Оспаривание сделок в процедуре банкротства является действенным способом пополнения конкурсной массы. Однако в случае несостоятельности активно работавшего на рынке предприятия в число потенциально оспариваемых могут попасть сотни, если не тысячи сделок. Весь цикл их оспаривания  займет месяцы и годы (так часто и происходит). Что значительно увеличивает сроки процедуры, формирует задолженность по текущим платежам и, в конечном счете, снижает шансы на погашение реестровых требований.

При этом оспаривание сделок в условиях очевидного отсутствия шансов на пополнение конкурсной массы является таким же нарушением разумного и добросовестного подхода к процедуре, как и уклонение от обжалования в тех случаях, когда оно может вернуть активы в конкурсную массу (Определение ВС от 16.11.2020 года №307-ЭС20-11632, Определение ВС от 29.01.2020 года №308-ЭС19-18779).

Иными словами в вопросе оспаривания сделок необходим разумный баланс, который с одной стороны, позволит увеличить конкурсную массу, с другой – не допустит наращивания необоснованных расходов и увеличения сроков процедуры.  

Такой баланс может быть обеспечен алгоритмом (планом) оспаривания, который должен быть сформирован арбитражным управляющим и предложен кредиторам в самом начале конкурсного производства. Хотя этот вопрос и не относится к компетенции собрания (комитета) кредиторов, согласование плана работы с оспариваемыми сделками является разумным стандартом работы  добросовестного управляющего.

Как может выглядеть рациональный подход к оспариванию сделок? Вернее, какие фильтры можно применить для отсеивания сделок, оспаривание которых потенциально не имеет смысла?

Внизу дан примерный алгоритм работы с проблемными сделками, как общий ориентир для конкурсных управляющих и кредиторов.

Глубина оспаривания сделок («минус» сделки за пределами периодов подозрительности и предпочтительности)

В процедуре банкротства (по специальным основаниям) оспариваются подозрительные сделки (61.2 ЗоБ) и сделки с предпочтением (61.3 ЗоБ). Глубина оспаривания по первой категории – 1 год ретроспективно от даты принятия заявления о признании должника банкротом (неравноценные сделки) и 3 года (в ущерб интересам кредиторов). По второй категории – 1 месяц (все), 6 месяцев (при информированности контрагента о неплатежеспособности должника).

Таким образом, первый фильтр – это правильное определение периодов подозрительности (предпочтительности) и формирование общего пула сделок к оспариванию по банкротным основаниям.

При решении вопроса о периодах подозрительности (предпочтительности) следует иметь в виду, во-первых, что оспаривание сделок за пределами таких периодов, очевидно, не имеет смысла и может повлечь взыскание в отношении управляющего, инициировавшего соответствующие иски (Определение ВС от 16.11.2020 года №307-ЭС20-11632). Во-вторых, при определении периодов подозрительности (предпочтительности) необходимо исходить из обстоятельств возбуждения процедуры банкротства –  учитывать имели ли место на этой стадии  недобросовестные действия, направленные на затягивание введения процедуры и изменения сроков подозрительности/предпочтительности (Определение ВС от 04.03.2012 года №305-ЭС17-2507).

Статус контрагента по сделкам («минус» сделки с недействующими и ликвидированными контрагентами)

Смысл оспаривания сделки заключается в получении имущества (денежных средств) в конкурсную массу. Это в любом случае невозможно, если контрагент по сделке не в состоянии вернуть полученное.

В этой связи все контрагенты до подачи заявлений должны быть проверены на способность исполнения реституционных требований.

По умолчанию считается, что  при  наличии оснований для оспаривания, управляющий должен заявить соответствующий иск к любой не исключенной из реестра компании (контрагенту).

При этом очевидно, что не все числящиеся в реестре компании являются действующим.  В открытом доступе можно получить информацию о фактическом прекращении деятельности организации. На это могут указывать, в частности, следующие факты:  отсутствие по адресу местонахождения; уклонение от сдачи отчетности; наличие фискальной задолженности; дисквалификации руководителей; отсутствие активов и т.д. 

Также следует оценить перспективы взыскания с контрагентов, в отношении которых введены процедуры банкротства. Здесь все зависит от выявленной конкурсной массы, размера реестра и стадии процедуры. Получить соответствующую информацию можно из открытых источников и от конкурсного управляющего такого контагента.  

При наличии указанных обстоятельств, разумным шагом со стороны управляющего было бы  вынесение на  собрание (комитет) кредиторов вопроса о том какие признаки недействующей компании (компании, находящеся в банкротстве) могут быть основанием для отказа от оспаривания сделок с ней. При уклонении кредиторов от принятия решения или отказе утвердить план управляющего, он может выйти в судебные разногласия. Такой шаг обезопасит управляющего от соответствующих претензий со стороны кредиторов в будущем.

Очевидно, что к ликвидированным компаниям не могут быть заявлены требования о признании сделок недействительными. Однако  это не означает, что оспаривание здесь в принципе не возможно. Экономическая коллегия ВС указывает на то, что сделка с кредитором должника (включенным в реестр) может быть оспорена в случае, если такой кредитор получил право требования к должнику от ликвидированной компании (например, Определение СКЭС ВС РФ от 21.01.2019 № 306-ЭС16-9687) 

 Также надо учитывать, что недобросовестный вывод имущества должника может быть опосредован совокупностью технических сделок. В этой ситуации ликвидация одного из технических звеньев не препятствует оспариванию сделки, которая прикрывалась фиктивной цепочкой (Определение № 301-ЭС17-19678 от 19.06.2020 года).

Обоснованный отказ от оспаривания сделок с недействующими или ликвидированными компаниями, является основанием для решения вопроса об отнесении соответствующего ущерба  на контролирующих должника лиц (привлечение к субсидиарной ответственности, взыскание убытков).  Это может быть эффективной альтернативой оспариванию, если управляющий докажет наличие бОльших шансов на пополнение конкурсной массы в этом случае (а также экономию времени и средств конкурсной массы).      

Сделки с предпочтением (минус ординарные сделки)

Сделки с предпочтением, согласно статье 61.3 ЗоБ, это любые действия должника, совершенные в соответствующем периоде и направленные на прекращение обязательств перед контрагентом (платеж, отступное, зачет) или предоставление ему иного приоритета  (обеспечения). Положения статьи 61.3 ЗоБ означают, что законодатель, по сути, распространил режим реестровой очередности на периоды предшествующие введению процедуры (1-6 месяцев), уровняв тем самым шансы и права кредиторов в этот период.

В месячный период предпочтительности попадают все сделки (платежи, зачеты, отступное, обеспечение и т.д.) совершенные в этот срок, за исключением ряда ординарных действий должника.

К числу таких ординарных случаев относятся:

(а) платежи по кредитам и фискальные платежи, не отличающиеся от обычных (договорных или нормативных), в случае если получатель (Банк, ФНС) не знали и не могли знать о преимущественном удовлетворении, то есть о  наличии у должника иных просроченных обязательств (п.4 ст. 61.4 ЗоБ). Здесь надо иметь в виду, что осведомленность указанных субъектов признается в случае, если они имели четкую и однозначную информацию о просроченных обязательствах Должника перед третьими лицами.  Наличие у Банков и/или ФНС  отчетности должника или отражение в публичных реестрах (арбитражной картотеке) сведений о взысканиях, сами по себе не говорят об их осведомленности (пункт 12.2 ППВАС от 23.12.2010 года №63, Постановление АС МО от 29.06.2020 года №А40-120647/2017). Иными словами доказать  осведомленность в подавляющем большинстве случаев бывает невозможно и такие платежи исключаются из числа оспариваемых в месячный период.     

(б)  Сделки, совершенные в рамках обычной хозяйственной деятельности (п.2 ст.61.4 ЗоБ). Для этого вида исключений следует учитывать, что к «обычным» сделкам относятся любые неоднократные и связанные с текущей хозяйственной деятельностью платежи, в частности  ежемесячная арендная плата, заработная плата, коммунальные услуги, платежи за услуги сотовой связи и интернет, уплата налогов и т.п.  (п.14 ППВАС от 23.12.2010 года №63). Однако не могут быть признаны обычными сделки, связанные с предоставлением отступного; платежи, совершенные со значительной просрочкой; зачеты; платежи в пользу лица, осведомленного о преимущественном удовлетворении (п.14 ППВАС от 23.12.2010 года №63, Определение ВС от 25.01.2016 года №310-ЭС15-12396).

Формирование пула сделок к оспариванию по признаку предпочтительности (месячный период) сводится к правильному определению исключений –  кредитных и фискальных платежей, а также платежей, совершенных в рамках обычной хозяйственной деятельности. По факту эти критерии выводят за пределы оспаривания значительное (а иногда и подавляющее) количество сделок.

Оспаривание сделок, совершенных в шестимесячный период предпочтительности, предполагает необходимость выявления осведомленности получателя платежа о факте неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Такая осведомленность предполагается, если речь идет о платежах в пользу аффилированных лиц (например, Постановление АС Волго-Вятского округа от 24.02.2021 года по делу №А28-11583/2017).

В отношении иных (не аффилированных) контрагентов стандарт доказывания осведомленности о признаках неплатежеспособности (недостаточности имущества) должника достаточно строгий – на эти обстоятельства могут указывать только очевидные факты. В частности, «неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок; известное кредитору  длительное наличие картотеки по банковскому счету должника; осведомленность кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом» (ППВАС от 23.12.2010 года №63).

«Неравноценные» сделки (только «капитальные» операции)

 Для неравноценных сделок (п.1 ст.61.2 ЗоБ) применяется правило об исключении сделок, совершенных в рамках обычной хозяйственной деятельности (п.2 ст.61.4 ЗоБ). Соответственно здесь применим комментарий, который был дан выше к оспариванию сделок с предпочтением.

Предметом оспаривания по пункту 1 статьи 61.2 являются обычно «капитальные» операции: продажа (приобретение) недвижимости и иные производственных активов; прав долгосрочной аренды;  корпоративных активов (акций/долей); объектов интеллектуальной собственности (товарные знаки, патенты). Кроме того, в этот пул могут быть включены различного рода корпоративные мероприятия: внесение вклада в уставной капитал дочернего общества; принятие решений об увеличении уставного капитала дочернего общества за счет вклада третьего лица;  выход из дочернего общества и т.д.

Основной критерий оспаривания неравноценных сделок – это  отклонение встречного предоставления контрагента от рыночных ориентиров. Очевидно, что такой вывод требует специальной оценки. Если подобного рода операции были единичными (но существенными для должника) – управляющий может привлечь независимого оценщика. Если операций много и их убыточность не очевидна, управляющий может воспользоваться услугами специалиста, либо проанализировать сделки самостоятельно. В этом случае выводы управляющего рационально представить собранию (комитету) кредиторов для принятия решения об оспаривании и/или проведении более глубокого (и затратного) анализа.     

Сделки в ущерб интересам кредиторов (ущерб, цель причинения ущерба и осведомленность контрагента)

Сделки, совершенные в ущерб кредиторам (п.2 ст. 61.2 ЗоБ), предполагают самый продолжительный ретроспективный период оспаривания – 3 года. При этом  оспаривание таких сделок обусловлено рядом условий – наличием ущерба кредиторам; направленностью на причинение такого ущерба (со стороны должника); осведомленностью контрагента о цели причинения ущерба.

Что касается периода подозрительности, то здесь нужно учитывать, что трехлетний срок определяется исходя из оценки добросовестности заявителей при возбуждении процедуры банкротства  (Определение ВС от 04.03.2012 года №305-ЭС17-2507).  Также следует иметь в виду, что сам факт заключения договора (направленного на отчуждение актива) может не совпадать с моментом его исполнения, в частности, государственной регистрацией такой сделки (или права). В этом случае срок исчисляет с момента получения контрагентом фактической и правовой возможности обладать имуществом должника и распоряжаться им  (Определения ВС от 17.10.2016 года №307-ЭС15-17721 и от 09.07.2018 года №307-ЭС18-1843).

Арбитражная практика сформировала унифицированный подход к оспариванию таких сделок – иск может быть удовлетворен, если сделка совершена в условиях неплатежеспособности должника с аффилированным лицом или иным лицом, осведомленным о неплатежеспособности должника (чаще всего – Банком). При этом под ущербом признается нерыночный характер встречного исполнения или отсутствие такого исполнения вообще. 

В этой связи, формируя пул сделок для оспаривания по п.2 ст. 61.2 ЗоБ управляющие выявляют три основных критерия:  факт неплатежеспособности должника на момент совершения сделки; аффилированность должника с контрагентом;  ущерб в виде отсутствия встречного исполнения или его несоразмерности. По сути, это позволяет отсеять значительное количество сделок, а иногда и вовсе отказаться от оспаривания по этому основанию.

Однако практика ВС, указывает на то, что цель причинения ущерба и наличие информации об этом у контрагента могут доказываться не только состоянием неплатежеспособности и аффилированностью сторон, но и характером условий самой сделки, в частности если сумма сделки была очевидно занижена, то цель причинения ущерба, как и осведомленность об этом иной стороны могут предполагаться  (например, Определение ВС от 12.03.2019 года №305-ЭС17-11710).

При оспаривании сделок по основанию причинения ущерба кредиторам (с учетом значительного ретроспективного периода) надо учитывать, что такие сделки могут быть оспорены только в случае, если требования реестровых кредиторов возникли до совершения оспариваемой сделки или вскоре после нее. Если таких кредиторов в этот период не было – сделка не может быть оспорена, поскольку не причиняла ущерб их интересам (Определение ВС от 17.12.2020 года №305-ЭС20-12206).  

Оспаривание сделок по общим основаниям (только очевидная недобросовестность при наличии «пострадавших» кредиторов)

Совершенные должником сделки (причинившие ущерб кредиторам) могут быть оспорены по общим основаниям, с использованием статей 10, 168, 170 ГК РФ.

Оспаривание сделок по общим основаниям, связанным с недобросовестностью сторон,  не ограничено специальными «банкротными» периодами оспаривания (ретроспективой от даты возбуждения дела о банкротстве). В отношении этих сделок действуют общие правила определения сроков давности. Это значит, что заявление о применении последствий ничтожной сделки может быть подано в течение трех лет с момента, когда управляющему (кредиторам) стало известно об основаниях ничтожности, причем такой срок начинает течь не ранее введения первой процедуры банкротства (п. 10 ПП ВАС от 30.04.2009 года №32, Определение ВС от 10.04.2015 года №306-ЭС15-998).     В период оспаривания попадают все сделки за  предельный (пресекательный) десятилетний период (с момента исполнения сделки до момента подачи заявления).

На первый взгляд, это отрада для кредитора и кошмар для управляющего.

Но и здесь ВС установил разумные ограничения, которые устраняют ложный оптимизм и освобождают управляющего от непомерного труда.

Во-первых,  признание сделки недействительной на основании статей 10, 168, 170 ГК РФ в связи со злоупотреблением правом ее сторонами (стороной) возможно только, если дефекты такой сделки выходят за пределы специальной банкротной нормы, предусматривающей оспаривание подозрительных сделок, совершенных в ущерб интересам кредиторов (п.2 ст. 61.2 ЗоБ). Это означает, что по указанным выше основаниям могут быть оспорены фиктивные (мнимые, притворные) сделки, по которым не осуществлялось реального исполнения или которые были использованы для вывода активов при согласованной воле всех сторон сделки (Определение ВС от 06.03.2019 года №305-ЭС18-22069; Определение ВС от 10.07.2019 года №305-ЭС17-4211).   

  Во-вторых, как уже было указано выше, оспаривание сделок по мотиву причинения ущерба кредиторам, возможно только в том случае, если на момент совершения такой сделки у конкурсных кредиторов уже были требования к должнику или они появились в ближайшее время после сделки и связаны с ней  (Определение ВС от 17.12.2020 года №305-ЭС20-12206). В подавляющем большинстве случаев включенные в реестр требования относятся к периоду, не превышающему двух – трех лет до возбуждения дела о банкротстве.   

Источник

%d такие блоггеры, как: