Коллегия адвокатов «Левин, Миряха и партнеры» (LMP Levin, Miryakha & partners) предлагает Вам рассмотреть интересный кейс, в котором СКГД ВС РФ пришла к выводу, что Судебная неустойка по «НЕмораторному» обязательству не может быть взыскана за период действия моратория.

Физическое лицо (далее — «Истец») по Кредитному договору приобрело «Автомобиль» у «АВТОВАЗ» (далее — «Ответчик»), который спустя некоторое время начал барахлить.

20 декабря 2019 г. Истец направил в адрес Ответчика Претензию с просьбой забрать Автомобиль и вернуть ему денежные средства в размере 371 000 рублей (стоимость Автомобиля).

23 декабря 2019 г. Ответчик получил Претензию, не исполнил ее.

17 апреля 2020 г. Истец обратился в суд.

08 июля 2020 г. Иск был удовлетворен.

Суды 3-х инстанций удовлетворили Иск следующим образом:

— 371 000 рублей — стоимость Автомобиля;

— 179 500 рублей — убытки;

— уплаченные %-ы по Кредитному договору;

— 20 000 рублей — неустойка за период с 10.01.2020 г. по 17.03.2020 г.;

— моральный вред — 5 000 рублей;

— 30 000 рублей — штраф;

— судебные расходы;

— неустойка в размере 1% за каждый день просрочки исполнения решения суда 1-й инстанции до дня фактического исполнения судебного акта (далее — «Судебная неустойка»).

Устанавливая Судебную неустойку, суды признали несостоятельным довод Ответчика о необходимости применения положений ст. 9.1. Закона о банкротстве.

07 июля 2021 г. СКГД ВС РФ не согласилась с судами нижестоящих инстанций в части Судебной неустойки, указав следующее:

«Принимая во внимание, что решение вынесено судом первой инстанции после
6 апреля 2020 г., то при исчислении неустойки по день фактического исполнения обязательства из итогового результата надлежит исключить суммы, начисленные за период действия моратория.

При таких обстоятельствах выводы суда о наличии правовых оснований для взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства в период действия моратория нельзя признать соответствующим закону.».

Коллегия адвокатов «Левин, Миряха и партнеры» (LMP Levin, Miryakha & partners) соглашается с выводом СКГД ВС РФ, НО считает, что необходимо было обратить внимание также на следующее:

1) Формулировка СКГД ВС РФ «Принимая во внимание, что решение вынесено судом первой инстанции после 6 апреля 2020 г., …» не имеет правового значения — вынесение судебного акта в период действия моратория об установлении Судебной неустойки по «НЕмораторному обязательству» не порождает текущее обязательство (подп. 2 п. 3 ст. 9.1., абз. 10 п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве, ст. 330 ГК РФ, п.65 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств»);

2) СКГД ВС РФ, освобождая «мораторного» Ответчика от Судебной неустойки за период действия моратория, не особо разобралась, а действительно ли пострадал Ответчик от обстоятельств, послуживших поводом для введения моратория (абз. 2 п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24.12.2020 г. № 44 «О некоторых вопросах применения положений ст. 9.1. Закона о банкротстве).

Ссылка на Определение № 46-КГ21-15-К6 от 07.07.2021 г. СКГД ВС РФ:
http://vsrf.ru/stor_pdf.php?id=2015324
Источник

%d такие блоггеры, как: