Выступая в качестве органа осуществляющего полномочия по осуществлению государственного надзора за соблюдением законодательства Российской Федерации о рекламе, Федеральная Антимонопольная Служба России (Далее – «ФАС России») вполне позитивно подошла к выработке правовой позиции, касающейся привлечения к административной ответственности лиц, использующих в рекламной деятельности такой инструмент как SMS рассылка по сети электросвязи.

Безусловно, позитивный вектор развития правоприменительной практики был отражен в Письме от 28.04.2011 N АК/16266 «О некоторых вопросах применения законодательства о рекламе»[1], где специалисты ФАС России, констатировав многообразие форм и способов распространения рекламы по сети электросвязи (телефонной, факсимильной, подвижной радиотелефонной связи, телематической связи), отметили следующее:

«ФАС России обращает внимание на то, что поставщик услуг связи (телефонной, факсимильной, подвижной радиотелефонной связи), который только обеспечил подключение к сети электросвязи и не осуществляет непосредственно распространение рекламы, рекламораспространителем не является».

Выводы позитивны тем, что специалисты ФАС России оперируют понятием «поставщик рекламы», что можно предположить в дальнейшем станет основанием для введение уже другого понятия, но на законодательном уровне – «заказчик рекламы». 

Дело в том, что применительно к административным процедурам, в ходе которых определяется правовой статус лиц, участвующих в доведении SMS сообщения до абонента, обозначенные понятия во многих случаях как бы выпадут из правоприменения, причем как административного, так и судебного. Вместе с этим, думается, что выявление особенностей деятельности этих субъектов (заказчик – поставщик) способствуют наиболее верному применению правовых норм.

Уже годом позже в Разъяснениях, приведенных в письме от 14 июня 2012 года «о порядке применения статьи 18 ФЗ «О рекламе»[2] в позиции ФАС прослеживается некая неопределенность, а понятие «поставщик рекламы» больше не используется:

«При этом с учетом обстоятельств дела в качестве рекламораспространителя может быть признано лицо, являющееся оператором связи, особенно в случае предоставления им иному лицу «короткого номера», предназначенного для одновременной массовой отправки sms-сообщений широкому кругу лиц».

В 2014 году сформирована однозначная позиции ФАС России по интересующему нас вопросу. В письме от 05.12.2014 N АК/49919/14 «О применении новых положений Закона о связи для оценки правомерности рекламных рассылок»[3] специалисты высказали следующую точку зрения:

«оператор связи абонента, которому предназначена рассылка, выполняет не только функции доставки сообщенияно также обеспечивает направление сообщения в сеть электросвязи, соответственно имеет правовую и техническую возможность оценить содержание сообщения, в том числе наличие у сообщения рекламного характера, и проверить у заказчика рассылки наличие согласия абонента на получение такой рассылки».

По всей видимости столь агрессивная позиция по отношению к операторам связи была продиктована «победой» Московского УФАС над одним из крупнейших операторов связи РФ. Фабула дела следующая:

Между Обществом 1 и Обществом 2 был заключен договор, во исполнение которого Общество 1 приняло на себя обязательство по доставке SMS сообщений абонентам Общества 2. Для исполнения принятых обязанностей Обществом 1 было заключено дополнительное соглашение с оператором связи к ранее заключенному договору об оказании услуг связи. 

Оператор связи в рассматриваемом случае к административной ответственности был привлечен со следующим обоснованием: «отсутствие в этих правоотношениях такого звена, как оператор связи, сделает распространение указанных сообщений невозможным»[4].

Интересен тот факт, что после разъяснений ФАС России от 2014 г., в судебно-арбитражной практике достаточно сложно найти примеры, где в качестве рекламораспространителя фигурирует оператор связи, что является вовсе не следствием изменения правовой позиции ФАС, но следствием того, что операторы связи к ней приспособились.  

К примеру, из решения от 3 декабря 2019 г. №709 Комиссии Мордовского УФАС по делу № 013/05/18-582/2019[5], вполне понятна логика ПАО «Мобильные ТелеСистемы». Общество предоставляет право доступа в свою сеть заказчикам SMS рассылок через агентов, использующих собственные аппаратно-программные технические средства, которые необходимы для подключения к SMS-центру оператора связи. Таким образом, oператор связи якобы устраняется от действий по передаче SMS сообщения в сеть электросвязи и, соответственно, не подпадает под разъяснения, приведенные в письме ФАС России. К административной ответственности в подобных случаях привлекаются агенты. Правда примечательно, что из условий договора, заключенного между оператором и агентом следует, что последний уступает оператору связи право требования оплаты по договору с заказчиками SMS рассылок. В тоже время одним из доводов, на который ссылался УФАС по Москве в ранее приведенном примере, было то, что оператор связи, предусматривая в договоре с Обществом 1 условие, исходя из которого агент должен получить согласие абонента на получение SMS сообщения, фактически получает прибыль, но избегает от ответственности, что свидетельствует о злоупотреблении на стороне оператора. Судом обозначенный довод был использован в качестве одного из оснований для привлечения оператора к административной ответственности. 

Аналогичный подход используется и ООО «Т2 Мобайл»[6], предоставляя на основании договора третьим лицам право оказывать посреднические технические услуги по передачи текстов сообщений на технически мощности оператора и (или) их партнеров. 

Стоит отметить, что окончательно сформированной правовой позиции ФАС России в конце 2014 года предшествовала позиция Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации, отраженная в Письме от 29 сентября 2014 г. N ДА-П12-17623[7], где указано, что рекламораспространителем является лицо, которое осуществляет идентификацию абонента, которая в свою очередь должна позволить достоверно установить волеизъявление этого абонента на получение рассылки. Как видно Минкомсвязи вовсе не склонен распространять обязанность по получению согласия от абонента на всех лиц, так или иначе участвующих в процессе доставки SMS сообщения до абонента. При этом важной оговоркой является то, что в отличие ФАС России, осуществляющей исключительно надзорный функционал и в целом имеющей опосредованное отношение к правовому регулированию в сфере связи, Минкомсвязи федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики, нормативно-правовому регулированию в сфере, в том числе и электросвязи. Из чего вполне логичен вывод, что толкование законодательства о связи последнего из названных государственных органов является наиболее аутентичным, если можно так сказать, наиболее полно отражающим смысл установленных законоположений, в более полной степени учитывающим особенности деятельности в области связи.

Примечательно и то, что Верховный суд РФ в Постановлении от 02 августа 2016 года N 305-АД16-3910[8], «засилив» Постановления суда апелляционной и кассационной инстанции об отмене решения территориального УФАС о привлечение к административной ответственности, отметил, что Общество не является рекламораспространителем, так как не определяет самостоятельно конечного абонента (получателя рекламы), а лишь создает техническую возможность для заказчика направлять сообщения в сеть связи. 

Несмотря на все вышесказанное, год спустя ФАС России в Письме ФАС России от 25.09.2017 N АК/65823/17 «О распространении рекламы по сетям электросвязи посредством SMS-рассылки»[9] дословно воспроизводит правовую позицию, сформированную в 2014 года.

В свою очередь арбитражный суд Москвы[10], попытавшийся сослаться на вышеприведенную правовую позицию Верховного суда, интерпретировал ее более расширительно. Суд указал, что в тех случаях, когда исключительно заказчик рассылки является и автором SMS сообщения, и лицом, определяющим абонентов, именно он является как рекламодателем, так и рекламораспространителем, отметив, что оператор связи не может является рекламораспространителем SMS-сообщения. Однако, 9 Арбитражный Апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил и признал привлечение ПАО «МТС» к административной ответственности законным и обоснованным. При этом ранее проиллюстрированная схема с привлечением к рассылке SMS сообщений агентов и третьих лиц в этот раз «не сработала». Апелляционная коллегия отметила, что оказание услуг связи возможно исключительно оператором, к тому же в процессе оказания услуг используется оборудования последнего, привлеченный же агент в действительности осуществляет лишь поиск и привлечение заказчиков. 

Для более полного понимая смысла правовой позиции ФАС России самым адекватным станет более подробный анализ судебной практике на нескольких примерах.

1. Между Обществом 1 (оператор) и Общество 2 заключен договор, по условиям которого Общество 1 предоставило последнему возможность (технические и программные средства) передачи sms-сообщений. Исходя из содержания договора, Общество 2 выступает лицом, обязанным получить согласие абонента на получение сообщения, Общество 1 имеет право запрашивать любу информацию, касающуюся согласий абонентов. Общество 2 заключило договор с Обществом 3 (агент), которое в свою очередь предоставило доступ к отправке SMS сообщений через программно-аппаратный комплекс Общества 2 Обществу 4 (оператор). Три судебные инстанции отметили, что SMS сообщение поступает к гражданину в следствии «цепочки» всех вышеперечисленных гражданско-правовых отношений, извлечение любого участника из этой «цепочки»[11] привело бы к тому, что SMS сообщение не поступило на конкретное абонентское оборудование. Следовательно, рекламораспростанители: Общество 1, Общество 2, Общество 3 и Общество 4.  При этом территориальный УФАС в своем решении отметил, а затем три судебные инстанции воспроизвели и то, что Общество 1 не доказало того, что предпринимало попытки получения согласия абонентов в тот момент, когда Общество указывало, на то, что ни список абонентов, которым будет отправлять смс-сообщения, ни его текст ему не известны. 

2. Между ООО «ТАКСТЕЛЕКОМ» и ООО «Единая диспетчерская служба» был заключен договор, исходя из которого первый обязался предоставить второму услуги по рассылке SMSсообщений (а именно доступ в личный кабинет, откуда и осуществлялась рассылка). Исходя из содержание заключенного между сторонами договора, ООО «Единая диспетчерская служба» приняло на себя обязательство получать согласие абонентов, что в целом логично, так как рекламировались услуги, предоставляемые именно ООО «Единая диспетчерская служба», которая и должна определять потребительскую аудиторию предоставляемой услуги. Однако, этому предшествовали договорные отношения между ООО «ТАКСТЕЛЕКОМ» с ООО «СофтПрофи», по условиям которого ООО «СофтПрофи» предоставило первому доступ к приложению, обеспечивающему формирование и доставку SMS-сообщений. По условиям этого договора ООО «ТАКСТЕЛЕКОМ» принял на себя обязательство не осуществлять рассылку только тем лицам, которые предоставили свое согласие на ее получение, что «ООО «ТАКСТЕЛЕКОМ» приняло непосредственное участие в распространении SMS-сообщений, содержащих рекламу».

В свою очередь суд вновь усмотрел в ряде гражданско-правовых отношений взаимосогласованность действий, направленных на массовую рассылку SMS сообщений, при этом специально подчеркнув, что все лица извлекали прибыль, что и очевидно, ведь всем известно, что дарение между юридическими лицами запрещено. Не обошлось и без ссылки на правовую позицию ФАС России. Одностороннюю оценку получило условие договора, в силу которого стороны перекладывали друг на друга обязанность по получению согласия абонентов, как свидетельствующее исключительно о том, что стороны определенно осведомлены о возможно распространения рекламы, что вероятно имеет место быть, но в тоже время ни коем образом не говорит о том, что стороны заключали договора для рассылки без согласия абонента. В итоге все вышеперечисленные лица были признаны рекламораспространителями[12].

Аналогично метод коллективной ответственности применен в: Постановлении 15 Арбитражного Апелляционного суда от 30 ноября 2017 по делу N А32-20866/2017, Постановлении 15 Арбитражного Апелляционного суда от 13 марта 2020 года по делу N А32-27335/2019 15АП-1392/2020, Постановление 1 Арбитражного Апелляционного суда от 23 июня 2020 года по делу N А39-14566/2019, Постановлении 12 Арбитражного Апелляционного суда от 04 августа 2020 по дело N А12-2267/2020 Постановление АС ВВО от 14.02.2020 N Ф01-8441/2019 по делу N А79-4574/2019.

В практике самого антимонопольного органа можно отыскать примеры, которые дают серьезные поводы для размышления об адекватности подходов по отношению к данной категории дел.

По мнению Краснодарского УФАС оператор связи является рекламораспространителем по той причине, что служба безопасности последнего, строго говоря, не исследует SMS сообщения, отправленные физическим лицом с телефонного номера, выделенного на основании самого обычного договора об оказании услуг связи на предмет наличия в них признаков рекламы[13].

Случаются неоднозначные случаи и в суде. К примеру, Теле 2 в одном из судебных заседаний предоставил заключение ФГНИУ «Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации» относительно интересующего нас вопроса, в свою очередь 17 Арбитражный Апелляционный указал на то, что исходя из пункта 1 положения о ФАС, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 № 331, а также пункта 4.1.1 приказа ФАС России № 30 от 26.01.2011 «определение лиц, виновных в распространении рекламы, находится в исключительной компетенции ФАС России и ее территориальных органов, но не научных учреждений, не наделенных соответствующими контрольными полномочиями»[14]. Судебная коллегия, вероятно, упустила из внимания то обстоятельство, что если следовать подобной логике, то окажется, что и в суд заявитель обратился зря.

Вполне очевидно, что в рамках одной работы вряд ли возможно охватить все разнообразие судебной практики по интересующему нас вопросу, ранее были приведены примеры, опирающиеся на принципы коллективной вины и ответственности, но как видно, даже в рамках этого подхода нет единообразия. В одних случаях операторы связи признаются рекламораспространителями, в других нет, также в одних случаях агенты, и иные лица, «подменяющие» оператора связи в плане предоставления доступа в сеть электросвязи, являются субъектами ответственности, в других нет. 

Хотелось бы отметить, что, как известно, сфера применения нормативно-правового акта понятие, используемое для описания сферы человеческой деятельности, которая подвержена регулированию нормативно-правовыми актами или их группой. Как следует из содержания работы, правоприменители и неоднократно при рассмотрении дел о нарушении законодательства о рекламе, распространенной при помощи SMS рассылки, обосновывают привлечения к ответственности всех участвующих в этом процессе лиц, исключительно их причастностью к определенному действию при том, что во многих случаях эта причастность является сугубо технической. 

С учетом того, что при определении нормативно-правового акта, которым надлежит руководствоваться при разрешении спорной ситуации, необходимо учитывать особенность деятельности субъекта, возникает вопрос: – насколько оправдано, на деятельность операторов связи, а также агентов, распространять положения законодательства о рекламе?

В одном из Постановлений Конституционный суд РФ отметил, что к законодателю обращены требования определенности, ясности, недвусмысленности конструирования правовых норм[15], такие требования являются достигнутыми, когда нормативно-правовые акты имеют свойство определенности по содержанию, предмету, цели и объему действия. Очевидно, что данное правило должно работать и как бы в обратную сторону, то есть при правоприменении.

Таким образом, вероятно, что обосновывать ситуацию, описанную в работе якобы конкуренцией правовых норм, закрепленных в статье 44.1 ФЗ «О связи» и статье 18 ФЗ «О рекламе», безосновательно, такой методологический подход ведет у неопределенности, которая позволяет контрольно-надзорному органу обосновывать свои выводы элементом публичности, защитой правопорядка, нивелировав при этом принципиальный вопрос о сфере действия нормативно-правового акта. 

Можно предположить, что в действительности, определенные выше проблемы возникают из-за того, что одно и тоже явление попадает в область правового регулирования двух обозначенных выше нормативно-правовых актов.  Это явление – реклама, которой, исходя из подпункта 1 части 1 статьи 3 ФЗ «О рекламе», признается информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке. Исходя из такого определения, действительно, все лица участвующие в доведении SMS сообщения до абонента являются рекламораспространителями, при этом важно осознание того, что SMS рассылки главным образом и используются в рекламных целях. 

Но во избежание преждевременных выводов следует вести речь об объеме и цели действия интересующих нас субъектов.

Из статьи 2 ФЗ «О связи» следует, что абонент – это пользователь услугами связи, с которым заключен соответствующий договор. Оператором связи признается лицо, такие услуги оказывающее и имеющий лицензию. В свою очередь услуга связи —деятельность по приему, обработке, хранению, передаче, доставке сообщений электросвязи. Рассылка по сети подвижной радиотелефонной связи – автоматическая передача абонентам коротких текстовых сообщений (сообщений, состоящих из букв и (или) символов, набранных в определенной последовательности) по сети подвижной радиотелефонной связи или передача абонентам коротких текстовых сообщений с использованием нумерации, не соответствующей российской системе и плану нумерации, а также сообщений, передача которых не предусмотрена договором о межсетевом взаимодействии с иностранными операторами связи. 

Из этих положений очевидно, что деятельность оператора связи по отношению к абоненту, которому адресовано SMS сообщению, является деятельностью по оказанию услуг связи. Доставка SMS сообщения в свою очередь есть действие во исполнение юридической обязанности, вытекающей из договора об оказании услуг связи. В таком же отношении оператор связи находится с заказчиком рассылки, только в этом случае исполнением юридической обязанности станет еще и направление сообщения. Статья 3 указывает, что законодательство о связи регламентирует отношения, связанные с оказанием услуг связи, такие отношения могут быть урегулированы иными нормативно-правовыми актами лишь в той части, в которой такое регулирование не предусмотрено законом о связи.

Таким образом, вполне можно вести речь о том, что без определения каких-либо дополнительных фактических обстоятельств, касающихся объема действия, деятельность оператора связи, а также агента не выходит за рамки действия правовых норм о связи[16]

 Как следует из статьи 3 ФЗ «О рекламе» рекламой признается   информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке.

Таким образом, учитывая толкование Конституционного суда РФ, привлечение операторов связи и их агентов к административной ответственности за рассылку рекламных SMS сообщений и без получения согласия абонента, безосновательно. Однако, до тех пор, пока не установлено, что их деятельность, выйдя за пределы правоотношений по оказанию услуг связи, находится в сфере отношения рекламного характера, квалифицирующим признаком которого является, как следует из системного толкования статьи 2 и статьи 3, – цель, то есть волевая[17] направленность деятельности, на привлечение внимания и интереса к объекту рекламирования

Важно осознание, что такой цели не возникает в силу одного только факта исполнении субъективных обязанностей, вытекающих из договора об оказании услуг связи. Данная позиция соотносима и с приведенной в работе правовой позицией Верховного суда РФ, где последний указывал на возможность привлечения оператора связи, в случае осуществления им «выборки» абонентов.

 

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

Российские нормативные правовые акты:

  1. Федеральный закон от 13 марта 2006 года N 38-ФЗ «О рекламе» (в редакции от 08.12.2020 года) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. – N 30. Ст. 2864.
  1. Федеральный закон от 07 июля 2003 год N 126-ФЗ «О связи» (в редакции от 08.12.2020 года) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. – N 28. Ст. 2895.

Материалы правоприменительной практики:

 

  1. Письмо ФАС России от 28 апреля 2011 года N АК/16266 «О некоторых вопросах применения законодательства о рекламе».
  2. Разъяснения ФАС России от 14 июня 2012 года «О порядке применения статьи 18 Федерального закона «О рекламе». 
  3. Письмо ФАС России от 05 декабря 2014 года N АК/49919/14 «О применении новых положений Закона о связи для оценки правомерности рекламных рассылок». 
  4. Решение Арбитражного суда г. Москвы от 26 августа 2015 года по делу N А40-60684/2014.
  5. Решение от 3 декабря 2019 года №709 по делу № 013/05/18-582/2019 // Федеральная антимонопольная служба РФ. База решений и правовых актов. URL: https://br.fas.gov.ru/to/mordovskoe-ufas-rossii/96e79e0f-7740-4a04-922e-dc5c538cffc4/ (Дата обращение 05.09.2020 г.).
  6. Решение от 3 мая 2018 года № б/н по делу № 126-08/2017 // Федеральная антимонопольная служба РФ. База решений и правовых актов. URL: https://br.fas.gov.ru/to/chelyabinskoe-ufas-rossii/126-08-2017-9f3e5361-2198-46e6-98d8-6bc06e110dac/ (Дата обращение 05.09.2020 г.).
  7. Письмо Минкомсвязи России от 29 сентября 2014 года N ДА-П12-17623 «О вопросах применения Федерального закона от 21 июля 2014 г. N 272-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О связи». 
  8. Постановление Верховного Суда РФ от 02 августа 2016 года N 305-АД16-3910 по делу N А40-38891/2015. 
  9. Письмо ФАС России от 25 сентября 2017 года N АК/65823/17 «О распространении рекламы по сетям электросвязи посредством SMS-рассылки». 
  10. Решение Арбитражного суда г. Москвы от 28 февраля 2017 года по делу А40-236273/16. 
  11. Постановление девятого апелляционного суда N 09АП-51174/2015 от 15 декабря 2015 года по делу А40-111700/2015.
  12. Постановление арбитражный суд Волго-Вятского округа N Ф01-3218/2015 от 25 августа 2015 года по делу N А38-5618/2014. 
  13.   Решение Арбитражного суда Краснодарского края от 18 декабря 2019 года по делу N А32-34452/2019.
  14.   Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда N 17АП-1261/2018-АК от 17 апреля 2018 года по делу № А60-49876/2017. 
  15.   Постановление Конституционного Суда РФ от 6 апреля 2004 года N 7-П. 

 

Словари, энциклопедии, указатели:

 

  1. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений / С. И. Ожогов и Н. Ю. Шведова – М. : Азбуковник, 1999. – 944 с.

Russian regulatory legal acts:

 

1. Federal Law of March 13, 2006 N 38-FZ “On advertising “(as amended on 08.12.2020) / / Collection of legislation of the Russian Federation. 1995. – N 30. St. 2864.

2. Federal Law of July 07, 2003 N 126-FZ “On Communications “(as amended on 08.12.2020) / / Collection of Legislation of the Russian Federation. 2003. – N 28. St. 2895.

Materials of law enforcement practice:

3. Letter of the FAS of Russia dated April 28, 2011 N AK / 16266 “On some issues of application of legislation on advertising”.

4. Clarification of the FAS of Russia dated 14 June 2012 “On the procedure of application of article 18 of the Federal law “On advertising”.

5. The letter of the FAS of Russia from 05 Dec 2014 N AK/49919/14 “On the application of the new provisions of the communications Act to assess the legality of direct-mail advertising”.

6. The decision of the Arbitration court of Moscow from 26 August 2015, in the case N A40-60684/2014.

7. Decision No. 709 of 3 December 2019 in case No. 013/05/18-582/2019 // Federal Antimonopoly Service of the Russian Federation. Database of decisions and legal acts. URL: https://br.fas.gov.ru/to/mordovskoe-ufas-rossii/96e79e0f-7740-4a04-922e-dc5c538cffc4/ (Date of appeal 05.09.2020).

8. Decision No. b/n of 3 May 2018 in case No. 126-08 / 2017 // Federal Antimonopoly Service of the Russian Federation. Database of decisions and legal acts. URL: https://br.fas.gov.ru/to/chelyabinskoe-ufas-rossii/126-08-2017-9f3e5361-2198-46e6-98d8-6bc06e110dac/ (Accessed 05.09.2020).

9. Letter of the Ministry of Communications of the Russian Federation No. DA-P12-17623 of September 29, 2014 “On the Application of Federal Law No. 272-FZ of July 21, 2014” On Amendments to the Federal Law “On Communications”.

10. Resolution of the Supreme Court of the Russian Federation of August 02, 2016 N 305-AD16-3910 in the case N A40-38891/2015.

11. Letter of the FAS of Russia of September 25, 2017 N AK / 65823 / 17 “On the distribution of advertising on telecommunication networks by SMS mailing”.

12. Decision of the Moscow Commercial Court of 28 February 2017 in case A40-236273/16.

13. The ruling of the ninth appeal court No. 09AP-51174/2015 from 15 December 2015 on the case A40-111700/2015.

14. The decision of arbitration court of the Volga-Vyatka district N Ф01-3218/2015 from 25 August 2015, in the case of N A38-5618/2014.

15. The decision of the Arbitration court of Krasnodar territory from December 18, 2019 in the case N A32-34452/2019.

16. The resolution of the Seventeenth arbitration court of appeal N 17АП-1261/2018-AK 17 April 2018 in the case № A60-49876/2017.

17. Resolution of the Constitutional Court of the Russian Federation No. 7-P of April 6, 2004.

<

p align=”center”>Dictionaries, encyclopedias, indexes:

 

18. Ozhegov S. I. Explanatory dictionary of the Russian language: 80,000 words and phraseological expressions / S. I. Ozhogov and N. Yu. Shvedova-M.: Azbukovnik, 1999 – – 944 p.

 


[1] Письмо ФАС России от 28.04.2011 N АК/16266 «О некоторых вопросах применения законодательства о рекламе». Доступ из Справ. -правовой системы «Гарант-Максимум».
[2] Разъяснения ФАС России от 14.06.2012 “О порядке применения статьи 18 Федерального закона «О рекламе». Доступ из Справ. -правовой системы «Гарант-Максимум».
[3] Письмо ФАС России от 05.12.2014 N АК/49919/14 «О применении новых положений Закона о связи для оценки правомерности рекламных рассылок». Доступ из Справ. -правовой системы «Гарант-Максимум».
[4] Решение Арбитражного суда г. Москвы от 26.08.2015 по делу N А40-60684/2014 (абзац 3 страница 4). Доступ из Справ. -правовой системы «Гарант-Максимум».
[7] Письмо Минкомсвязи России от 29.09.2014 N ДА-П12-17623 «О вопросах применения Федерального закона от 21 июля 2014 г. N 272-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О связи». Доступ из Справ. -правовой системы «Гарант-Максимум».
[8] Постановление Верховного Суда РФ от 02.08.2016 N 305-АД16-3910 по делу N А40-38891/2015. Доступ из Справ. -правовой системы «Гарант-Максимум».
[9] Письмо ФАС России от 25.09.2017 N АК/65823/17 «О распространении рекламы по сетям электросвязи посредством SMS-рассылки». Доступ из Справ. -правовой системы «Гарант-Максимум».
[10] Решение Арбитражного суда г. Москвы от 28 февраля 2017 г. по делу А40-236273/16. Доступ из Справ. -правовой системы «Гарант-Максимум».
[11] Постановление девятого апелляционного суда N 09АП-51174/2015 от 15 декабря 2015 г. по делу А40-111700/2015. Доступ из Справ. -правовой системы «Гарант-Максимум». арбитражного суда «отсутствие в цепочке договорных отношений рекламораспространителя ЗАО «Связной Загрузка» (то есть общества 1) привело бы к невозможности доставки рассматриваемого смс-сообщения абоненту»
[12] Постановление арбитражный суд Волго-Вятского округа N Ф01-3218/2015 от 25 августа 2015 по делу N А38-5618/2014. Доступ из Справ. -правовой системы «Гарант-Максимум».
[13] Решение Арбитражного суда Краснодарского края от 18 декабря 2019 года по делу N А32-34452/2019 Доступ из Справ. -правовой системы «Гарант-Максимум».
[14] Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда N 17АП-1261/2018-АК от 17 апреля 2018 г. по делу № А60-49876/2017. Доступ из Справ. -правовой системы «Гарант-Максимум».
[15] Постановление Конституционного Суда РФ от 6 апреля 2004 года N 7-П. Доступ из Справ. -правовой системы «Гарант-Максимум».
[16] Обосновывая противоположную точку зрения, возникнет серьезная проблема, заключающаяся в том, придется признать, то, что из одного юридического факта возможны как правомерные последствия, так и не правомерные. Очевидно, что это не так. Действие влечёт юридически значимые последствия, в том случае если это действие прямо предусмотрено в юридической норме, либо его образ, можно вывести из смысла этой нормы. 
[17] В толковом словаре Ожегова С.И., направленность – целеустремленная сосредоточенность на чем-н.мыслей, интересов.

Источник

%d такие блоггеры, как: