно-оздоровительные местности и курорты – к категориям особо охраняемых природных территорий. Статьей 1 Федерального закона от 23.02.1995 N 26-ФЗ “О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах” (далее – Закон N 26-ФЗ) курорт определялся как освоенная и используемая в лечебно-профилактических целях особо охраняемая природная территория, располагающая природными лечебными ресурсами и необходимыми для их эксплуатации зданиями и сооружениями, включая объекты инфраструктуры.

Статьями 2, 6 Закона N 406-ФЗ из понятия курорта исключено слово “природная”, земли лечебно-оздоровительных местностей и курортов исключены из перечня земель особо охраняемых природных территорий, а сами лечебно-оздоровительные местности и курорты – из категорий особо охраняемых природных территорий. Вместе с тем, особо охраняемые природные территории и их охранные зоны, созданные до дня вступления в силу Закона N 406-ФЗ, в силу его части 3 статьи 10, сохранились в границах, определенных соответствующими органами государственной власти или органами местного самоуправления в порядке, установленном до дня вступления в силу Закона N 406-ФЗ.

К землям особо охраняемых территорий относятся земли, которые имеют особое природоохранное, научное, историко-культурное, эстетическое, рекреационное, оздоровительное и иное ценное значение, которые изъяты в соответствии с постановлениями федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации или решениями органов местного самоуправления полностью или частично из хозяйственного использования и оборота и для которых установлен особый правовой режим (пункт 1 статьи 94 Земельного кодекса). В силу статьи 96 Земельного кодекса одной из разновидностей таких земель являются земли лечебно-оздоровительных местностей и курортов, предназначенные для лечения и отдыха граждан. В состав этих земель включаются земли, обладающие природными лечебными ресурсами, которые используются или могут использоваться для профилактики и лечения заболеваний человека. Природные лечебные ресурсы, в силу статьи 1 Закона N 26-ФЗ, представляют собой минеральные воды, лечебные грязи, рапа лиманов и озер, лечебный климат, другие природные объекты и условия, используемые для лечения и профилактики заболеваний и организации отдыха. Природные объекты, имеющие особое природоохранное, научное, историко-культурное, эстетическое, рекреационное, оздоровительное и иное ценное значение, находятся под особой охраной. Для охраны таких природных объектов устанавливается особый правовой режим, в том числе создаются особо охраняемые природные территории (пункт 1 статьи 58 Закона N 7-ФЗ). Пунктом 3 статьи 96 Земельного кодекса, не претерпевшей изменений в связи с принятием Закона N 406-ФЗ, закреплено, что использование земельных участков в границах второй и третьей зон санитарной (горно-санитарной) охраны ограничивается в соответствии с законодательством об особо охраняемых природных территориях, в том числе статьей 58 Закона N 7-ФЗ.

(Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 24.07.2020 N Ф08-672/2020 по делу N А32-40205/2019; Определение Верховного Суда РФ от 09.07.2018 N 308-ЭС18-8611 по делу N А32-9326/2017; Определение Верховного Суда РФ  от 19 апреля 2019 г. N 308-ЭС19-3695).

То есть арбитражные суды во главе с экономической коллегией считают, что Верховный суд неверно толкует нормы закона N 406-ФЗ, а Верховный Суд считает неверным толкование арбитражных судов.

Внимание, вопрос: Кому верить?
Источник

%d такие блоггеры, как: