В России однозначно что-то не то с шампанским. Точнее, давайте начнём с начала. А то нас и так всех запутали. Шампанского в России вообще нет и быть не может, так географически сложилось.  

Другое дело, если перенестись за 140 км от Парижа: уютная французская провинция с многочисленными цветочными садами и бесконечными виноградниками, а ещё, сказочные деревянные мельницы и внушающие шедевры готического искусства, и те самые европейский узкие улочки, одна из которых полностью занята винными погребами. Да, я о провинции Шампань, в которой как раз шампанское быть только и может. Шампанское не просто игристое, часто связанное с роскошью жизни или торжествами, это предмет правовой охраны – защищенное наименование места происхождения товара, то есть гарантия того, что перед вами объект, произведенный в чётко обозначенной местности, которая гарантирует все те особенные характеристики товара, в данном случае его вкусовые качества.

В Конвенции по охране промышленной собственности наименование место происхождение является объектом охраны. Географические указания также защищаются в соответствии с Соглашением по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности. Российская Федерация является участницей обоих международных договоров.

В соответствии со статьей 1225 Гражданского кодекса наименование мест происхождения товаров (НМПТ) является охраняемым результатом интеллектуальной деятельности.

Таким образом, нарушением является использование таких категорий как «Коньяк», «Нарзан», «Гжель» и конечно же «Шампанское» в случаях, если товары не произведены на определённой территории.  

В Россию, как и во все страны по всему миру (почти во все) поставляют шампанское из  Шампани и таким компаниям принадлежит исключительное право на использование НМПТ «шампанское».

Но также в России все видели то же самое название «шампанское» и на других бутылках на полках. И понимали, что ничего общего с французской провинцией этот алкоголь не имеет. Но так уж сложилось, что советское шампанское с 1973 года является имитацией вина, которое производится в провинции Шампань и такая надпись может существовать только на русском языке, при этом латинскими буквами писать слово «шампанское» на этикетке запрещено. Такое вот у нас отечественное игристое вино, которое произведено в России и его принято также называть российским шампанским. Если кого-то этот момент одноимённости и смущал, то только особо привередливых. И то, получив доказательство, что настоящее шампанское защищено как НМПТ, а российское – просто название игристого вина, не претендующее на создание прямой конкуренции импортному алкоголю, градус споров значительно уменьшался. Надо заметить, что прямая конкуренция и невозможна, слишком уж разные ценовые сегменты. 

Всё изменили правки летом 2021 года. Были приняты изменения в Федеральный закон «О виноградстве и виноделии в Российской Федерации». Винодельческим отечественным хозяйствам разрешили использовать на этикете наименование «российской шампанское». И теперь это игристое вино, произведенное в нашей стране методом вторичной фрагментации.

По сути, то, что и так существовало, утвердили формально. «Вы писали и так, а теперь пишите в соответствии с законом» – говорит российский законодатель отечественному производителю.

Но вот французские производители увидели в этом законе глобальную несправедливость. Тоже отметила и винодельня из Крыма. Все вдруг в разрешении писать отечественному производителю «российской шампанское» увидели запрет, что то самое шампанское теперь нельзя называть шампанским. Хотя по тексту поправок такого запрета и нет…

Речь идёт о сочетании «российское шампанское». То ли к счастью, то ли к великому разочарованию, но в законах эпитеты играют очень большую роль. И именно это стоит учитывать. Ведь российским производителем не разрешили писать «шампанское», а именно «российское шампанское».

  • А теперь представьте обратную ситуацию.


Вышел закон, где сказали, что российское шампанское нельзя называть российским шампанским, а надо назвать игристым вином. Да половина россиян обвинила бы закон в антироссийской направленности. Мол, что вы это традиции меняете? Чем вам не угодилоОпять российский бизнес под обстрелом

Российской шампанское пользуется огромным спросом, покупают его ввиду доступности чаще, чем французское шампанское и привычная глазу на новогоднем застолье надпись «российское шампанское», поменянное на «игристое вино», ещё долго бы вызывало чувство легкого огорчения и ностальгии. И опять были бы эти вздохи: «А в детстве мороженое вкуснее, а раньше писали «российское шампанское». Так что ничего странного в этой процедуре легитимации названия не произошло.

  • Теперь стоит разобраться с настоящим шампанским.

 Сфера действия закона – регулирование отношений, связанных с виноградством и виноделием на территории Российской Федерации. НМТП – сфера интеллектуальной собственности, и закон о виноделии не может отменить действие норм, касающихся интеллектуальной собственности, как и международные соглашения. Поэтому нет никакого основания полагать, что шампанскому из провинции Шампань придётся переименоваться.

Однако диалоги и споры имеют место быть. Moet Hennessy с присущему бренду пафосом приостановил отгрузки алкоголя, потом после возмущений всё же решил согласиться работать по «новым правила». Согласился так, будто идёт на сделку с совестью. Хотя на самом деле Moet не придётся делать ничего катастрофически сложного – только указать на бутылке, что оно относится к категории «игристые вина». Названия никто лишать попросту производителя не имеет права. А требование об указании категории не более, чем особенности маркировки при ввозе продукции.

  • Развернувшийся на глазах публики сюжет с шампанским интересен действием третьих лиц. А именно, российских государственных структур.


Кажется, что сами гос.орагны не поняли, а что вообще произошло и какая цель действительно была у закона.

Минпромторг судорожно пообещал изучить трактовку нового закона, Минсельхоз вдруг начал толковать нормы права и заявил, что “игристые вина – это просто вид винодельческой продукции”. И вроде как успокоил производителей из Шампани. Мол: “укажите на этикетке, что это вид винодельческой продукции – игристое вино, да будем дальше наслаждаться”.

  • Почему скандал?  

Произошло всего вот что: импортный алкоголь попросили промаркировать как игристое. А разве даже то самое шампанское, даже французское, оно что, не игристое? А российских производителей оставили в покое и дали им по закону писать то, что они уже давно писали – “российское шампанское”.

Ошибка здесь совсем в другом – в том, что после того, как законопроект стал законом, ему представители Аппарата Президента приписали роль «спасителя» отрасли виноделия в России. Но как такового спасения тут нет. Произошла легитимация слов «российское шампанское», а импортных производителей обязали ставить очередную маркировку. Называется выдали чёрное за белое, а белое за чёрное.

Неправильно преподнесённые изменения, несогласованность позиций (или вообще незнание) внутригосударственных структур привела к крупному международному скандалу. PR-служба подбодрит, что это успешная PR-компания, но с точки зрения законодательного процесса – это фиаско.

Просто неудачная кампания. И выпить здесь не за что.
Источник

%d такие блоггеры, как: