Минэкономразвития представило новую версию законопроекта о внесении изменений в Закон о банкротстве. Масштаб реформы остался прежним — законопроект принципиально меняет существующее регулирование и пересматривает концепцию процедуры банкротства: от фактически приводящей к гарантированной ликвидации банкротящегося лица к предоставлению ему шанса на реабилитацию.

Новая версия подготовлена после того, как Государственное правовое управление Президента (ГПУ) в своем заключении раскритиковало готовящуюся реформу, упрекнув ее в излишней радикальности (текст заключения прикреплен к посту, ранее оно было опубликовано в telegram-канале Shokobear). Однако примечательно, что большинство ключевых претензий ГПУ остались неучтенными.

Одной из претензий ГПУ стало то, что процедуры наблюдения, внешнего управления, финансового оздоровления заменялись единой реабилитационной процедурой — реструктуризацией долгов. По мнению управления, утрата накопившихся позиций в судебной практике в постковидную эпоху приведет к тому, что эффективность новой процедуры в первое время будет значительно ниже, чем могла бы быть. ГПУ предлагало оставить внешнее управление и финансовое оздоровление наряду с введением новой реабилитационной процедуры.

Однако в новой версии законопроекта подход Минэка остался неизменным — разработчики решили оставить единую реабилитационную процедуру, отказавшись от прежних институтов, показавших свою неэффективность.

Также несмотря на критику ГПУ практически неизменной осталась и процедура назначения арбитражных управляющих. В новой версии законопроекта сохранился «балльный» порядок: чтобы получить право вести процедуру банкротства, саморегулируемая организация должна потратить определенное количество баллов. Право вести процедуру будет передано той организации, которая сделает наивысшую «ставку». В свою очередь, СРО выбирает из своих рядов арбитражного управляющего, которому и будет передано право вести банкротство.

Новая редакция законопроекта вносит лишь небольшие уточнения в процедуру. Она предлагает при выборе конкретного управляющего учитывать его «опыт работы в соответствующей отрасли экономике, место жительства и квалификацию» (на то, что прежняя версия не учитывала эти показатели, обращало внимание и ГПУ).

Предлагаемый Минэком порядок назначения управляющего вызвал возражение не только в ГПУ, но и в профессиональном сообществе. Например, «балльный» порядок критикует Сергей Будылин в серии блогов (здесь, здесь и здесь). Он считает, что предложенная процедура не только не является лучшей из возможных, но и будет стимулировать управляющих заботиться об увеличении своего рейтинга, а не о качественном ведении процедуры.

В законопроекте сохранилось и право суда не учитывать мнение кредиторов при переходе к процедуре реструктуризации долгов (это право именуется cramdown). В заключении ГПУ обращалось внимание, что предоставление суду такого права приводит к тому, что у него появляются полномочия, которые не вполне соотносятся с судебной деятельностью и потребуют наличия у суда знаний в экономике, которых у него нет.

Учитывая это замечание, новая версия законопроекта предоставляет суду полномочие назначать судебную экспертизу по своей инициативе. Экспертиза поможет суду определиться, действительно ли платежеспособность должника может быть восстановлена и, соответственно, даст суду основания для принудительного перехода к реабилитационной процедуре.

Сейчас новая версия законопроекта находится на обсуждении — Минэк направил ее в РСПП, ТПП и «Деловую Россию». Если профессиональное сообщество изменения устроят, то можно ожидать принятия законопроекта уже в этом году. А это означает, что работы прибавится у всех банкротных юристов. 
Источник

%d такие блоггеры, как: