Покупатель, который расторг договор из-за нарушений со стороны обанкротившегося продавца, может сам решать, что делать с товаром. Он может вернуть его в конкурсную массу и получить статус залогового кредитора применительно к требованию о возврате продавцом денег или же оставить товар себе и не требовать возвращать его цену. При этом автоматически право собственности у продавца не восстанавливается. Обязывать покупателя возвращать товар неправильно. К таким выводам пришла экономическая коллегия Верховного суда (ВС) в споре между покупателем грузовика и обанкротившимся продавцом (см. решение).

Проблема возникла в деле о банкротстве продавца тягача MAN (дело № А56-154235/2018) По условиям договора при его расторжении сначала покупателю возвращаются деньги, потом – продавцу автомобиль. Однако продавец обанкротился, его финансовый управляющий потребовал вернуть товар в конкурсную массу, полагая, что право собственности у банкрота восстановилось автоматически. Но покупатель автомобиля считал, что продавец снова станет собственником, только когда получит товар обратно. Само расторжение договора не приводит к восстановлению собственности. Без этого включать товар в конкурсную массу нельзя (см. здесь). При этом тягач, как утверждали представители банкрота на заседании по делу 15 июля, сейчас не используется: снят с учета и стоит на штрафстоянке. Нижестоящие суды, однако, включили автомобиль в конкурсную массу.

ВС отправил дело на пересмотр, опубликовав решение по делу в прошлую субботу. Сложившуюся ситуацию судьи назвали «тупиковой». При банкротстве продавца, продавшего некачественную вещь, покупатель обязан вернуть ее продавцу. Обязанность по условиям договора наступает только после возврата продавцом цены покупки, но из-за банкротства продавца возврат денег покупателю очевидно не может быть произведен.

ВС не согласился с мнением судов, что после расторжения договора право собственности на автомобиль автоматически восстановилось за должником. У продавца право собственности на это имущество автоматически не восстанавливается, это право появляется у последнего производным способом. Об этом говорится в п. 7 постановления Пленума Высшего арбитражного суда о последствиях расторжения договора[1]. При этом у покупателя возникает обязательство произвести обратное отчуждение товара продавцу, но оно взаимообусловлено возвратом продавцом денежных средств. До момента фактической обратной передачи товара собственником является покупатель. Значит, такой товар не может рассматриваться как часть конкурсной массы должника.

Включение требования покупателя в реестр не означает, что продавец исполнил свою обязанность по возврату средств, пишет ВС. Это лишь судебное подтверждение обоснованности существования долга для целей участия в деле о банкротстве. Покупатель реально денежных средств не получил. Вывод судов об обратном «основан на фикции исполнения и совершенно безосновательно ставит покупателя в крайне невыгодное положение, лишая его одновременно и денег, и имущества, а взамен предоставляя лишь надежду на некоторое встречное предоставление из конкурсной массы должника», отмечается в тексте решения.

Для баланса интересов участников дела о банкротстве ВС в такой ситуации предлагает покупателю самому решать, оставить ли товар за собой или передать в конкурсную массу. Если покупатель выберет первое, то размер его требований в реестре корректируется. То есть сумма убытков исчисляется с учетом, что она частично покрывается стоимостью вещи. Если же покупатель вернет товар в конкурсную массу продавца, то последний становится ее собственником, а требованию покупателя в реестре придается залоговый статус. Понуждать покупателя передавать принадлежащую ему вещь в конкурсную массу против его воли как собственника и без достаточных гарантий ему как кредитору незаконно и необоснованно, считает ВС.


[1] Постановление Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 года № 35 «О последствиях расторжения договора».
Источник

%d такие блоггеры, как: