Ни для кого не секрет, что коммунальный сектор экономики в настоящее время относится к нерыночному сектору экономики. Разумеется, в настоящее время государство пытается перевести данный сектор экономики в рыночное русло и привлечь капиталы частных инвестор для модернизации и обновления объектов инфраструктуры путем вовлечения их в концессионные соглашения, а также через механизм акционирования унитарных предприятий. Однако как показывает практика данный процесс идет медленно.

С юридической точки зрения коммунальная сфера характеризуется большим количеством «нерыночных» субъектов в виде различных унитарных предприятий, построением отношений по использованию коммунальной инфраструктуры через ограниченные вещные права (право хозяйственного ведения), регулируемым ценообразованием, а решение проблем данного сектора, в том числе при утверждении тарифов, во многом зависит от политической воли органов местного самоуправления и политической обстановки в целом.

В свою очередь, подобное положение дел на рынке коммунальных ресурсов, определяет статус предпритий коммунального сектора как субъектов естественной монополии (часть 1 статьи 3 Федерального закона от 17.08.1995 №147-ФЗ «О естественных монополиях»).

Приведенная выше специфика, в частности, нашла своё отражение в процедуре банкротства, которая в идеале должна проходить по специальным правилам, предусмотренным параграфом 6 главы IX Федеральный закон от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» для банкротства субъектов естественных монополий.

Отмечу, что на практике суды редко принимают во внимания положения данной главы при банкротстве предприятий коммунальной сферы, в том числе по той причине, что ни должник, ни кредиторы не ссылаются на специальные правила о банкротстве субъекта естественной монополии. В итоге, в течение всей дальнейшем процедуры специальные правила также не учитываются, хотя должны учитываться.

Если коротко, то для введения первой процедуры банкротства в отношении субъекта естественной монополии по заявлению кредитора необходимо три условия, указанные в статье 197 Закона о банкротстве:

во-первых, обязательства перед кредиторами должны быть неисполнены в течении шести месяцев, а не трех как это предусмотрено пунктом 2 статьи 3 Закона о банкротстве);

во-вторых, размер требований кредиторов в совокупности должен быть более одного миллиона рублей;

в-третьих, указанные требования должны быть подтверждены исполнительным документом и не удовлетворены в полном объеме путем обращения взыскания на имущество должника в порядке, предусмотренном Федеральным законом «Об исполнительном производстве» (критерий невозможности обращения взыскания на имущество должника).

Как правило, с тем чтобы установить первые два условия проблем не возникает, а вот третье условие может быть существенным препятствием для кредитора, желающего ввести процедуру банкротства.

Также стоит выделить и четвертое условие для введения процедуры банкротства субъекта естественной монополии, сформулированное в судебной практике – отсутствие значимых социально-экономических последствий банкротства конкретного предприятия коммунального сектора (критерий отсутствия социально-экономической значимости банкротства должника).

Знаковым для московского региона в этом плане было Постановление АС Московского округа от 17.04.2017 по делу А41-83111/2015 (Дело о банкротстве АО «Городские ТеплоСистемы»), город Красногорск), в котором кассационный суд сформировал следующие правила:

  1. Для цели признания должника субъектом естественной монополии не имеют значения факты включения и наличия его в Реестре естественных монополий ФАС России.
  2. Принимая во внимание особый статус субъекта естественной монополии при введении той или иной процедуры банкротства необходимо избегать поспешности и формализма, учитывать социально-экономические последствия банкротства организации.
  3. Вне зависимости от того ссылается ли кредитор, или должник на специальные правила о банкротстве субъекта естественных монополий применение судами специальных правил в любой процедуре банкротства является обязательным при рассмотрении вопроса о признании несостоятельным (банкротом) должника, являющегося субъектом естественных монополий.
  4. Введение процедуры банкротства в отношении субъекта естественной монополии из коммунального сектора затрагивает интересы местной администрации, что даёт ей право на обжалование определения о введении процедуры банкротства, если она не была привлечена к делу при рассмотрении заявления о введении такой процедуры.

До этого дела кассационный суд лишь единожды рассматривал вопрос о применении статьи 197 Закона о банкротстве при рассмотрении заявления о признании субъекта естественной монополии банкротом в деле о банкротстве ОАО «Тушинский машиностроительный завод» (№А40-77694/12-18-188Б). Однако, тогда ещё Федеральный арбитражный суд Московского округа, ограничился только указанием на наличие долга и признал обоснованным введение процедуры банкротства в отношении субъекта естественной монополии.

Критерий социально-экономической значимости банкротства должника АС Московского округа также применил в деле №А40-173463/2016 о банкротстве АО «ГУ ЖКХ». В данном деле кассационный суд учел, что акционерное общество является гарантирующей организацией на территории Мурманской области для централизованной системы холодного водоснабжения и водоотведения, и оставил без изменения судебные акты судов нижестоящей инстанции об отказе в удовлетворении заявления о признании должника банкротом (Постановления от 28.10.2019 №Ф05-8778/2019 и от 04.06.2019 №Ф05-8778/2019 по делу №А40-173463/16).

В других проанализированных мной делах, рассмотренных АС Московского округа, кассационный суд ограничивался только указанием на несоответствие заявления кредитора критерию невозможности обращения взыскания на имущество должника. Например, применительно к банкротству предприятий коммунального сектора (водоотведение и водоснабжение, теплоснабжение) можно выделить следующие судебные акты:

  1. Постановление АС Московского округа от 21.12.2018 №Ф05-22804/2018 по делу №А41-40381/2018 (дело о банкротстве АО «Промышленный Парк Одинцово-1»; деятельность по приёму сточных вод);
  2. Постановление АС Московского округа от 07.07.2017 №Ф05-7890/2017 по делу №А41-88512/2016 (дело о банкротстве МУП Павлово – Посадского муниципального района Московской области «Энергетик» (водоснабжение и водоотведение);
  3. Постановления АС Московского округа от 19.08.2019 №Ф05-17194/2018 по делу №А40-243006/2017 и от 11.11.2019 №Ф05-17194/2018 по делу №А40-243006/2017 (дело о банкротстве ФГУП «Главное военно-строительное управление №14»; деятельность в области теплоснабжения);
  4. Постановление АС Московского округа от 05.02.2019 №Ф05-1072/2019 по делу №А40-30179/2018 (дело о банкротстве ООО «ТЭКЭнерго»; деятельность в области теплоснабжения).

Применительно к банкротству предприятий электросетевого хозяйства можно выделить Постановления АС Московского округа от 26.04.2019 №Ф05-5605/2018 и от 23.04.2018 №Ф05-5605/2018 по делу №А40-31909/17 (по делу о банкротстве ООО «Инвестиционно-проектная группа «СИНЭФ»). Примечательно, что процедуру банкротство в отношении указанного должника всё-тики ввели, но уже после того как закончилась инвестиционная программа.

Таким образом, на мой взгляд, в качестве особенности дел о банкротстве предприятий коммунального сектора можно выделить необходимость проверки заявления кредитора о банкротстве такого предприятия на предмет соответствия критерию отсутствия значимых социально-экономических последствий банкротства должника, сформулированный в практике АС Московского округа.

Поэтому в настоящее время для введения процедуры банкротства в отношении предприятия коммунального сектора недостаточно доказать только наличие неисполненных обязательств и их неисполнение в течение шести месяцев, но также требутся доказать:

  • невозможность обращения взыскание  на имущество должника в порядке предусмотренном Федеральным законом об исполнительном производстве;
  • и что банкротство конкретного предприятия не повлечет за собой значимых социально-экономических последствий.

При этом, стоит отметить, что данные обстоятельства должен проверить арбитражный суд, рассматривающий заявление о признании должника банкротом, вне зависимости от того, ссылаются ли кредитор или должник на специальные правила о банкротстве субъекта естественной монополии.
Источник

%d такие блоггеры, как: