В данной статье пойдет речь про проблемы правовой определённости в правоприменении столичного региона при привлечении к ответственности по ст.20.6.1 КоАП РФ хозяйствующих субъектов, осуществляющих деятельность, связанную с совместным пребыванием граждан (посетителей) на их территории, которые должны обеспечить соблюдение гражданами обязанности по использованию ими средств индивидуальной защиты (проведенный анализ может быть полезен также в правоприменении и в других регионах, где существует аналогичная обязанность).

Великий дореволционный юрист И.А. Покровский писал: «Если каждый отдельный человек должен подчиняться праву, если он должен приспособлять свое поведение к его требованиям, то очевидно, что первым условием упорядоченной общественной жизни является определенность этих требований. Всякая неясность в этом отношении противоречит самому понятию правопорядка и ставит человека в весьма затруднительное положение: неизвестно, что исполнять и к чему приспособляться».

В столичном регионе, на мой взгляд, сложилась удивительная, с точки зрения права, ситуация, когда хозяйствующие субъекты не знают каким образом исполнять возложенную на них обязанность исполнительной властью и чего им ожидать от правоприменения, чтобы избежать административной ответственности.

На территории г. Москвы согласно п.7 указа Мэра города от 8 июня 2020 г. № 68-УМ (в ред. 06 октября 2020 года) (далее – Указ) установлена необходимость использования средств индивидуальной защиты в случаях посещения зданий, строений, сооружений (помещений в них), нахождения в транспорте общего пользования, на объектах инфраструктуры железнодорожного транспорта (железнодорожные вокзалы, станции, пассажирские платформы, пешеходные настилы, мосты и тоннели), легковом такси, транспортном средстве, осуществляющем перевозки пассажиров и багажа по заказу. Так называемый масочный и перчаточный режим установлен в том числе и для работников организаций, осуществляющих свою деятельность на территории г. Москвы.

В тоже время с 06.10.2020 года в п.12.2 Указа были введены изменения и его изложили в следующей редакции: органы власти, организации и индивидуальные предприниматели, а также иные лица, деятельность которых связана с совместным пребыванием граждан, должны обеспечить соблюдение гражданами (в том числе работниками) требований по использованию средств индивидуальной защиты органов дыхания (маски, респираторы) и рук (перчатки) (далее – СИЗ).

Таким образом, на данный момент обязанность по ношению СИЗ, присутствует у граждан, но в то же время обязанность по обеспечению ношения гражданами СИЗ присутствует у хозяйствующих субъектов, которые осуществляют деятельность, связанную с совместным пребыванием граждан.

Следует заметить, что в п.12.2 Указа отсутствует правовая определенности, так как закрепление такой обязанности для хозяйствующих субъектов не сопровождается уточнением примерных действий, которые должны принять субъекты для соблюдения Указа – это позволяет говорить о непредсказуемости применения нормативного акта и большом усмотрении административных органов, что и стало происходить на практике, вследствие чего органы исполнительной власти начали рьяно заниматься проверкой соблюдением данной обязанности.

За несоблюдение такой неопределенной обязанности в п.12.2 Указа предусмотрена ответственность по ст.20.6.1 КоАП РФ (невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения).

В свою очередь, в Постановлении КС РФ от 5 марта 2020 г. № 11-П суд отметил, что «неоднозначность, нечеткость и противоречивость правового регулирования препятствуют адекватному уяснению его содержания, допускают возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения».[1] 
 


[1] Постановление Конституционного Суда РФ от 05.03.2020 N 11-П “По делу о проверке конституционности подпунктов 4 и 5 пункта 1 и пункта 5 статьи 57 Земельного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки И.С. Бутримовой” // “Вестник Конституционного Суда РФ”, N 3, 2020

Так же в Постановлении КС РФ от 5 марта 2013 г. № 5-П суд отметил, что «…соблюдение требования определенности соответствующего правового регулирования… призвано обеспечить лицу, на которое законом возлагается та или иная обязанность, реальную возможность предвидеть в разумных пределах последствия своего поведения в конкретных обстоятельствах».[1] 


[1] Постановление Конституционного Суда РФ от 05.03.2013 N 5-П “По делу о проверке конституционности статьи 16 Федерального закона “Об охране окружающей среды” и постановления Правительства Российской Федерации “Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия” в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью “Тополь” // “Вестник Конституционного Суда РФ”, N 5, 2013

Так же в Постановлении КС РФ от 5 марта 2013 г. № 5-П суд отметил, что «…соблюдение требования определенности соответствующего правового регулирования… призвано обеспечить лицу, на которое законом возлагается та или иная обязанность, реальную возможность предвидеть в разумных пределах последствия своего поведения в конкретных обстоятельствах».

На повестке дня встал важный практический вопрос о том, каким образом возможно исполнить обязанность хозяйствующему субъекту, установленную в п.12.2 Указа, чтобы не быть привлеченным к ответственности по ст.20.6.1 КоАП РФ.

На данный момент судебная система г.Москвы завалена делами по привлечению хозяйствующих субъектов по ст.20.6.1. КоАП РФ за нарушение п.12.2 Указа.

Преимущественно нарушения сводятся к тому, что граждане находятся без СИЗ на территории хозяйствующих субъектов, а последними не были приняты надлежащие меры по исполнению п.12.2 Указа, в свою очередь ни исполнительная власть, ни судебная практика не отвечает на вопрос каким же образом возможно исполнить возложенную обязанность.

Эта практическая проблема может быть  применима и для других субъектов, где установлена аналогичная обязанность.

Перед тем как приступить к содержательной части статьи необходимо отметить, что автор никаким образом не рассматривает объективность введения исполнительной властью такой обязанности, как и не ставит под сомнение общественную опасность деяний лиц, находящихся без СИЗ на территории хозяйствующего субъекта, речь пойдет исключительно про придание п.12.2 Указа правовой определенности.

Для решения поставленных проблем необходимо сначала рассмотреть вопрос о возможности или невозможности хозяйствующим субъектом допуска граждан на торговый объект. И как исполнить данную обязанность, предусмотренную п.12.2 Указа, не нарушая прав покупателей.

Этот вопрос прежде всего связан с конституционным правом на свободу передвижения, так как ограничение допуска гражданина фактически будет являться посягательством на это право.

Право на свободу передвижения является одним из основных и устанавливается ст. 27 Конституции РФ. Согласно ст. 17 Конституции РФ данное право является неотчуждаемым и принадлежит гражданину от рождения и, в соответствии со ст. 18 Конституции РФ, является непосредственно действующим.

В соответствии со ст. 55 Конституции РФ в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Ст. 1 Закона РФ от 25.06.1993 N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» предусматривает, что ограничение права граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации допускается только на основании закона.

Перечень оснований ограничения права граждан Российской Федерации на свободу передвижения в пределах Российской Федерации предусмотрен ст. 8 этого закона, которая устанавливает, что ограничение данного права возможно только в соответствии с законами Российской Федерацией, соответственно решение об этом может принять только полномочное лицо, либо орган.

Хозяйствующий субъект, осуществляющий розничную торговлю и иную деятельность с совместным пребыванием граждан в соответствии с действующим законодательством ни одним НПА не наделен правом на ограничение свободы передвижения лица без СИЗ на его торговый объект.

Если допустить ситуацию воспрепятствования входа потребителя без СИЗ, то встает вопрос о практической реализации подобного вопроса. Хозяйствующий субъект должен иметь в штате или на аутсорсинге лиц, которые будут с применением силы не пускать потребителей без СИЗ?

Конечно же, это абсурд, а также несение дополнительных затрат, с понижением своей репутации, сопровождающейся нарушением конституционных прав посетителей – в общем целый букет неприятностей, как для организации, так и для потребителя.

Таким образом, ограничивать вход на территорию объекта посетителям без СИЗ запрещено. Однако обязанность для хозяйствующего субъекта, возложенную на него п.12.2 Указа необходимо исполнить, но насильственный путь к посетителям не применим.

В соответствии с п. 16 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации РФ от 02.06.2004 N 10  в силу ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо привлекается к ответственности, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

В отношении юридических лиц формы вины КоАП РФ (ст. 2.2) не выделяет, поэтому в отношении юридических лиц требуется лишь установление того, что у соответствующего лица имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ).

Какие же меры возможно принять, для избежания ответственности? На мой взгляд следующие:

-Размещение на входе в магазин, а также непосредственно в самом помещении печатную информацию об обязанности граждан использовать СИЗ, а именно масок и перчаток при посещении объектов торговли и иных объектов;

-Обеспечение наличия бесплатных СИЗ для посетителей магазина при входе в помещение в свободном доступе;

-Обеспечение воспроизведения аудиоролика об обязанности граждан использовать СИЗ;

Подобные меры могут являться достаточными и соразмерными для исполнения обязанности п.12.2 Указа.

Необходимо отметить, что исполнительная власть в Указе никак не разъяснила, что же будет являться достаточными и надлежащими мерами по исполнению п.12.2 Указа, в этом случае судебная власть имеет весь набор различных инструментов, чтобы дать ответы на эти волнующие хозяйствующие субъекты вопросы.

В свою очередь, в судебной практике происходит ситуация, при которой суды привлекают к ответственности за формальное нахождение покупателей без СИЗ на территории магазина, не принимая во внимание меры, которые были или могли быть приняты хозяйствующим субъектом.

Приведу примеры выдержек из судебных актов.

В Постановлении Перовского районного суда города Москвы от 09.02.2021 N 05-0501/2021 указывается:

Доводы защитника о том, что Общество приняло все меры по соблюдению работниками и посетителями требований п. 12.2 Указа Мэра Москвы от 05 марта 2020 N 12-УМ “О введении режима повышенной готовности”, средства индивидуальной защиты для покупателей имеются, все работники используют средства индивидуальной защиты, основанием для освобождения от административной ответственности не являются.

Вопреки указанным доводам, невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, образует объективную сторону правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.6.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях, так как по смыслу данной нормы, возможность ее применения не ставится (!!!! – примечание Автора) в зависимость от того, какие действия были совершены лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Сам по себе факт нахождения посетителей без использования средств индивидуальной защиты рук в магазине, принадлежащем наименование организации, свидетельствует о том, что Обществом не было принято достаточных и эффективных мер, направленных на исключение нарушения действующих требований.

В данном деле суд фактически говорит, что формальное нахождение посетителя без СИЗ в любом случае будет являться нарушением, а принятые меры судом во внимание не принимаются.

Аналогичные выводы, к примеру, указаны в Постановлении Перовского районного суда города Москвы от 11.02.2021 N 05-0504/2021

Такое правоприменение однозначно ведет к правовой неопределённости, так как пределы по исполнению обязанности, указанной в п.12.2 Указа, должны быть выработаны судебной практикой, а формальное нахождение покупателя на территории хозяйствующего субъекта не должно влечь автоматически нарушения правила поведения.

В такой правовой парадигме сразу возникает необходимость по доказыванию административным органом наличия мер, которые были приняты или не приняты хозяйствующим субъектом, однако на практике все сводится к следующему.

К примеру, в Постановлении Люблинского районного суда от 10 февраля 2021 г. n 5-108/2021 указано:

Имеющиеся в материалах дела доказательства свидетельствуют о том, что у юридического лица – АО “Т” имелась возможность для соблюдения законодательства в области охраны здоровья граждан и поведения в период повышенной готовности – обеспечение ношение средств индивидуальной защиты посетителями магазина, за нарушение которого ч. 1 ст. 20.6.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

При таком рассмотрении дела усматривается, что процесс доказывания строится исключительно на фото/видеофиксации события административного правонарушения, где формально фиксируется посетитель без использования СИЗ на территории хозяйствующего субъекта и про какие-либо принятые или не принятые меры речи не идет, т.е. содержательная часть вопроса судом во внимание не применяется и не исследуется.

В отношении привлекаемого к ответственности лица возникают неустранимые сомнения, ввиду того, что бремя доказывания исполнения надлежащим образом мер лежит на административном органе, а таких доказательств попросту не имеется, что подтверждается судебной практикой.

В случае принятия необходимых мер хозяйствующим субъектом по соблюдению п.12.2 Указа и одновременным нахождением покупателя в помещении магазина без СИЗ, именно покупатель является нарушителем Указа, что и является административным правонарушением по 20.6.1 КоАП РФ. В свою очередь, такие посетители остаются без внимания административных органов.

На данный момент судебная практика идет формальным путем, привлекая без разбора всех предпринимателей к ответственности, что усугубляет их и так не простое имущественное положение, что способствует усилению подрыва правовой определенности и подрыву правосудия как механизму правового государства.

Очевидно, что формальное установление исполнительной властью такой обязанности в п.12.2 Указа должно влечь ее содержательное наполнение в виде исследование принятых мер хозяйствующим субъектом (либо доказательств об обратном силу бремени доказывания). В противном случае при аналогичных фактических обстоятельствах к административной ответственности будет подвергаться хозяйствующий субъект, который принял различные меры и хозяйствующий субъект, который никаких мер не предпринимал – такой исход дел будет как минимум не отвечающим принципам справедливости и основам правового государства, где базовым является критерии верховенство права и равенства участников правоотношений. 
Источник

%d такие блоггеры, как: