Ранее я описывал ситуацию, когда в одном банкротном споре судья АС г. Москвы Марков П.А. назначил судебную правовую экспертизу, поименовав ее как “бухгалтерская и финансово-экономическая экспертиза”. Мало того, что судом перед экспертом были поставлены вопросы о правовой оценке обстоятельств дела, данные вопросы были направлены против серии вступивших в силу судебных актов, в которых обстоятельства взаимоотношения должника с аффилированными кредиторами являлись предметом оценки, в том числе того же самого судьи. 

Чтобы заблокировать право на оспаривание, производство по делу не было приостановлено, судебное заседание было отложено.

Безусловно, мы не могли согласиться с подобной ситуацией и обратились в Девятый арбитражный апелляционный суд с жалобой, которая первоначально была принята к производству суда, а затем производство по жалобе было прекращено в связи с отсутствием права на обжалование. За это процессуальное действие я еще удостоился награды от судьи Маркова П.А. в виде частного определения в адрес моей адвокатской палаты, а в отношении клиента назначено судебное заседание по вопросу назначения штрафа. При этом в частном определении суд не постеснялся смаковать идею, что подача апелляционной жалобы на определение, которое не подлежит обжалованию, – свидетельство моей некомпетентности как адвоката.

Казалось бы, ситуация безвыходная. Существующая судебная практика по вопросу возможности обжалования определения об отложении судебного заседания, в котором назначена судебная экспертиза, была преимущественно негативной. Плюс в конкретном споре суд оказывает неприкрытое давление в целях отказа от дальнейшего обжалования определения.

Поэтому данный пост я хочу посвятить не столько рассказу о победе в суде кассационной инстанции и формированию положительной судебной практики, сколько философской парадигме, согласно которой даже в безвыходной ситуации не стоит опускать руки, а нужно продолжать сражаться до конца за интересы клиента. 

Если так подумать, то новые правовые позиции формируются тогда, когда сторона по делу планомерно отстаивает собственную позицию вопреки сложившемуся подходу судов. Так и здесь, постановлением Арбитражного суда Московского округа от 18.03.2021 г. по делу № А40-168513/2018 в пользу кредиторов разрешена коллизия между позициями ВАС РФ. Суд округа признал за кредитором право на обжалование определения о назначении судебной экспертизы несмотря на то, что произвоство по делу не было приостановлено. Дополнительно суд кассационной инстанции подчеркнул, что суд поставил на исследование вопрос о правовой оценке обстоятельств дела, что не допустимо в судебном разбирательстве.

Рассказываю детальнее как моя “некомпетентность” вынудила суд округа не согласиться с судами нижестоящих инстанций.

Специальный порядок обжалования назначенной экспертизы в деле о банкротстве

По общему правилу, сторона судебного разбирательства вправе поставить вопрос об оценке судами апелляционной и кассационной инстанции необходимости назначения судебной экспертизы только при проверке законности определения о приостановлении производства по делу. Однако если суд не приостанавливает производство по делу, а откладывает судебное заседание (что зачастую происходит в целях воспрепятствования обжалованию определения суда о назначении экспертизы), то в таком случае сторона спора может заявить возражения по поводу назначения экспертизы только при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

Основой для приведенных рассуждений является пункт 17 Постановления Пленума ВАС РФ № 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе».

В то же время Высший Арбитражный Суд в абзаце 5 пункта 35.2 Постановления Пленума № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» разъяснил, что определение о назначении экспертизы или об отказе в ее назначении возможно обжаловать в специальном порядке – определение обжалуется отдельно от итогового решения и рассматривается судом апелляционной инстанции в течение 14 дней, после чего постановление суда апелляционной инстанции является окончательным и может быть обжаловано только в порядке надзора.

Таким образом, в судебной практике сформированы противоречащие друг другу позиции, которые в силу неконкретности формулировок интерпретировалась судами не в пользу лиц, пытавшихся обжаловать вопрос о назначении судебной экспертизы.

Рассматривая вопрос о принятии подобной жалобы к производству, суды апелляционных и кассационных инстанций указывали, что положения пункта 35.2 Постановления Пленума № 35 применимы исключительно в случаях назначения экспертизы по вопросам наличия признаков преднамеренного либо фиктивного банкротства. При этом суды игнорировали содержащиеся в Пленуме ссылки на статью 50 Закона о банкротстве, в которой речь ведется обо всех случаях назначения судебных экспертиз в обособленных спорах, и прекращали производство по жалобе либо возвращали ее заявителю.

Аналогичным образом поступил и Девятый арбитражный апелляционный суд, прекративший производство по апелляционной жалобе кредиторов на определение о назначении судебной экспертизы по делу № А40-168513/2018. В определении о прекращении производства по делу суд сослался на пункт 17 Постановления Пленума ВАС РФ № 23 и констатировал отсутствие у кредиторов права на обжалование определения, которым производство по делу не приостанавливалось.

Однако Арбитражный суд Московского округа не согласился с позицией суда апелляционной инстанции и разрешил существующую коллизию, указав, что дела о банкротстве рассматриваются судами по правилам, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности. В этой связи, в делах о банкротстве судебная экспертиза должна назначаться в соответствии с п. 3 ст. 50 Закона о банкротстве, а значит определение о назначении экспертизы подлежит обжалованию в специальном порядке, который установлен пунктом 35.2 Постановления Пленума № 35.

Также суд округа разъяснил, что Постановление Пленума ВАС РФ № 35 не содержит ограничений относительно вида судебной экспертизы, назначение которой может быть обжаловано. Непосредственно пункт 35.2 Пленума содержит ссылку на статью 50 Закона о банкротства, в соответствии с которой назначается экспертиза при подготовке дела о банкротстве к судебному разбирательству, а также при рассмотрении дела о банкротстве для решения вопросов, требующих специальных знаний.

Таким образом, Арбитражный суд Московского округа сформировал правовую позицию, согласно которой определение суда первой инстанции в части назначения судебной экспертизы по делу о банкротстве может быть обжаловано в апелляционном порядке даже в случае, если производство по делу не приостанавливалось.

Последствия для сторон дел о банкротстве

В силу сложившейся специфики российского судопроизводства заключение судебной экспертизы в деле – залог прогнозируемого исхода судебного разбирательства. Не имея возможности своевременно поставить вопрос о незаконности процессуального решения относительно необходимости проведения экспертизы, сторона лишается стратегических преимуществ и утрачивает шансы на победу.

Именно поэтому, несмотря на преобладание негативной судебной практики и попытку суда оказать давление в целях отказа от обжалования определения, нами было принято решение добиваться признания права на обжалование незаконного определения о назначении судебной экспертизы, которое значительно ухудшало положение кредиторов в деле о банкротстве. С принятием указанного постановления судебная практика округа может существенно измениться, а участники спора могут приобрести гарантированные права на судебную защиту, что можно оценивать только положительно.
Источник

%d такие блоггеры, как: