Конституционный суд (КС) не разрешил штрафовать по КоАП лиц, которые из-за санкций вынуждены переводить средства в иностранной валюте в иностранные банки, минуя счет в уполномоченном российском банке. Так случилось с Николаем Кузнецовым, которого Федеральная налоговая служба (ФНС) оштрафовала на более 30 млн руб. за нарушение валютного законодательства. КС полагает, что в такой ситуации нельзя решать вопрос формально — надо учитывать обстоятельства операции, в частности, введенные против России и ее хозяйствующих субъектов ограничительные меры.

Николай Кузнецов был привлечен к административной ответственности в виде штрафа более 30 млн руб. за нарушение валютного законодательства. При переводе денег со своего счета в российском банке в долларах (615,7 тыс.) на счет отца в Мособлбанке средства были заблокированы американским банком-корреспондентом. На тот момент Мособлбанк был «дочкой» попавшего под санкции СМП банка, принадлежавшего Аркадию и Борису Ротенбергам. После разблокировки деньги были переведены в другой иностранный банк, а оттуда — в Сбербанк. ФНС посчитала это нарушением валютного законодательства (ст. 12 Закона о валютном контроле[1]), так как деньги прошли не через уполномоченные российские банки. Ответственность за это наступает ч. 1 ст. 15.25 КоАП — 3/4 от размера перевода. Все суды, включая ВС, согласились с ФНС, не приняв доводы Николая Кузнецова о том, что он не является валютным резидентом России (больше года живет в Лондоне) и что российский банк ошибся при проведении операции (см. здесь).

В жалобе в КС Николай Кузнецов отмечал, что КоАП позволяет привлекать граждан к административной ответственности за валютные операции, прямо разрешенные законом. При этом применять к гражданам чрезмерное и не отвечающее степени общественной опасности наказание, размер которого одинаков для граждан, индивидуальных предпринимателей и юрлиц. Заявитель указывал, что действия были вызваны реальным риском лишиться валютных ценностей или утратить на неопределенный срок контроль над ними из-за санкций, что помешало ему совершить законную валютную операцию.

Закон не ограничивает права резидента РФ на перевод иностранной валюты между своими счетами из уполномоченного банка в банк за пределами России, согласился КС в постановлении. Не ограничивается и право резидента на открытие счетов в банках за пределами России и на перевод иностранной валюты между своими счетами как в уполномоченных банках, так и в банках за пределами России. Ограничения касаются лишь возможности получения денег на счета резидента в банках, находящихся за пределами России, от третьих лиц. Такие операции, по общему правилу, связаны с ведением внешнеэкономической деятельности с нерезидентами и производятся только через счета резидента, открытые в уполномоченных банках.

Но если средства вкладчика оказались в иностранной юрисдикции по не зависящим от него причинам, единого подхода к регулированию этой ситуации нет. Одни правоприменительные органы (например, органы валютного контроля) рассматривают перевод денежных средств со счета валютного резидента России на его же счет в иностранном банке лишь технически и в силу непредвиденных обстоятельств осуществленный через третье лицо как операцию, на которую не распространяются ограничения валютного законодательства. Другие же (например, ВС) придерживаются формального подхода и признают незаконной валютную операцию, приводящую к поступлению денежных средств на счет валютного резидента в банке за пределами России фактически от иностранного банка, минуя счета резидента, открытые в уполномоченных банках, поскольку иное не предусмотрено валютным законодательством.

Ограничительные меры против России и ее хозяйствующих субъектов — достаточно распространенное в настоящее время явление, отмечает КС. Затрагивают эти меры и сферу валютных операций, в ходе которых резидент может претерпеть неблагоприятные последствия не только в случае введения санкций непосредственно в его отношении, но и в случае их введения в отношении кредитной организации, куда или откуда денежные средства, номинированные в иностранной валюте, подлежат перечислению. В результате санкций операция, соответствующая требованиям российского законодательства, может быть прервана, а резидент может потерять, с неясными перспективами восстановления, контроль за своими деньгами.

Между тем российским гражданам, попавшим в противоправную ситуацию из-за санкций, необходимо оказывать содействие, а не усугублять их сложное правовое положение, считает КС. Николай Кузнецов был привлечен к ответственности за валютную операцию со своими деньгами, которая, по сути, была вынужденной корректировкой прерванной не по его вине первоначальной законной валютной операции. Причем решение о такой корректировке было принято в условиях, когда на протяжении долгого времени заявитель находился под угрозой потери своих денег или, по крайней мере, утраты на неясный срок контроля над ними в связи с действиями третьих лиц. В результате же привлечения к ответственности Николай Кузнецов был лишен большей части средств, участвовавших в валютной операции. При этом сама по себе законность владения деньгами не ставилась под сомнение правоприменительными органами, а первоначальная валютная операция не была осуществлена уполномоченным банком по не зависящим от заявителя причинам и завершилась с учетом волеизъявления заявителя, но не в соответствии с изначально данными им указаниями.

КС считает, что правоприменительные органы должны учитывать фактические обстоятельства конкретного дела, которые свидетельствуют об объективных препятствиях в совершении законной валютной операции из-за применения иностранным государством санкций. Если из-за них законная валютная операция формально перестала соответствовать критерию разрешенной в соответствии с российским валютным законодательством, этого недостаточно для признания незаконными действий гражданина по восстановлению права собственности на принадлежащее ему имущество.

Оспариваемые Николаем Кузнецовым нормы КС не признал противоречащими Конституции, но толкование, которое дал КС, обязательно для судов. Решения по делу Николая Кузнецова подлежат пересмотру.
 


[1] Федеральный закон от 10 декабря 2003 года № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле».
Источник

%d такие блоггеры, как: