В ситуации исключения юридического лица из реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) выбор способа защиты нарушенного права зависит от нескольких факторов: правового статуса лица, наличия принадлежащего ему субъективного права или охраняемого законом интереса, характера заявленных требований, конкретных обстоятельств.  Игнорирование указанных факторов ведет к тому, что избранный стороной способ защиты права либо не предусмотрен действующим законодательством, либо применительно к правовой ситуации не может быть реализован.

Сторона правоотношения вправе: (1) в течение 3 месяцев со дня опубликования решения об исключении из ЕГРЮЛ представить в регистрирующий орган возражения относительно нарушения своих прав и законных интересов предстоящим исключением (п. 4 ст. 51 ГК РФ; п. 4 ст. 21.1 Закона о государственной регистрации); (2) обжаловать исключение из ЕГРЮЛ в течение 1 года со дня, когда она узнала или должна была узнать о нарушении своих прав (п. 8 ст. 22 Закона о государственной регистрации); (3) инициировать судебную процедуру распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица, осуществляемую с привлечением арбитражного управляющего, в течение 5 лет с момента внесения в ЕГРЮЛ сведений (п. 5.2 ст. 64 ГК РФ) (определение ВС РФ от 16.02.2021 №305-ЭС20-16189; определение СКЭС ВС РФ от 23.03.2021 № 305-ЭС20-16189 по делу № А40-170552/2019).

В чем состоит специфика правоприменения в рамках рассматриваемых правовых отношений: ликвидация юридического лица как прекращение существования юридического лица без перехода его прав и обязанностей в порядке универсального правопреемства к другим лицам, представляет собой межотраслевой институт, где взаимодействуют нормы частного и публичного права.

1. Определением ВС РФ от 29.03.2021 № 307-ЭС21-2175 по делу № А56-9965/2020 в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании СКЭС ВС РФ отказано (постановлением АС Северо-Западного округа от 16.12.2020 постановление 13 ААС от 23.09.2020 отменено, решение АС г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25.05.2020 оставлено в силе, в иске истцам – участникам общества отказано).

Требование: взыскание в пользу общества неосновательного обогащения в виде удерживаемых денежных средств на расчетном счете общества – 163 959, 08 руб., 8 629, 43 руб.

Суды первой и кассационной инстанций, исходя из установленных по настоящему спору обстоятельств, указали на отсутствие оснований для удовлетворения иска, поскольку до ликвидации общества денежные средства, находящиеся на его счете в банке, не были распределены ликвидатором общества среди соответствующих лиц (возможных кредиторов общества и участников общества), в связи с чем требование, предъявленное к банку после исключения общества из ЕГРЮЛ, подлежит рассмотрению в рамках процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица, соответственно, вывод суда апелляционной инстанции о том, что после внесения записи об исключении общества из ЕГРЮЛ прекратились его правоспособность и правоотношения с кредитором-банком и с момента ликвидации юридического лица все денежные средства, находившиеся на его расчетном счете, перешли в собственность участников, является ошибочным.

2. Определением ВС РФ от 20.02.2021 № 3055-ЭС20-22400 по делу № А40-283911/2019 в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании СКЭС ВС РФ отказано (постановлением АС Московского округа от 03.11.2020 решение АС города Москвы от 02.12.2019 и постановление 9ААС от 22.07.2020 отменены, участнику общества в удовлетворении исковых требований отказано).

Требование: о признании права собственности на денежные средства в размере 40 804, 53 руб., находящиеся на банковском счете, и обязании перечислить (возвратить) денежные средства.

Окружной суд, ссылаясь на то, что оснований для удовлетворения требований о признании за истцом прав на денежные средства, находящиеся на расчетном счете, не имеется, поскольку общество, которому принадлежал расчетный счет, было ликвидировано, пришел к выводу, что в данном случае заинтересованному лицу необходимо применить процедуру, предусмотренную пунктом 5.2 ст. 64 ГК РФ: обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества среди лиц, имеющих на это право.

Законодательство (п. 5.2 ст. 64 ГК РФ):

– процедура распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица, исключенного из ЕГРЮЛ, в том числе в результате признания такого лица несостоятельным (банкротом), назначается по решению суда;

– распределение обнаруженного имущества происходит среди лиц, имеющих на это право;

– процедура распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица может быть назначена при наличии средств, достаточных для осуществления данной процедуры, и возможности распределения обнаруженного имущества среди заинтересованных лиц;

– обязанность распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица возлагается на арбитражного управляющего, назначаемого судом;

– заявление о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица может быть подано в течение 5 лет с момента внесения в ЕГРЮЛ сведений о прекращении юридического лица;

– процедура распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица осуществляется по правилам ГК РФ о ликвидации юридических лиц (ст. ст. 61 – 64 ГК РФ);

– после окончания срока предъявления требований кредиторами ликвидационная комиссия (ликвидатор) составляет промежуточный ликвидационный баланс, который содержит сведения о составе имущества ликвидируемого юридического лица, перечне требований, предъявленных кредиторами, результатах их рассмотрения, а также о перечне требований, удовлетворенных вступившим в законную силу решением суда, независимо от того, были ли такие требования приняты ликвидационной комиссией;

– в процедуре ликвидации юридического лица вопрос о включении требований в перечень требований кредиторов относится к компетенции ликвидатора (арбитражного управляющего);

– порядок предъявления и удовлетворения требований кредиторов ликвидируемого юридического лица происходит в соответствии со ст.ст. 63, 64, 64.1 ГК РФ; в случае отказа ликвидационной комиссии удовлетворить требование кредитора или уклонения от его рассмотрения кредитор до утверждения ликвидационного баланса юридического лица вправе обратиться в суд с иском об удовлетворении его требования к ликвидируемому юридическому лицу (п. 1 ст. 64.1 ГК РФ);

– в случае удовлетворения заявление о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица, судебный пристав-исполнитель в соответствии с ч. ч. 4 и 5 ст. 96 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» оканчивает исполнительное производство, снимает наложенные им в ходе исполнительного производства аресты на имущество должника и иные ограничения по распоряжению этим имуществом и в течение трех дней со дня окончания исполнительного производства направляет исполнительные документы, производство по которым окончено, вместе с копией постановления об окончании исполнительного производства ликвидатору (арбитражному управляющему).

Позиции ВС РФ:

1. Если у ликвидированного должника-организации осталось нереализованное имущество, за счет которого можно удовлетворить требования кредиторов, то взыскатель, не получивший исполнения по исполнительному документу, иное заинтересованное лицо или уполномоченный государственный орган вправе обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества среди лиц, имеющих на это право, в соответствии с п. 5.2 ст. 64 ГК РФ (п. 39 постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства»).

2. Участники ликвидированного юридического лица, равно как и его кредиторы, не вправе самостоятельно обращаться с обязательственными требованиями юридического лица к его должникам, в частности с требованием вернуть переданное в аренду имущество, оплатить стоимость переданных товаров и т.п. В этом случае следует руководствоваться положениями п. 5.2 ст. 64 ГК РФ, устанавливающего процедуру распределения обнаруженного обязательственного требования (п. 41 постановления Пленума ВС РФ от 11.06.2020 № 6 «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательств»).

3. Назначение процедуры распределения обнаруженного имущества юридического лица не влечет за собой восстановление ликвидированного лица в ЕГРЮЛ и не сопровождается совершением иных действий, кроме распределения обнаруженного имущества такой организации между лицами, имеющими на это документально подтвержденное право. (определение ВС РФ от 20.12.2017 № 301-ЭС17-18621по делу N А38-7498/2016).

Основные выводы:

1. Заинтересованному лицу для участия в распределении имущества среди лиц, имеющих на это право, необходимо соблюсти порядок вступления в процедуру распределения имущества, предусмотренный п. 5.2 ст. 64 ГК РФ.

Определением ВС РФ от 25.03.2019 № 308-ЭС19-1534 по делу № А53-34389/2017 в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании СКЭС ВС РФ отказано (определением 15 ААС от 06.09.2018, оставленным без изменения постановлением АС Северо-Кавказского округа от 16.11.2018, прекращено производство по апелляционной жалобе лица, заявившего о вступлении в арбитражный процесс по делу о распределении имущества ликвидированного общества).

Требование: о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица (решением АС Ростовской области от 18.01.2018 удовлетворено заявление ипотечного потребительского кооператива «Свой Дом», назначена процедура распределения обнаруженного имущества ликвидированного общества).

Суды, прекращая производство по апелляционной жалобе заявителя, исходили из того, что заявитель не лишен возможности восстановления нарушенных прав и законных интересов иным способом, уточнив свой процессуальный статус и обратившись за защитой своих процессуальных прав в порядке, установленном п. 5.2 ст. 64 ГК РФ, и резюмировали, что включение требований в перечень требований  кредиторов в ходе процедуры распределения имущества ликвидированного общества обеспечивается посредством обращения с соответствующим заявлением к арбитражному управляющему.

Определением Верховного Суда РФ от 16.03.2020 № 305-ЭС20-636 по делу № А40-112519/2019 в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании в СКЭС ВС РФ отказано (определением АС г. Москвы от 04.09.2019, оставленным без изменения постановлением 9 ААС от 24.10.2019 и постановлением АС Московского округа от 11.12.2019, исковое заявление возвращено).

Требование: о взыскании денежной суммы в размере 39 692 172, 39 руб., признании незаконными действия ликвидатора, обязании включить в ликвидационный промежуточный баланс требование истца.

Возвращая исковое заявление, суд исходил из того, что, поскольку общество, согласно выписке из ЕГРЮЛ, ликвидировано, заявленные требования подлежат рассмотрению в порядке, предусмотренном п. 5.2 ст. 64 ГК РФ, и обосновал вывод тем, что ликвидация юридического лица исключает возможность принятия в отношении него судебного акта, в связи с чем спор не может быть рассмотрен по существу заявленных требований, ответчик не может быть извещен о месте и времени рассмотрения спора, а судом не ведется реестр кредиторов, в то время как заявитель не лишен права обратиться для включения требований в ликвидационный промежуточный баланс к арбитражному управляющему в рамках процедуры распределения имущества.

2. Для инициирования процедуры распределения обнаруженного имущества должны быть достаточные основания, что предполагает представление в суд соответствующих доказательств.

Определением ВС РФ от 26.05.2020 № 302-ЭС18-3351 по делу № А58-1766/2017 в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании СКЭС ВС РФ отказано (постановлением 4 ААС от 21.10.2019, оставленным без изменения постановлением АС Восточно-Сибирского округа от 05.02.2020, решение АС Республики Саха (Якутия) от 21.09.2017 отменено, в удовлетворении заявления отказано).

Требование: о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества юридического лица в виде задолженности перед ОАО «Алмазы Якутии» в размере 1 404 508 руб.

Отказывая акционерам ликвидированного акционерного общества в назначении процедуры распределения обнаруженного имущества, суды сочли, что, представленные доказательства – годовой отчет, акт экспертного исследования не свидетельствуют о наличии долей ликвидированного акционерного общества и иного его имущества в других обществах, между тем, исходя из анализа подлежащих применению норм права, можно сделать вывод о том, что распределению подлежит имущество (денежные средства), факт наличия (обнаружения) которого носит бесспорный характер, что может подтверждаться исключительно выпиской из реестра указанных обществ на дату исключения из ЕГРЮЛ сведений о ликвидированном юридическом лице.

Определением ВС РФ от 06.11.2020 № 303-ЭС20-17196 по делу № А51-14569/2019 для рассмотрения в судебном заседании СКЭС ВС РФ отказано (решением АС Приморского края от 12.03.2020, оставленным без изменения постановлением 5 ААС от 15.06.2020 и постановлением АС Дальневосточного округа от 28.08.2020, в удовлетворении заявления отказано).

Требование: о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного общества, исключенного из ЕГРЮЛ.

Отказывая в удовлетворении заявления единственного участника общества, исключенного из ЕГРЮЛ, о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица, а именно: права аренды, принадлежавшего предприятию на основании договора аренды лесного участка, суды исходили из недоказанности наличия у предприятия имущества, подлежащего распределению в порядке, установленном п. 5.2 ст. 64 ГК РФ, указав при этом, что правоотношения сторон по договору аренды прекратились в связи с ликвидацией юридического лица, заявлений против предстоящего исключения предприятия из ЕГРЮЛ участник общества в регистрирующий орган не подавал, возможностью распределить имущественные права юридического лица в процессе добровольной ликвидации не воспользовался.

3. Участник общества, заинтересованный в распределении обнаруженного имущества юридического лица, должен обратиться в суд с заявлением о назначении соответствующей процедуры, поскольку из положений ст. 63 ГК РФ не следует, что участники общества автоматически наделяются имуществом общества, исключенного из ЕГРЮЛ.

Определением ВС РФ от 13.01.2020 № 305-ЭС19-24467 по делу № А40-301153/2018 в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании в СКЭС ВС РФ отказано (решением АС г. Москвы от 05.03.2019, оставленным без изменения постановлением 9 ААС от 30.05.2019 и постановлением АС Московского округа от 10.09.2019, в удовлетворении требований отказано).

Требование: об аннулировании записи в ЕГРН о правах собственности на земельные участки, обязании зарегистрировать право собственности на земельные участки.

Суды, отклоняя ссылку истца на то, что п. 5.2 ст. 64 ГК РФ не обязывает участников исключенного общества инициировать процедуру распределения имущества с назначением арбитражного управляющего, пришли к выводу, что из положений статьи 63 ГК РФ не следует, что участники общества автоматически наделяются имуществом общества, исключенного из ЕГРЮЛ.

4. С заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица могут обратиться заинтересованные лица, перечень которых законом не обозначен. К числу лиц, имеющих на это право, можно отнести:

– участников юридического лица;

– кредиторов ликвидированного юридического лица, в том числе взыскателей, не получивших исполнения по исполнительному документу.

Отказ во включении требований кредиторов в промежуточный ликвидационный баланс может быть обжалован.

Определением ВС РФ от 31.03.2021 № 306-ЭС21-3409 по делу № А65-7461/2019 в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании в СКЭС ВС РФ отказано (постановлением 11 ААС от 02.09.2020, оставленным без изменения постановлением АС Поволжского округа от 09.12.2020, определение АС Республики Татарстан от 18.06.2020 отменено, требование налогового органа признано обоснованным и включено в промежуточный ликвидационный баланс, ликвидационный баланс общества).

Требование: о включении в реестр требований кредиторов должника (в промежуточный ликвидационный баланс, ликвидационный баланс) требования налогового органа и об обязании арбитражного управляющего уплатить задолженность налоговому органу по обязательным платежам в рамках процедуры распределения обнаруженного имущества, инициированную участником ликвидированного общества.

Отменяя определение суда первой инстанции, апелляционный суд, установив, что налоговый орган в ходе рассмотрения дела представил в судебное заседание все необходимые доказательства, подтверждающие правомерность заявленных требований, а также принятие налоговым органом в установленные сроки надлежащих мер по взысканию обязательных платежей за счет денежных средств налогоплательщика и его имущества, пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных налоговым органом требований и счел отказ арбитражного управляющего во включении указанных требований необоснованным.

5. Заявление одной из сторон о признании недействительным решения регистрирующего органа об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ может быть удовлетворено и на стадии проведения назначенной судом процедуры распределения ликвидированного имущества юридического лица.

Определением ВС РФ от 05.11.2020 № 308-ЭС20-15045 по делу № А61-4362/2019 в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании в СКЭС ВС РФ отказано (постановлением АС Северо-Кавказского округа от 07.07.2020 решение АС Республики Северная Осетия-Алания от 27.12.2019 и постановление 16 ААС от 12.03.2020 отменены, в удовлетворении требований арбитражного управляющего отказано).

Требование: об отмене решения вышестоящего регистрирующего органа, которым было отменено решение об исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, обязании восстановить запись о прекращении деятельности юридического лица.

Отменяя решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и отказывая в удовлетворении требований арбитражного управляющего, назначенного судом для целей распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица, суд округа, сочтя доводы лиц, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением юридического лица из реестра в административном порядке, обоснованными, признал, что критерий фактического прекращения деятельности, предусмотренный положениями ст. 21.1 Закона о государственной регистрации, не мог быть применен регистрирующим органом формально.

6. Имущество, выявленное арбитражным управляющим при проведении инвентаризации в процедуре банкротства, не является обнаруженным имуществом ликвидированного лица, в связи с чем оснований для применения п. 5.2 ст. 64 ГК РФ не имеется.

Определением ВС РФ от 13.06.2019 № 305-ЭС16-6380(5) по делу № А40-157100/2014 в передаче дела в СКЭС ВС РФ отказано (решением АС г. Москвы от 09.07.2018, оставленным без изменения постановлением 9 ААС от 23.10.2018 и постановлением АС Московского округа от 26.02.2019, в удовлетворении заявления отказано).

Требование: о возобновлении процедуры ликвидации ликвидированного юридического лица и распределении обнаруженного имущества.

Разрешая спор, суды руководствовались положениями ст. 63, п. 5.2 ст. 64 ГК РФ и исходили из отсутствия оснований для возобновления процедуры ликвидации, поскольку имущество, на которое ссылались заявители, было известно конкурсному управляющему при проведении конкурсного производства, то есть оно не является обнаруженным после ликвидации.

7. Требования кредиторов должны быть заявлены в порядке и сроки, предусмотренные законом – в двухмесячный срок с момента опубликования сообщения, установленный п. 1 ст. 63 ГК РФ.

Определением Верховного Суда РФ от 20.11.2020 № 305-ЭС20-19328 по делу № А40-117340/2019 в рассмотрении кассационной жалобы в судебном заседании СКЭС ВС РФ отказано (определением АС г. Москвы от 28.01.2020, оставленным в силе постановлением 9 ААС от 09.06.2020 и постановлением АС Московского округа от 13.08.2020 завершена процедура распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица – юридического агентства).

Требование: о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица.

Исследовав и оценив представленные доказательства в порядке статьи 71 АПК РФ, установив, что все мероприятия в процедуре распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица арбитражным управляющим выполнены, принимая во внимание, что в двухмесячный срок с момента опубликования сообщения, предусмотренный п. 1 ст. 63 ГК РФ, иных кредиторов, по которым у сторон отсутствовали бы разногласия, не поступило, пришли к выводу о возможности завершения процедуры распределения обнаруженного имущества исключенного из ЕГРЮЛ юридического лица.

8. Проблемы, с которыми сталкиваются стороны в процессе защиты имущественных прав, выбрав один из способов защиты – признать недействительным решение регистрирующего органа об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ или участвовать в процедуре распределения обнаруженного имущества ликвидированного лица, обусловлены не только сложностью определения содержания правоотношения, характера нарушения, наличия или отсутствия правовых условий для применения избранного способа защиты, но и неоднозначными выводами судов, что объясняется нечеткой регламентацией порядка совершения определенных действий заинтересованными лицами и арбитражным управляющим в процедуре распределения имущества, неясными формулировками отсылочных норм.

Определением СКЭС ВС РФ от 23.03.2021 № 305-ЭС20-16189 по делу № А40-170552/2019 судебные акты нижестоящих инстанций отменены, дело направлено на новое рассмотрение (решением АС г. Москвы от 20.09.2019, оставленным без изменения постановлением 9 ААС от 30.01.2020 и постановлением АС Московского округа от 16.07.2020 отказано в удовлетворении требований общества).

Требование: о признании недействительным решения регистрирующего органа об исключении общества из ЕГРЮЛ.

Отменяя судебные акты, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ признала ссылку нижестоящих судов на норму, предусматривающую право взыскателя, не получившего исполнения по исполнительному документу, обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица, несостоятельной, поскольку размер требований истца к обществу судебным актом не установлен, а исполнительный документ не получен и не будет получен после прекращения производства по делу о взыскании дебиторской задолженности общества перед истцом, что не обеспечивает эффективной защиты прав заявителя как кредитора.

Постановлением АС Северо-Западного округа от 25.02.2021 № Ф07-17350/2020 по делу № А56-48661/2020 отменены акты нижестоящих инстанций, дело направлено на новое рассмотрение (решением АС г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 26.08.2020 и постановлением 13 ААС от 16.11.2020 в удовлетворении требований отказано).

Требование: об обязании включить требования в число требований кредиторов в рамках процедуры распределения обнаруженного имущества общества, исключенного из ЕГРЮЛ, в связи с отказом во включении требования арбитражным управляющим.

Суд округа, отменяя судебные акты, пришел к выводу, что исключение общества из ЕГРЮЛ препятствовало истцу разрешению вопроса об удовлетворении своих имущественных требований по обязательствам должника (до момента его ликвидации), однако у истца возникло право на пропорциональное удовлетворение соответствующих требований за счет обнаруженного имущества должника по правилам специального способа защиты прав кредиторов – п. 5.2 ст. 64 ГК РФ, и отметил, что доводы истца о том, что отсутствие судебного решения о взыскании с общества денежных средств связано с неправомерными действиями учредителей, допустивших исключение общества из ЕГРЮЛ и их недобросовестным поведением, должны быть предметом судебной проверки.

9. Требует внимания и другой вопрос: возможно ли применение положений Закона о несостоятельности (банкротстве) при проведении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного лица. Судебная практика в части сферы действия этих норм в настоящий момент развивается разнонаправленно, что не позволяет сформулировать правовую позицию, на которую можно было бы ориентироваться. 

Определением ВС РФ от 31.03.2021 № 306-ЭС21-3409 по делу № А65-7461/2019 в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании в СКЭС ВС РФ отказано (постановлением 11 ААС от 02.09.2020, оставленным без изменения постановлением АС Поволжского округа от 09.12.2020, определение АС Республики Татарстан от 18.06.2020 отменено, требование удовлетворено).

Требование: о включении требований кредитора в промежуточный ликвидационный баланс, ликвидационный баланс ликвидированного юридического лица.

С учетом анализа обстоятельств дела суд апелляционной инстанции, поддержанный судом кассационной инстанции, пришел к выводу об обоснованности применения судом первой инстанции при рассмотрении заявления кредитора норм Федерального закона от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», указав, что в случаях, когда предусмотренные п. 1 и 2 ст. 2 ГК РФ отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (п. 1 ст. 6 ГК РФ – аналогия закона).

Определением ВС РФ от 13.12.2019 № 303-ЭС19-22741 по делу № А73-5916/2018 в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании в СКЭС ВС РФ отказано (определение АС Хабаровского края от 21.03.2019, оставленным без изменения постановлением 6 ААС от 26.06.2019 и постановлением АС Дальневосточного округа от 21.08.2019 производство по заявлению прекращено).

Требование: об истребовании у бывшего единоличного исполнительного органа обнаруженного имущества по заявлению арбитражного управляющего,

Прекращая производство по делу, суды сочли доводы арбитражного управляющего, о том, что он, действуя от имени ликвидированного лица с полномочиями ликвидатора, вправе истребовать у руководителя должника как органа управления должника обнаруженное имущество (бульдозер, экскаваторы и паспорта, свидетельства к ним) на основании ч. 4 ст. 66 АП РФ, безосновательными, а разъяснения, изложенные в п. 47 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», о порядке истребования арбитражным управляющим документов и ценностей у лиц, уклоняющихся от их передачи, применительно к ч. 4 ст. 66 АПК РФ, не подлежащими применению в рамках дела о распределении обнаруженного имущества, поскольку  указанный порядок истребования доказательств применим только при рассмотрении дел о несостоятельности, так как непосредственно связан с реализацией арбитражным управляющим предоставленных ему законом прав и исполнением возложенных на него обязанностей в рамках процедур банкротства, при этом применение положений Закона о (несостоятельности) банкротстве при проведении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица возможно только в отношении вопроса об утверждении кандидатуры арбитражного управляющего и выплате ему вознаграждения.

10. Проблема, обозначенная в предыдущем пункте, находится в корреляционной связи с вопросом объема правосубъектности ликвидированного юридического лица в процедуре распределения обнаруженного имущества. Указанная процедура предполагает наделение полномочиями по управлению делами юридического лица арбитражного управляющего, правовое положение которого законодателем в достаточной мере не раскрыто. Доктринальная и законодательная неопределенность правосубъектности юридического лица при проведении процедуры распределения имущества, соответственно, затрудняют правоприменение.

Постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 15.01.2021 № Ф03-6007/2020 по делу № А24-6087/2018 судебные акты нижестоящих инстанций оставлены в силе (определением АС Камчатского края от 25.09.2020, оставленным без изменения постановлением 5 ААС от 24.11.2020, производство по заявлению прекращено).

Требование: в рамках дела о назначении процедуры распределения имущества ликвидированного лица арбитражным управляющим подано заявление о признании недействительной сделкой договора купли-продажи асфальтобетонной площадки, в границах которой расположено обнаруженное имущество ликвидированного лица – здание «Комбинат рыбных полуфабрикатов».

Прекращая производство по заявлению арбитражного управляющего, суды сочли, что требование об оспаривании сделки ликвидированного должника в отношении объекта недвижимости не имеет прямого отношения к обнаруженному имуществу, обосновав, в частности, тем что, исходя из положений п. 5.2 ст. 64 ГК РФ, в рассматриваемом случае судом частично восстанавливается гражданская правоспособность ликвидированного юридического лица, а арбитражный управляющий действует от имени юридического лица с полномочиями ликвидатора, при этом назначение процедуры распределения обнаруженного имущества юридического лица не влечет за собой восстановление ликвидированного лица в ЕГРЮЛ и не сопровождается совершением иных действий, кроме распределения обнаруженного имущества такой организации между лицами, имеющими на это документально подтвержденное право: в рамках процедуры распределения обнаруженного имущества арбитражный управляющий вправе осуществлять публикацию сообщения о введении процедуры, составлять список требований кредиторов, распределять между кредиторами обнаруженное имущество в порядке очередности, установленной ст. 64 ГК РФ. Совершение арбитражным управляющий иных действий, не связанных с осуществление функций по распределению обнаруженного имущества, в отношении несуществующей организации не предполагается.

__________________

Эпикур (Материалисты Древней Греции. Собрание текстов Гераклита, Демокрита и Эпикура. М.: Гос. изд. полит. литературы, 1955, с. 217).
Источник

%d такие блоггеры, как: