Коллеги периодически возвращаются к вопросу вероятных мотивов выбора дел для  пересмотра во второй кассации (Экономической коллегии ВС).

Я и сам довольно часто «рефлексирую» на эту тему и пытаюсь разгадать  важный для многих ребус. Получается  не слишком. 

Но в одном можно быть уверенным – новаций в практике СКЭС совсем не много, здесь преобладают разные оттенки закрепления и развития уже сформированных трендов.

Вот, например, небольшой анализ  на отрезке минувшей недели.

Что делает ВС (в лице СКЭС) в сфере  банкротных споров?

Закрепляет  и  предлагает  расширительное толкование

(Определение  ВС от 30.09.2021 года № 307-ЭС21-9176)  

Лица, чьи права затронуты в рамках банкротных производств и которые не являются основными участниками дела, могут быть наделены отдельными процессуальными полномочиями для защиты своих интересов.

В частности лицо, привлекаемое к субсидиарной ответственности, может оспаривать действия конкурсного управляющего.

В общем, двери процедуры «открыты» для всех страждущих.

Дополнение позиций, содержащихся в  Определениях ВС от 31.08.2020 года №305-ЭС18-7419 и от 19.10.2020 года №305-ЭС20-4610.  

Закрепляет и …. устраняет расширительные подходы

(Определение ВС от 30.09.2021 года №305-ЭС19-27640)

В этом Определении Экономическая коллегия еще раз (третий за непродолжительный период) указала на неприменимость субординации к требованиям кредиторов в процедуре банкротства физического лица.

То есть, понижать очередность требований кредиторов к гражданину–банкроту в связи с их аффилированностью нельзя – у кредиторов физ.лица нет обязанности (да и механизмов) «заставить» физическое лицо подать заявление о собственном банкротстве или как-то иначе проинформировать третьих лиц о его плачевном финансовом состоянии.

Иными словами гражданин это «вещь в себе», которая исключительно самостоятельно решает вопрос собственного банкротства.

Развитие позиций, ранее изложенных  в Определениях от 29.06.2021 № 305-ЭС20-14492 и  от 26.07.2021 № 305-ЭС21-4424.

Закрепляет с целью «освежить» ситуацию

(Определение ВС  от 30.09.2021 года № № 308-ЭС21-8991)

Арбитражный управляющий должен соответствовать специальным требованиям не только на момент своего утверждения, но и в период исполнения своих функций в процедурах банкротства.

Появление обстоятельств, которые исключали бы его утверждение изначально  –  влечет отстранение от процедуры  в последующем.

Борьба за чистоту рядов арбитражных управляющих – актуальное направление практики ВС – в этом Определении оно проявилось со всей очевидностью и беспощадностью.

Ранее позиция была зафиксирована в «древнем» Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.05.2012 № 150.

Суды стали плавно дрейфовать в сторону от этой парадигмы, но ВС вернул ситуацию «на место».   

Закрепляет,  предлагая отойти от шаблона и увидеть  контекст ситуации

(Определение ВС от 27.09.2021 года №306-ЭС19-5887)

Споры об оспаривании сделок по «банкротным» основаниям часто упираются в необходимость доказывания нерыночного (убыточного) характера сделки, а также  аффилированности должника с контрагентом.  

Это ключевые критерии  конвейерного судебного производства по этой категории дел, отсутствие которых чаще всего означает неизбежный отказ в иске (даже при наличии иных косвенных доказательств).

Экономическая коллегия (в который раз) указала, что на вещи надо смотреть «поширше»: нерыночный  характер сделки может подтверждаться не только экспертизой, но и иными обстоятельствами, которые проливают свет на действительную стоимость ее предмета (например, его последующая оценка в той или иной форме).

Аффилированность же сторон  вполне может быть обоснована  общими локациями,  бывшими сотрудниками и слишком «лояльными» условиями договора для контрагента (отсрочки, рассрочки и т.д.). Это не безусловное подтверждение связанности, но основание для перехода бремени доказывания.

Отчасти все это уже было, например, в Определениях ВС от 14.02.2019 года №305-ЭС18-17629 и от  26.08.2020 года №308-ЭС20-2721.

____________________________________________________________________________

В общем прокредиторская практика «рулит».  Это первое, что нужно отметить в банкротных актах ВС.

Второй вывод тоже не отдает оригинальностью – Экономическая коллегия превращается в «разъяснителя» себя самой – уточняя ранее сформированные позиции.

Причиной тому – не хочу быть банальным, но все же – неумение и нежелание низовых судов самостоятельно толковать практику ВС и применять ее к смежным ситуациям.

В общем все по-прежнему…     
Источник

%d такие блоггеры, как: