Процедура банкротства – институт довольно «закрытый»: участие в нем может принимать ограниченный круг лиц, состав которого предусмотрен положениями закона о банкротстве. Основными участниками всех обособленных споров (с полным набором процессуальных прав) являются: управляющий, кредиторы, уполномоченный орган, должник. Остальные «причастные» обладают либо усеченным комплексом прав (участники процесса), либо всеми права, но только в обособленном споре, где они выступают ответчиками (стороны оспариваемых сделок, контролирующие лица).  

В тоже время, банкротство затрагивает интересы гораздо большего количества заинтересованных  лиц, которые, при этом, формально лишены возможности защищать свои имущественные интересы в процедуре.

Компенсируя эти пробелы, Верховный суд поэтапно расширяет  состав лиц, которые (не являясь участниками банкротства) могут «вмешаться» в процедуру, инициировав обособленный спор в защиту своих интересов (или оспорив соответствующий судебный акт).

Основное полномочие, которым наделяются «сторонние лица», это право на обжалование действий арбитражного управляющего, связанных с формированием конкурсной массы.

Последнее Определение Экономической коллегии ВС на эту тему было вынесено 23.09.2021 по делу №А56-17680/2017. В рамках этого спора рассматривался вопрос о праве контролирующего лица (привлекаемого к субсидиарной ответственности) на оспаривание действий арбитражного управляющего. Нижестоящие суды  жалобу КДЛ возвратили  со ссылкой на то, что ответчик по спору о привлечении к субсидиарной ответственности не является лицом, участвующим в деле о банкротстве (он участвует только в соответствующем обособленном споре). ВС встал на сторону заявителя и отменил акты нижестоящих судов, признав, таким образом, за заявителем право на оспаривание действий управляющего.

Такая позиция не является новой и, по сути, продолжает упомянутый выше тренд на расширение круга участников дела о банкротстве с ограниченными процессуальными правами – возможностью оспаривать действия управляющего (в части защиты своих имущественных интересов), а также совершать иные процессуальные действия в защиту собственных интересов.   

             

             Кредиторы по текущим обязательствам

Значительная часть должников (юридических лиц) продолжает осуществлять текущую хозяйственную деятельность в процедуре банкротства, а значит, у них возникает «текущие» кредиторы (требования которых возникли после принятие заявления). Такие кредиторы не обладают правами лиц, участвующих в деле о банкротстве, но имеют свой значимый имущественный интерес (права требования к должнику).

Требования перед кредиторами по текущим обязательствам погашаются за счет имущества должника, соответственно перспективы такого погашения зависят от действий арбитражного управляющего в части формирования конкурсной массы.

Закон о банкротстве предоставляет кредиторам по текущим обязательствам возможность обжаловать действия управляющего, если они нарушают права таких кредиторов (п.4 ст.5 ЗоБ). Однако довольно долго в качестве таких нарушений рассматривалось исключительно несоблюдение управляющим очередности текущих платежей (ст. 134 ЗоБ). Иные же нарушения, прямо не связанные с интересами текущего кредитора, по мнению арбитражных судов, не давали права  на  оспаривание.   

Ситуацию изменило Определение ВС от 31.08.2020 года №305-ЭС18-7419, где было указано, что кредитор по текущим обязательствам (как и реестровый кредитор) преследует цель погашения своих требований, соответственно, он вправе оспаривать действия управляющего, связанные с формированием конкурсной массы (расходами и доходами должника).    

Участники (акционеры) должника      

Корпоративные участники должника относятся к последней очереди лиц, ожидающих удовлетворения своих требований в процедуре банкротства (после текущих, реестровых и зареестровых кредиторов). Фактические шансы на удовлетворение корпоративных требований «стремятся к нулю», но это не умаляет прав участников (акционеров) требовать от управляющего эффективного формирования конкурсной массы, а также иным образом защищать свои интересы (увеличивая шансы на погашение).       

Руководствуясь таким подходом, ВС предоставил участникам (акционерам) право на оспаривание действий арбитражного управляющего. Что важно: в условиях корпоративного конфликта между участниками, они освобождаются от необходимости выбрать общего представителя и могут действовать самостоятельно, то есть наделяются правами лица, участвующего в деле (Определение ВС от 19.10.2020 года №305-ЭС20-4610, Определение ВС от 14.06.2016 года №304-ЭС15-20105).

Надо отметить, что ВС вынес несколько Определений, которые конкретизируют правомочия участников (акционеров) должника в процедуре банкротства: в части обжалования действий управляющего (Определение ВС от 07.02.2019 года  №305-ЭС16-15579);  оспаривания судебных актов по включению в реестр (Определение ВС от 14.06.2016 года №304-ЭС15-20105); оспаривание порядка предоставления отступного (Определение ВС от 21.01.2019 года №302-ЭС18-528).

Иные лица

Практика знает еще несколько случаев, когда лица, не участвующие в процедуре, наделяются некоторыми процессуальными правами в целях защиты своих интересов. В частности, возможность оспаривания торгов и сделок, заключенных по их результатам, предоставляется лицу, права которого были нарушены в процессе проведения торгов (например, Определение ВС от 22.04.2018 года №308-ЭС17-1946).  Кредитор, заявление которого о включении в реестр еще не рассмотрено, тем не менее, наделен правом на оспаривание судебного акта о включении требований других кредиторов в реестр (Определение ВС от 06.06.2019 года №307-ЭС19-1984).   

____________________________________________________________________________________

Надо отметить, что расширение круга участников, которые  наделяются правами лица участвующего в деле о банкротстве, является одним из направлений «судебной» реформы банкротного законодательства, то есть заполнения Верховным судом пробелов законодательства о банкротстве, а порой и откровенной корректировке его положений.

При этом «сторонние» участники процесса, конечно, не приобретают всей полноты процессуальных прав лица, участвующего в деле (то есть, у них нет возможности участвовать во всех обособленных спорах с полным «процессуальным набором»). Их правомочия возникают в случае, когда необходимо отстаивать собственный имущественный интерес,  даже в ситуации, которая весьма косвенно касается такого заявителя. В подавляющем большинстве случаев речь идет о формировании конкурсной массы и ее расходовании (распределении).

В целом эту тенденцию следует признать позитивной и правильной: чем больше процессуальных прав будет у заинтересованных лиц, тем меньше злоупотреблений случится в процедуре (контроль за процедурой будет усиливаться). Однако не стоит забывать и о том, что процессуальные права «третьих лиц» могут использоваться  недобросовестно – для затягивания процедуры, дискредитации управляющего и т.д. Но это уже задача арбитражных судов – выявлять и отсеивать такие злоупотребления.         

Вообще же банкротная процедура (и соответствующий процесс) становятся сложнее и объемней: значение прямого законодательного регулирования снижается, при этом возрастает вес практики и глубокого анализа фактических обстоятельств в рамках каждого из производств.   

  
Источник

%d такие блоггеры, как: