Интересная драма развернулась в стенах юридического факультета Южного федерального университета – одного из самых престижных Вузов Юга России, напоминающая в чем-то знаменитую трагикомедию «Прохиндиада или бег на месте», в которой прохиндей и псевдоученый Сан Саныч Любомудров окончательно запутался в своих «делишках» и пустился «во все тяжкие».
На этот раз сюжет фильма воплотил в жизнь доцент кафедры теории и истории государства и права ЮФУ Андрей Викторович Серегин, отчаявшийся стать доктором наук законным путем и решивший с помощью фальсификации получить разрешение на защиту. Когда вскрылся обман, то не нашел ничего лучше, чем применить излюбленный метод всех прохиндеев, суть которого емко передает фраза «с больной головы на здоровую». Еще бы, образ борца «за чистоту рядов» куда привлекательнее, чем имидж юриста-афериста. Однако, обо всем по порядку.

Как все начиналось

В 2018 году заведующий кафедрой теории и истории государства и права Любашиц В.Я. был вынужден с должности заведующего перейти на должность профессора, так как в силу возрастных ограничений и явной для всех усталости уже не мог эффективно выполнять свои функциональные обязанности. Такой порядок дел вполне устраивал мечтающего о должности заведующего кафедрой доцента Серёгина, так как не видно было конкурентов. Серегин уже потерпел когда-то неудачу на ниве карьерного роста в университете: скандалом закончилась работа в качестве учёного секретаря приемной комиссии университета, откуда тот был выдворен обратно на кафедру после серии скандалов и грубых нарушений.

Одним из этих нарушений был откровенный плагиат чужих текстов. Дело в том, что Серёгин отличался по истине фонтанирующим и пулеметным написанием монографий и статей весьма сомнительного научного качества, о чем неоднократно поднимался вопрос в ходе экспертизы при оценке рейтинга учеными университета. Да и коллеги скептически оценивали творчество Серегина, которому позавидовал бы даже литератор-халтурщик Никифор Ляпис-Трубецкой – персонаж романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев», так как наш доцент посвящал свои научные вирши переписыванию исторической литературы о славянах на юридический лад: берем исторически текст и пересказываем с акцентом на правовые аспекты. В итоге текст готов.

Многие тогда задались вопросом откуда у загруженного работой ученого секретаря приемной комиссии университета столько времени на обильный урожай монографий и статей. Ответ оказался более чем банальным: плодовитый автор просто воровал чужой текст из чужих изданий, преимущественно написанных историками, в расчёте на то, что среди юристов никто этого не заметит. Однако заметили, причем не только юристы. (https://vk.com/wall620767564_6 https://vk.com/wall620767564_7  ). Так, в своей монографии «Державное наследие Древней Руси: опыт юридического исследования от Скифии до пресечения династии Рюриковичей. Монография. – М.: Юрлитинформ, 2017. – 325 с.» Серегин просто скопировал и, что называется, через «буфер обмена» вставил в своей труд несколько глав из статьи Н.Н. Ильина «Изгнание норманнов. Очередная задача русской исторической науки», размещенной в Интернете на сайте https://statehistory.ru/. В другой монографии «Эволюция семейного права славянских народов (сравнительно-правовой анализ)» ВГУЮ (РПА Минюста России), Ростовский институт (филиал). – М., 2017 он взял текст «слово в слово» из статьи Федорчык П. «История развития семейного права Польши в XX», опубликованной в журнале «Семейное и жилищное право», 2006, N 2 и т.д. Цифровые технологии облегчают жизнь прохиндеев.

Скандальная защита №1

Работа в качестве ученого секретаря нужна была Серёгину для вполне конкретного результата: он мечтал о защите докторской диссертации. Однако научный консультант, которым был на тот момент Иванников не смог придумать тему своему ученику. Видимо на большее не хватило Серегину ума, чем взять в качестве темы название главы из учебника по теории государства и права: «Форма государственного правления (вопросы теории)». Да-да, именно так, видимо, стоит выбирать темы для докторских, особенно если есть желание поскандалить.

Скандалом закончилась попытка защитить данный труд. Пользуясь новыми возможностями и связями Серегин, несмотря на просьбу изменить и доработать диссертацию рецензентами, обратившими внимание на необходимость усиления новизны работы, двинул свой «шедевр» в 2014 году на защиту, да не куда-нибудь, а в Первопрестольную: в Московскую государственную юридическую академию. Там работу быстро пропустили и далее начался скандал.

После защиты в ВАК полетели жалобы разгневанных профессоров из МГЮА, мимо которых удалось протащить скандальный труд. Диссертацию направили на повторное рассмотрение в один из центральных юридических ВУЗов России в Саратовскую государственную юридическую академию, где быстро разобрались с уровнем новизны и признали пересказ учебников по обществознанию и теории государства и права ни к чему не пригодным. В итоге Серёгин остался и без докторской степени, и без должности ученого секретаря.

Из прохиндея в фальсификаторы

Сан Саныч Любомудров никогда не нарушал закон: в этом был он тверд и непреклонен. Умение наладить нужные связи, жизнь по принципу «ты мне – я тебе», нюх на нужных людей и многое другое позволяло достигать Любомудрову нужных целей. Однако этих качеств было недостаточно для того, чтобы стать доктором наук, а Серегину нужен был результат, причём быстрый. Уже прошло время и утих шум от скандальной защиты докторской диссертации. Слегка изменив название своего шедевра, наш ростовский Сан Саныч Любомудров предложил вновь обсудить свой докторский труд на кафедре, рассчитывая на планы нового заведующего кафедры по её развитию. Благо, новый заведующий кафедрой оказывал всяческое благорасположение Серёгину и нуждался в молодых докторах наук. Заседание было назначено уже осенью следующего 2019 года, экспертами были приглашены видные ученые, которые несмотря на огромную занятость согласились прочитать многостраничный опус. В результате в ноябре 2019 года состоялось обсуждение диссертации Серёгина с вполне обыденным для первичного обсуждения диссертации итогом: доработать и устранить недостатки, что необходимо для последующей рекомендации к защите. Однако наш мыслитель обиделся и разозлился: тому явно способствовала поддержка бывшего заведующего, который в пику нынешнему завкафедрой подпишет любую рецензию. Видимо считал, что его труд должен был однозначно воспринят без замечаний. Опыт скандала прошлых лет не был им учтен: мало изменившийся, ранее уже ставший провальным труд виделся Серёгину безупречным. Затаив злобу, Серёгин принялся методично просчитывать варианты и нашел выход. Решение казалось простым и гениальным одновременно: надо проигнорировать последнее обсуждение на кафедре и составить новое, положительное заключение кафедры, дающее право на защиту. Вот только как быть с новым завкафедрой? Ведь он не подпишет…

Но ведь есть Любашиц, который был когда-то заведующим! Блестяще! Шер-Хан Любащиц своему Табаки, конечно, не отказал, подписал июлем 2018 года заключение кафедры. Правда в это время уже был заведующим Овчинников, но интеллектуальный уровень и лень горе-ученого не позволили провести элементарные логические операции и проверить даты назначения нового заведующего. Оставалось только подделать подпись проректора по науке,  утверждающего документ. Но это проще, для этого есть Фотошоп. 

Вот только вышел промах. В диссертационном совете Института государства и права РАН, куда отправил свою диссертацию для защиты Серегин, заметили неладное и «мягко» отказали, сославшись на то, что заседание кафедры не может проводить научный консультант, которым был указан Любашиц. Кстати на тот момент, консультантом был другой человек – Иванников, об этом тоже мыслей в голове Серегина-Любомудрова не возникло.

Серегин не отступал, напоминая Сизифа из известного античного мифа. В Москву было послано новое, уже второе заключение кафедры, с новыми подписантами, теперь уже с помощью Фотошопа пришлось подписывать его за профессора Цечоева и за профильного проректора. Но там уже поняли с кем имеют дело и вновь отказали по причине сомнительных документов. Только при этом направили эти документы заведующему кафедрой Овчинникову для ответа на вопрос о законности их происхождения.

А что так можно было?

 Этот вопрос задали бы себе сотни докторантов и аспирантов, добивающихся ученых степеней кропотливым и тяжёлым интеллектуальным трудом, узнав о том, как просто, оказывается, можно стать доктором юридических наук, минуя все возможные барьеры, в том числе и главный-обсуждение диссертации в кругу коллег на кафедре. Вряд ли есть кандидаты и доктора наук, не проходившие «обжиг» на кафедре и не испытавшие несколько раз свои труды в кафедральных дискуссиях.

На что рассчитывал Серегин, посылая поддельные заключения в Москву? Ведь это стало бы ранее или позже известно всем, включая участников обсуждения диссертации в 2019 году. «Победителей не судят» – был бы слишком простой ответ на данный вопрос. Все гораздо сложнее.

Подготовка к фальсификации шла по всем направлениям, включая исход. Кроме того, должность заведующего кафедрой манила и влекла за собой, лишая трезвомыслия и остатков порядочности. После того, как Овчинников потребовал объяснений от двух фигурантов аферы – Любашица и Серегина, буквально на следующий день на головы правоохранителей посыпался шквал ложных доносов о «жутких преступлениях», якобы совершенных Овчинниковым и еще одним коллегой доцента Еленой Александровной Казачанской, состоявших из очень качественно слепленной клеветы. «Жуткие» преступления заключались в том, что, по мнению Серегина, на кафедре не все выпускные работы проходили правильные процедуры оценивания оригинальности и хранения текста. Видимо не раз промышлявший бизнесом на выпускных работах Серегин решил, что тем-же грешат и его коллеги. Это известное правило усмотрения в других тех недостатков, которыми грешит сам смотрящий. «Люди делятся на мух и пчел. Пчелы видят кругом цветы, а мухи навоз» – поговаривал святой Паисий Святогорец. Поэтому сбором навоза Серегин занялся заблаговременно до направления документов на защиту: старый лаборант кафедры Осинский, доставшийся Овчинникову в наследство от Любашица, никак не желавший расстаться с любимым вузом на протяжении десяти лет и побивший рекорд Гиннеса по числу академических отпусков, продлевающих логику его присутствия на факультете, в этом сильно помог. Сообразив на троих, кампания принялась за дело… Благо махинациями с программой Антиплагиат лаборант Осинский за 10 лет пребывания на кафедре овладел в совершенстве.

За почти три месяца пребывания на сомнительных больничных Серегин написал около тридцати обращений в самые разные ведомства и организации. Пока за него вели занятия Овчинников, Казачанская и другие преподаватели Серегин строчит ложные доносы на своего заведующего и коллег, обвиняя все новых и новых студентов в подделке выпускных работ, наплевав на репутацию вуза и ни в чем не повинных ребят, которые, кстати, уже обращались к ректору с просьбой защитить их честь и деловую репутацию. Прокуратура, следственный комитет уже четвертый месяц бесплодно «атакуют» кабинеты юрфака, а Серегин продолжает писать, превращаясь в перманентную причину сплетен и интриг. Видимо это было проще, чем исправить недостатки в рукописи диссертации. Чем закончится эта история пока не понятно: еще идет проверка правоохранительных органов по вопросу подделки документов. Ясно одно: еще один «прохиндей от науки» пустился «во все тяжкие»…
Источник

%d такие блоггеры, как: