Аффилированные кредиторы не могут голосовать на собрании кредиторов по ряду вопросов, которые могут в дальнейшем повлиять на процедуру банкротства:

  1. Выбор комитета кредиторов ((Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.05.2019 № 09АП-23109/2019 по делу № А40-114536/17, Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда № 12АП-14063/2017 от 07.12.2017 по делу № А12-4026/2017);
  2. Выбор кандидатуры арбитражного управляющего (п. 12 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц (утв. Президиумом Верховного Суда РФ от 29.01.2020) (далее – Обзор) и др.

При этом непонятно, на основании чего арбитражным управляющим можно признать кредитора аффилированным и не учитывать его голоса при голосовании: при формальном подходе необходим судебный акт, признающий аффилированность кредитора; при более широком подходе – можно установить аффилированность по юридическим связям (например, когда в судебном порядке кредитор аффилированным не признан, но является владельцем 99% доли должника, что предполагает его контроль).

В Обзоре указано следующее:

«Федеральный законодатель, дополняя ст. 37 Закона о банкротстве п. 5, установил, что при выборе арбитражного управляющего (саморегулируемой организации) в первой процедуре банкротства мнение должника игнорируется: арбитражный управляющий выбирается конкурсным кредитором – заявителем по делу о банкротстве, а при подаче заявления о банкротстве самим должником – случайным образом. Такое регулирование направлено на обеспечение подлинной независимости управляющего и предотвращение потенциального конфликта интересов, т.е. на устранение каких-либо сомнений по поводу того, что управляющий, предложенный должником, прежде всего будет действовать к выгоде последнего, игнорируя права гражданско-правового сообщества, объединяющего кредиторов.

В дальнейшем решение о выборе арбитражного управляющего (саморегулируемой организации) принимается собранием кредиторов (абзац шестой п. 2 ст. 12 Закона о банкротстве).

Поскольку, по общему правилу, контролирующее должника лицо и аффилированные с должником лица имеют общий с должником интерес, отличный от интереса независимых кредиторов, учет их голосов при последующем выборе кандидатуры арбитражного управляющего (саморегулируемой организации) приводит к тому, что установленный действующим правовым регулированием механизм предотвращения потенциального конфликта интересов не достигает своей цели.

Из этого же исходят и п. 2 ст. 126 и п. 1 ст. 129 Закона о банкротстве, предусматривающие после признания должника банкротом прекращение полномочий акционеров по избранию руководителя должника и передачу полномочий по выбору нового руководителя в виде конкурсного управляющего к компетенции собрания кредиторов».

Таким образом, в Обзоре не конкретизируется, каким именно образом должны быть определены аффилированные кредиторы.

Судебная практика на заданный вопрос однозначного ответа также не дает.

  1. Судебная практика, согласно которой суд самостоятельно должен в судебном заседании по признанию недействительным решения собрания кредиторов, определить аффилированность и самостоятельно посчитать голоса кредиторов.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21.01.2021 № Ф08-11860/2020 по делу № А63-6407/2018:

«Суд при решении вопроса утверждения управляющего, кандидатура которого предложена собранием, может оценить доводы о наличии аффилированности у кредиторов к должнику. В случае, если такие доводы подтвердятся, суд вправе не учитывать голоса таких кредиторов, самостоятельно произвести перерасчет голосов и утвердить управляющего исходя из воли независимых кредиторов».

  1. Судебная практика, согласно которой решение собрания кредиторов в части было признано недействительным, так как выбор был осуществлен аффилированными кредиторами. Аффилированность не подтверждена судебным актом.

Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.02.2020 № 17АП-9414/2019(15)-АК по делу № А60-784/2019:

«Учитывая, что ООО «Ясный свет» является аффилированным лицом по отношению к должнику, то его голоса не должны были быть учтены при голосовании по вопросу о выборе кандидатуры арбитражного управляющего или саморегулируемой организации арбитражных управляющих, с целью предотвращения потенциального конфликта интересов должника и его кредиторов.

На основании изложенного, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что решение собрания кредиторов ООО «Биэль» от 15.10.2019 года по второму вопросу повестки собрания является недействительным».

  1. Судебная практика, согласно которой арбитражный управляющий не посчитал голоса аффилированных кредиторов на основании установленных юридических связей и такой подсчет голосов был  признан законным.

Аффилированным кредитором было подано заявление о признании решения собрания недействительным, судом первой инстанции заявление было удовлетворено, судом апелляционной инстанции отменено и решение признано действительным. Однако в рассматриваемом случае на момент рассмотрения делом апелляционной инстанции кредиторы были признаны аффилированными в рамках другого обособленного спора: (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.02.2021 по делу № А40-23514/19[1], Определение Арбитражного суда города Москвы от 10.12.2020 по делу № А40-23514/19[2]).

Что интересно: суд первой инстанции в рассматриваемом деле признал кредиторов аффилированными, однако сказал, что их голоса необходимо было посчитать, так как кредиторы не имели цели осуществления контроля над процедурой банкротства должника.

В данном случае суд также ссылается на п. 12 Обзора, однако, как представляется, трактует его ошибочно.

П. 12 Обзора действительно содержит положение о том, что при отсутствии совпадения интересов голоса кредиторов могут быть учтены. Однако, во-первых, в Обзоре, и в судебной практике такое положение относилось к банкам, которые приобретают долю в целях обеспечения возврата финансирования; во-вторых, суд должен проанализировать взаимоотношения такого кредитора и должника. Кредитор в случае отсутствия цели контроля не должен принимать решения должника, извлекать имущественную выгоду из участия и т.д.

При этом суд должен обосновать, на основании каких обстоятельств он приводит к такому заключению, что в рассматриваемом случае не было сделано. Данная позиция подтверждается судебной практикой:

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 31.08.2020 № 09АП-32842/2020 по делу № А40-71303/2019:

«Суд учитывает, что присоединение АО «РОСТ БАНК» к БАНК «ТРАСТ» (ПАО) произошло в принудительном порядке по предписанию государственного регулирующего органа в сфере осуществления банковской деятельности – Центрального Банка РФ.

…Таким образом, БАНК «ТРАСТ» (ПАО) не является в общепринятом смысле конечным бенефициаром должника, т.к. денежные средства, поступившие в счет удовлетворения требований БАНК «ТРАСТ» (ПАО) к ООО «СК СТРАТЕГИЯ», будут направлены на погашение депозита ЦБ РФ, предоставленного в рамках утвержденного Плана участия.

Исходя из вышеизложенного, БАНК «ТРАСТ» (ПАО) не имеет собственной имущественной выгоды от владения или удовлетворения его требований к ООО «СК СТРАТЕГИЯ», следовательно, у БАНК «ТРАСТ» (ПАО) отсутствует интерес, отличный от интереса кредиторов, не связанных с должником и он, наравне с остальными кредиторами должника вправе определять СРО из числа которой будет утвержден арбитражный управляющий.

Из представленных в материалы дела доказательств следует, что за весь период владения должником БАНК «ТРАСТ» (ПАО) не извлекал прибыли из деятельности ООО «СК СТРАТЕГИЯ».

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 04.08.2020 № Ф07-4338/2020 по делу № А56-70686/2019:

«Судами установлено и материалами дела подтверждается, что кредитование Общества носило целевой характер, осуществлялось, в том числе в рамках реализации государственной программы по поддержке и развитию сельскохозяйственный предприятий в Российской Федерации, утвержденной Постановлениями Правительства Российской Федерации от 14.07.2007 № 446, от 14.07.2012 № 717; кредитование осуществлялось на рыночных условиях, сопоставимых с кредитованием иных заемщиков Банка, искусственный транзит денежных средств отсутствовал; нарушений целевого использования кредитных средств не установлено.

С учетом фактических обстоятельств спора само по себе нахождение доли Общества у ООО «СБК Базис» не свидетельствует о том, что последний мог определять направление деятельности должника и участвовать в распределении прибыли; экономическая деятельность Банка со своим контрагентом не свидетельствовала о наличии его нетипичного поведения и стремлении минимизировать риски невозврата предоставленных должнику кредитных средств.

Учитывая, что Банк не предоставлял Обществу необоснованных льгот, связанных с невозвратом просроченных кредитов, не наращивал кредитную задолженность путем непредъявления требования о признании должника банкротом, действия Банка при просрочке Обществом исполнения кредитных обязательств обоснованно квалифицированы судами как поведение разумного и добросовестного кредитора.

С учетом изложенного суды правомерно не усмотрели достаточных оснований для отнесения на Банк риска утраты финансирования на случай банкротства».

  1. Судебная практика, согласно которой кредитор должен быть признан аффилированным в судебном порядке. В случае, если кредитор включен в третью очередь реестра кредиторов, арбитражный управляющий не имеет права не учитывать его голос при голосовании.

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.05.2020 № 13АП-11052/2020 по делу № А56-70701/2019:

«Суд, включая требования ПАО «Сбербанк России» в реестр должника, установил наличие законного материального интереса, не отличающегося от интереса любого иного кредитора должника, прежде всего, состоящего в наиболее полном итоговом погашении заявленных им требований.

Требование ПАО «Сбербанк России» не субординировано судом и не понижено в очередности по правилам пункта 4 статьи 142 Закона о банкротстве.

Таким образом, Банк не ограничивался в установленном законом порядке в правах кредитора и не может быть ограничен в таких правах, в том числе путем произвольного не учета голосов по усмотрению арбитражного управляющего.

Определением суда от 18.02.2020 подтверждена обоснованность требований Банка, а, следовательно, установлено право на участие в собрании кредиторов с соответствующим количеством голосов.

Перечень прав и обязанностей временного управляющего установлены статьями 66 и 67 Закона о банкротстве, в которых отсутствует право арбитражного управляющего на самостоятельное установление фактических обстоятельств правоотношений между должником и конкурсным кредитором, в том числе путем отражения в протоколе собрания кредиторов нескольких вариантов голосования с учетом или без учета голоса конкретного кредитора.

Данному правилу корреспондируют нормы статей 12 и 15 Закона о банкротстве и пунктов 8 и 10 Общих правил подготовки, организации и проведения арбитражным управляющим собраний кредиторов и заседаний комитета кредиторов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 06.02.2004 № 56, не предусматривающие возможности принятия собранием кредиторов двух решений по одному вопросу.

Избранный временным управляющим способ учета голосов кредиторов путем отражения двух решений Закон о банкротстве не содержит.

Согласно приведенным выше нормам, защита прав участников дела о банкротстве возможна путем оспаривания решения собрания кредиторов, на котором голосовал аффилированный к должнику кредитор, что соответствует нормам пункта 4 статьи 15 Закона о банкротстве, согласно которому в случае, если решение собрания кредиторов нарушает права и законные интересы лиц, участвующих в деле о банкротстве, лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, третьих лиц либо принято с нарушением установленных настоящим Федеральным законом пределов компетенции собрания кредиторов, такое решение может быть признано недействительным арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве, по заявлению лиц, участвующих в деле о банкротстве, лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, или третьих лиц.

Таким образом, легальной конструкцией лишения права голоса аффилированного кредитора по вопросу выбора арбитражного управляющего является оспаривание заинтересованными лицами решения собрания кредиторов, принятое с учетом голосов аффилированного кредитора.

Иных правил, позволяющих арбитражному управляющему самостоятельно определять степень и характер взаимоотношений между кредитором и должником и, тем более, указывать два варианта голосования по одному вопросу – Закон о банкротстве не содержит, что свидетельствует о наличии самостоятельного основания для признания решения собрания кредиторов, принятого без учета голосов ПАО «Сбербанк России», недействительным.

При таких условиях апелляционный суд признает обоснованным довод ПАО «Сбербанк России» о превышении временным управляющим Дороговым Е.В. своих полномочий в части указания в протоколе собрания кредиторов двух редакций по вопросу № 8 повестки дня собрания кредиторов и принятия собранием кредиторов двух решений по одному и тому же вопросу притом, что на момент проведения первого собрания кредиторов ПАО «Сбербанк России» являлось конкурсным кредитором, что подтверждено определением суда первой инстанции от 18.02.2020».

  1. Судебная практика, которая указывает, что при наличии сведений об аффилированности кредитора, голос которого повлиял на выбор арбитражного управляющего, выбранный арбитражный управляющий не может быть назначен.

Несмотря на то, что такая судебная практика явно не говорит, необходим ли судебный акт при определении аффилированности, однако она скорее подтверждает довод о возможности не учитывать голоса кредиторов при наличии явных юридических связей. Указанное следует из того, что в судебных актах кредиторы, которые выбрали арбитражного управляющего, аффилированными до указанного акта признаны не были.

 Постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.10.2020 № Ф05-14683/2020 по делу № А40-136101/2019:

«Вместе с тем установление обстоятельств, свидетельствующих о разумных подозрениях о том, что кандидатура арбитражного управляющего была предложена фактически аффилированным лицом с должником, суд обязан совершить соответствующие меры по устранению нарушенных прав независимых кредиторов путем назначения арбитражного управляющего путем свободного выбора».

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 07.10.2020 № Ф04-2109/2020 по делу № А46-10125/2018:

«При этом данный кредитор являлся в период с 01.12.2015 по 02.03.2016 директором должника, до 31.10.2016 – участником должника, что в силу статьи 19 Закона о банкротстве квалифицирует его как заинтересованное по отношению к должнику лицо.

Кроме того, учет голосов на собрании кредиторов, в котором Егоров Н.А. являлся мажоритарным кредитором, существенно повлиял на результат принятия решения по выбору СРО “Лига”.

Таким образом, утверждение судом первой инстанции Мецлер И.Д. конкурсным управляющим в силу его дискреционных полномочий по определению кандидатуры независимого арбитражного управляющего из числа предложенных СРО кандидатур позволило исключить возможность возникновения конфликта интересов между арбитражным управляющим и участвующими в деле о банкротстве лицами.

С учетом конкретных фактических обстоятельств настоящего дела о банкротстве, а также следуя принципу достижения справедливого баланса интересов участников дела о банкротстве, суды обоснованно не усмотрели оснований для утверждения кандидатуры конкурсный управляющий из числа членов СРО, выбранной решением собрания кредиторов, поскольку именно действия Егорова Н.А. повлияли на соответствующий результат».

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 22.09.2020 № Ф10-5301/2017 по делу № А62-7743/2016:

«Для принятия обоснованных судебных актов по настоящему спору необходимо проверить и оценить в совокупности указанные обстоятельства (довод об аффилированности, принятие решения о выборе кандидатуры Шибаева А.Д. единолично ООО «Трансстроймеханизация»), правильно распределить бремя доказывания, исходя из доводов сторон».

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.08.2020 № Ф07-7747/2020 по делу № А56-107565/2019:

«Так как в данном случае суд апелляционной инстанции не проверил доводы должника об аффилированности Компании и Общества, назначение временным управляющим Обществом кандидатуры, предложенной Компанией, также является преждевременным».

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17.07.2020 № Ф07-7841/2020 по делу № А56-70701/2019:

«Вместе с тем, судом первой инстанции данные обстоятельства исследованы не были, а судом апелляционной инстанции дана оценка факту наличия у Банка статуса контролирующего должника лица только в отношении ООО «Гроссманн Рус», но не исследован факт наличия у Банка статуса контролирующего должника лица в отношении Общества. При этом установление наличия либо отсутствия у Банка статуса контролирующего должника лица является основанием для применения в отношении него специальных последствий, предусмотренных пунктами 11 и 12 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 29.01.2020 (далее – Обзор), в том числе, понижение в очередности удовлетворения требований (пункт 11) и лишение права на участие в первом собрании кредиторов (пункт 12).

При рассмотрении подобной категории дел в каждом конкретном случае надлежит исследовать правовую природу отношений между аффилированным лицом и должником, цели и экономическую целесообразность сделки».

            Итак, можно сделать вывод, что при наличии судебного акта, устанавливающего аффилированность кредитора, однозначно при принятии ряда решений на собрании кредиторов его голос нельзя учитывать.

Следует отметить, что при наличии явных юридических связей (обладание долей в уставном капитале должника, наличие у компаний одних и тех же генеральных директоров и т.д.) голоса аффилированных кредиторов можно не учитывать и без судебного акта, так как наличие интереса в контроле над процедурой банкротства должника в таком случае явно предполагается.

            Давать карт-бланш арбитражным управляющим о возможности признавать абсолютно всех кредиторов, о наличии в аффилированности которых имеется хоть малейшее представление, довольно опасно, так как чревато злоупотреблениями.
 
           Однако и отказ учета голосов кредиторов, которые признаны аффилированными только на основании судебных актов, может ущемлять права независимых кредиторов. В случае, например, когда кредитор владеет больше 50% доли должника, но в судебном заседании не было сказано об аффилированности и в судебном акте, соответственно, аффилированность не отражена.

 


[1] https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/df637a4a-d0a9-4aaf-afeb-44a71bcd5802/d9e60e83-6525-47ac-aff5-b28da8e18d42/A40-23514-2019_20210205_Postanovlenie_apelljacionnoj_instancii.pdf?isAddStamp=True
[2] https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/df637a4a-d0a9-4aaf-afeb-44a71bcd5802/828757f0-ec48-46a8-adf8-81a2ef4d5e9a/A40-23514-2019_20201210_Opredelenie.pdf?isAddStamp=True

Источник

%d такие блоггеры, как: