Финансовый управляющий в деле о банкротстве гражданина Филоненко № А51-25767/2015 начислил мораторные проценты на требования залогодержателя и распределил залоговую выручку по общим правилам пунктов 7 и 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 06.12.2013 г. № 88 «О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве», где указано, что мораторные проценты входят в состав процентов по требованию залогового кредитора, погашаемых в силу абзаца первого пункта 1 и абзаца первого пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве преимущественно перед требованиями остальных кредиторов.

Суды первой и второй инстанции указали на то, что в процедурах банкротства граждан, в отличие от общих правил, действуют специальные нормы, пункт 8 Постановления Пленума ВАС № 88 не применяется, и мораторные проценты подлежат уплате после удовлетворения в полном объеме требований незалоговых кредиторов. Кроме того, апелляционный суд указал на еще одну особенность процедур банкротства граждан – мораторные проценты начисляются не только на основной долг (тело кредита), но и на договорные проценты по кредиту.

Суд кассационной инстанции эти судебные акты отменил.

Коллегия Верховного Суда РФ Определением № 303-ЭС20-10154 (2) от 23.08.2021 отменила кассационное постановление и оставила в силе решения судов первой и второй инстанции, отдельно указав, что верен вывод апелляции о неприменимости пункта 7 Постановления Пленума ВАС № 88 к делам о банкротстве граждан (это вывод о том, что мораторные проценты надо начислять и на проценты по кредиту).

Спор идет о следующих нормах закона о банкротстве, отличающих регулирование банкротства граждан от общих правил.

Общее правило:

После признания должника банкротом «прекращается начисление процентов, неустоек (штрафов, пеней) и иных санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей, за исключением текущих платежей, а также процентов, предусмотренных настоящей статьей» (абзац 3 пункта 1 статьи 126 Закона о банкротстве, здесь и далее выделено мной).

Это общее правило разъяснено Постановлением Пленума ВАС РФ № 88 от 06.12.2013: «мораторные проценты входят в состав процентов по требованию залогового кредитора, погашаемых в силу абзаца первого пункта 1 и абзаца первого пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве преимущественно перед требованиями остальных кредиторов» (пункт 8 этого Постановления). Иными словами, мораторные проценты – это плата за оказанный должнику кредит и экономической санкцией не является.

Особенности банкротства граждан:

  1. В ходе процедуры реструктуризации долгов мораторные проценты на сумму требований, включенных в план реструктуризации долгов гражданина, начисляются «финансовым управляющим после удовлетворения в полном объеме требований кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов и при условии достаточности у гражданина денежных средств для уплаты процентов» (абзац 5 пункта 2 статьи 213.19 Закона о банкротстве);

  2. После признания должника-гражданина банкротом (то есть в процедуре реализации имущества) «прекращается начисление неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций, а также процентов по всем обязательствам гражданина, за исключением текущих платежей» (абзац 5 пункта 5 статьи 213.25 Закона о банкротстве, об иных процентах, называемых специалистами мораторными, в этой норме не указано).

Из этих особенностей коллегия ВС РФ делает следующий вывод: правовая природа мораторных процентов, по сути, носит характер финансовых санкций и не позволяет погашать их ранее оставшихся неудовлетворенными требований иных кредиторов по основному долгу. Как следствие – мораторные проценты начисляются не только на сумму основного долга, но и на проценты за пользование кредитом.

Причем, судя по тексту этого Определения, такой вывод следует лишь из второй приведенной особенности банкротства граждан (абзаца 5 пункта 5 статьи 213.25 Закона о банкротстве) о том, что мораторные проценты после признания гражданина банкротом не начисляются.

В связи с этим возникает определенное недопонимание и два вопроса к авторам Определения:

  1. Разве этот же подход не влечет вывод о том, что в процедуре реализации имущества проценты на включенные в реестр требования вовсе не начисляются, в том числе и мораторные?

  2. Разве особенности банкротства какой-то категории должников могут изменить правовой характер мораторных процентов?

Думаю, что правильными являются отрицательные ответы на оба этих вопроса. 

Хочется спросить законодателя – зачем потребовалось это «кружево» (абзац 5 пункта 2 статьи 213.19 Закона о банкротстве) о том, что проценты начисляются «после удовлетворения в полном объеме требований кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов и при условии достаточности у гражданина денежных средств для уплаты процентов»? Неужели это хоть кому-то помогло выйти из кризиса и успешно завершить процедуру реструктуризации долгов, а если было бы иначе – то никак?!

Если утверждения плана реструктуризации долгов в деле не случилось, и должник признан банкротом, то мораторных процентов быть вовсе не должно, ведь банкротство граждан носит явно выраженный социальный характер.

С учетом того, что предметом спора было распределение имеющихся, а не будущих денежных средств, коллегия Верховного Суда РФ верно отменила кассационное постановление, но, на мой взгляд, некорректно мотивировала это решение. Так как имущества должника на уплату мораторных процентов в данном случае не хватило все равно, результат с экономической точки зрения получился правильным. 

Но нельзя забывать о том, что определения Коллегии Верховного Суда РФ носят нормативный характер, хотим мы того или нет – суды начинают их копировать. С точки зрения правовой определенности будет хорошо, если Президиум Верховного Суда РФ в порядке надзора изменит мотивировочную часть этого в некотором смысле замечательного Определения коллегии. Основания к тому и в АПК (пункт 5 части 1 статьи 308.11 АПК РФ), и в практике (пункт 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.06.2020 N 13) имеются.
Источник

%d такие блоггеры, как: