Сколько помню себя, советское, а потом российское государство металось между двумя крайностями – «закручиванием гаек» и дерегулированием. Последнее удавалось гораздо хуже, длилось короче и часто оборачивалось еще большим ужесточением. Когда-то я даже написал специальный пост «Советские «качели» для группы в Фейсбуке «Советский быт и право». Но сейчас не об СССР, а о сравнительно недавней попытке дерегулирования, получившей название «регуляторная гильотина». Всем уже понятно, что она завершилась «пшиком»: немного побурлила, покуролесила и выдохлась. Мне, как и многим, этот результат был ясен с самого начала, поскольку необходимость имитировать активность, чтобы заработать репутационные очки, отсутствовала. Для и сам метод «дерегулирования» в последние годы перестал эффективно работать даже в политической сфере, слишком часто им пользовались…

Интереснее другое: почему всякие «гильотины», «сокращения аппарата», «оптимизации» не приводят ни к какому результату? Я сейчас не буду рассматривать ситуации, когда подобные меры вводятся «для вида», без цели что-то реально изменить. С ними всё понятно. А вдруг государству на самом деле захотелось перемен, и оно придумало соответствующий комплекс мер. Было бы нелогично, если бы оно вот так, с бухты-барахты, взяло и от них отказалось. Должно пройти время, чтобы все могли убедиться в неэффективности предложенных мер и их отменить. Но на какой-то период давление государства на общество уменьшилось бы. Однако этого обычно не происходит… Почему? Да потому что, снижая нагрузку в одной сфере, публичная власть, как правило, усиливает её в другой. В итоге желаемого облегчения не происходит, что вызывает социальную апатию и неверие в возможность позитивных перемен.

Различные вектора изменений связаны с самой сутью регуляторной гильотины, как и других таких же мер, а именно – с её фрагментарностью (казуальностью) и отсутствием общего принципа (позиции), из которой она исходит. Чуть-чуть отрежем здесь, чуть-чуть – там. Почему, мы не знаем. Просто решили, что надо. Одновременно государство, озаботившись проблемами в других сферах, предлагает для них новое регулирование, часто руководствуясь благими намерениями, но опять-таки казуально. Затопило дома в низинах рек – заставим их страховать. Юнец пришёл в школу с оружием – ужесточим правила его приобретения для всех. Системной политики как не было, так и нет. Чистая тактика, не руководствующаяся какими-то принципами. А в результате выходит, что как бы государство не облегчало своё давление на общество, оно не снижается, а часто, напротив, усиливается.

Мне, конечно, скажут, что главное лекарство против произвола государства – сильное гражданское общество, которого у нас, к сожалению, нет. Да, это так. Но не только сильное, а ещё и общество, которое руководствуется определёнными принципами. У нас сейчас граждане запросто могут подталкивать государство к противоречивым и неразумным мерам. Нельзя забывать и про права меньшинства, нарушаемые большинством. Наконец, гражданским обществом «без руля и ветрил», какой бы силой оно ни обладало, вполне можно манипулировать. Беда только в том, что эффективного гражданского общества у нас нет, и когда оно появится – неизвестно. Однако без чёткой правовой позиции (принципа), лежащей в основе взаимодействия общества и государства, и главное, без того, чтобы её разделяло большинство людей, сильное гражданское общество вообще невозможно.

Столь долгое вступление понадобилось мне для того, чтобы донести до читателей важную мысль. Принцип (позиция) должны быть именно правовыми и вытекать из Конституции РФ. За давностью лет о ней забыли, да и государство тут постаралось. А позиция (принцип) простой: на частных лицах лежат только те обязанности, которые прямо предусмотрены Конституцией. Тут мне скажут, что в ней предусмотрено слишком мало обязанностей, чтобы страна могла жить, а именно, обязанность платить законно установленные налоги и сборы, ст. 57, сохранять природу, ст. 59, и защищать Отечество, ст. 59. А я в ответ скажу: достаточно и одной обязанности, но такой, которая позволяет государству осуществлять свою деятельность, а именно, обязанности платить законно установленные налоги и сборы. Её исполнение позволяет государству получить нужные средства и работать для общества. Все остальные обязанности лежат на государстве, а частные лиц вправе требовать их принудительного соблюдения. Вот тогда лозунг «Заплатил налоги – и спи спокойно!», который так любит ФНС, приобретёт реальное наполнение.

Разумеется, принятие правовой позиции «у частного лица есть лишь одна обязанность: платить законно установленные налоги и сборы» потребует радикального пересмотра всей системы отношений общества и государства. Сейчас у граждан и организаций масса обязанностей, которые не связаны с уплатой налогов и сборов: статистический, воинский, кадровый, архивный, технический, антиотмывочный и прочие учёты. Соответствующие обязанности нужно исполнять за свой счёт, а не за счёт государства. Максимум, что можно сделать, – отнести соответствующие расходы на затраты с целью уменьшения налогооблагаемой базы. Как будто частные лица искренне в них заинтересованы, на радость властям. Причём это не контролируемое по объёму и сумме бремя, добавляемое к налогам и сборам. Никакая регуляторная гильотина его не способна уменьшить. Напротив, с каждым днём оно увеличивается, и все считают это в порядке вещей.

Есть, правда, такие обязанности частных лиц, которые связаны с уплатой законно установленных налогов и сборов, хотя и в разной степени. Сдача налоговой отчётности тесно связана с уплатой налогов и сборов, ведение бухгалтерского учёта (в отличие от налогового) такой жёсткой связи не имеет. Ещё более отдалена от уплаты налогов и сборов обязанность использовать контрольно-кассовые машины (ККМ), производить расчёты в безналичном порядке, вносить данные в централизованные учёты (например, в ЕГАИС для алкогольной продукции). Совсем далеко от налогообложения находится обязательный аудит. С одной стороны, вроде бы, логично такие обязанности на частных лиц возлагать. С другой стороны, открывается возможность безмерно расширять круг их обязанностей. Думаю, ключевой вопрос здесь – уплачены ли в полном объёме налоги и сборы. Если да, обязанность исполнена, и хватит.

Но как быть с расходами, связанными с исполнением публичных обязанностей, возложенных на частных лиц, кроме уплаты законно установленных налогов и сборов? Очевидно, что раз такие обязанности не предусмотрены Конституцией РФ, то и расходы, связанные с ними, на счёт граждан и организаций относиться не должны. И если они всё-таки их понесут, то логично списывать их не на издержки, а на уменьшение налога к уплате. Купили новую ККМ или устройство для ЕГАИС, вычтите соответствующие суммы из налога, причём любого. То же касается расходов на бухгалтеров, аудиторов, комлаенс-менеджеров, технических секретарей, курьеров и т.п. Вот тогда и наступит момент истины: собираемость налогов станет зависеть не только от того, насколько мытари «ободрали» налогоплательщиков, но и насколько разумно неналоговое бремя.

Сейчас же неважно, например, какие усилия должен приложить налогоплательщик, чтобы выполнить лежащую на нём обязанность. Это государство не интересует. Не интересует его и то, сколько стоят разные технические устройства, которые приходится приобретать частным лицам. За счёт завышения их стоимости некоторые приближённые к власти лица неплохо обогащаются. Отнесение же их цены на налоги заставит государство регламентировать ее. То же самое произойдет в части вменяемых частным лицам организационных процедур (и числа задействованных в них людей). Чем их больше, чем они сложнее, тем ниже поступления в бюджет. Вот вам и реальный стимул для эффективной регуляторной гильотины, который сейчас полностью отсутствует. Что касается проверки того, правильно ли отнесены на налоги издержки налогоплательщиков, связанные с исполнением возложенных на них обязанностей, то у налоговиков имеется огромный опыт, основанный на определении налоговой базы по налогу на прибыль.

Сейчас самое время перейти к сюжету, который послужил поводом к написанию этой статьи, – постановлению Правительства РФ от 1 июля 2021 г. № 1107, которым было утверждено Положение о национальной системе прослеживаемости товаров. Очевидно, что оно никак не связано с обязанностью уплачивать законно установленные налоги и сборы, а лишь облегчает налоговым органам их жизнь. Фактически это ЕГАИС на всё, пусть пока он распространяется на узкий перечень товаров. Но этот перечень легко можно расширить… В единую электронную базу будут поступать данные, по сути, обо всех сделках с прослеживаемыми товарами. Естественно, данные предоставляются за счёт налогоплательщиков. Так можно дойти до того, что любое действие гражданина или организации заставят документировать и представлять отчёты государственным органам. А ведь ещё древние римляне считали бессрочные и не конкретизированные по объёму обязанности рабством, которое неприемлемо для свободных людей!

Можно, конечно, поднять шум по поводу расходов на создание национальной системы прослеживаемости товаров, и при определённых политических условиях добиться её ограничения. Однако это не решит проблему публичных обязанностей граждан и организаций, которые будут «раздуты» в какой-то другой сфере. Внедрение же общего принципа, т.е. правовой позиции, в этом смысле даст принципиально иной эффект, поскольку распространится на любые возможные сферы, где будут вводиться такие обязанности. Действующая Конституция РФ это позволяет, хотя я и не вижу ни малейшей практической возможности добиться поставленной цели сейчас. Но нужно хотя бы предупредить всех, что неконтролируемое расширение публичных обязанностей в будущем создаст чрезмерное для частных лиц бремя и приведёт к коллапсу государства. Понимая это, последнее периодически затевает регуляторные гильотины, которые без решения принципиальных вопросов не приводят к нужному результату, а лишь приближают развязку. 

Источник

%d такие блоггеры, как: