В процедуре банкротства первым конкурсным управляющим был поставлен вопрос о прекращении производства за отсутствием источников финансирования и какого-либо имущества у должника. В преддверии судебного заседания мажоритарный конкурсный кредитор внёс на депозит АС денежные средства. В прекращении производства было отказано. Первый управляющий впоследствии был отстранён за бездействие.

Второй управляющий обнаружил сделки, подлежащие оспариванию, и начал их оспаривать. Однако под давлением жалоб про-должниковских миноритариев был вынужден написать заявление об освобождении. Впоследствии им было подано заявление о взыскании вознаграждения КУ за время исполнения обязанностей, которое судом удовлетворено за счёт выплаты денежных средств с депозитного счёта. (На момент принятия определения сделки ещё не были оспорены, в конкурсную массу ничего ещё не поступило).

В свою очередь, мажоритарному кредитору его расходы (по внесению на депозит) были компенсированы другим конкурсным кредитором (с назначением платежа “за должника”).

После поступления в конкурсную массу денег от реализации выявленного имущества этот другой кредитор обратился к управляющему с требованием подтвердить учёт его требования (в размере ранее внесённых на депозит денежных средств) как текущих 1-й очереди, коль скоро из этих денег было оплачено вознаграждение предыдущего КУ. Однако получил ответ, что “вас тут не стояло, таких текущих кредиторов у должника нет, т. к. вознаграждение оплачено не за счёт должника, а с депозита АС”. При этом в отчёте КУ указано, что вознаграждение было начислено, но задолженность по нему – ноль, т. е. кем-то как-то оплачено, но не должником.

При разрешении возникших разногласий суд встал на сторону управляющего, указав следующее: “Обстоятельства, на которые ссылается заявитель, не могут послужить основанием для вывода о наличии у него текущих требований к должнику. Порядок распределения расходов по делу о несостоятельности установлен в статье 59 Закона о банкротстве, применение которой разъяснено Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.12.2009 №91 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве» (далее – постановление Пленума №91). Указанными положениями, вопреки утверждению заявителя, не предусмотрено возникновения прав требования к должнику в рамках дела о банкротстве в связи с внесением денежных средств на депозит суда для финансирования расходов по делу о несостоятельности. В силу положений пункта 4 статьи 59 Закона о банкротстве, порядок распределения судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражным управляющим в деле о банкротстве устанавливается в решении арбитражного суда или определении арбитражного суда, принятых по результатам рассмотрения дела о банкротстве. Таким образом, вопрос о возмещении процессуальных расходов, понесённых лицом, участвующим в деле о банкротстве, может быть разрешён лишь по результатам рассмотрения дела о банкротстве. Право требования возмещения судебных расходов, по смыслу статьи 110 АПК РФ, которая подлежит применению в рамках дела о банкротстве в силу статьи 223 АПК РФ и статьи 32 Закона о банкротстве, не может возникнуть ранее их присуждения судом. Аналогичные разъяснения приведены в пункте 9 постановления Пленума №91. Кроме того, обязанность по оплате судебных расходов, а также по их возмещению является процессуальной, и право требования по ней не может перейти в порядке замены кредитора в обязательстве, установленном статьей 313 ГК РФ. Внесение лицом, участвующим в деле о банкротстве, денежных средств для финансирования расходов по делу о банкротстве предусмотрено пунктом 14 разъяснений постановления Пленума №91, порядок компенсации внесённых денежных средств, при этом, не установлен. Пункт 7 постановления Пленума №91, предусматривающий возможность приобретения лицом, оплатившим расходы по делу о банкротстве, прав текущего кредитора, касается случаев непосредственного погашения таким лицом требования текущего кредитора, при этом, такое погашение третьим лицом может иметь место в случае временного отсутствия у должника денежных средств, и с согласия арбитражного управляющего“.

Получается, что принимая определение о выплате вознаграждения КУ с депозитного счёта, суд сам же нарушил положения пункта 4 статьи 59 Закона о банкротстве, т.к. разрешил вопрос о распределении процессуальных расходов до окончания рассмотрения дела о банкротстве.

Как следует понимать вывод суда о том, что “не предусмотрено возникновения прав требования к должнику в рамках дела о банкротстве в связи с внесением денежных средств на депозит суда для финансирования расходов по делу” – что требование о возврате денежных средств возникает по отношению к суду? Т.е. требовать возврата надо у суда, а не у должника? При этом суд деньги с депозита благополучно потратил, выплатив их на основании определения в пользу КУ…

Довод о том, что “порядок компенсации внесённых денежных средств, при этом, не установлен”  – означает ли это, что: внося деньги на депозит суда, попрощайся с ними навсегда? Ибо не предусмотрен порядок их возмещения. Либо жди завершения производства и тогда тебе их возвратят. Но тогда на каком основании суд отдал распоряжение их потратить с депозита до завершения производства??

В сухом остатке, кредитор внёс деньги на депозит суда. Находясь там, деньги являются деньгами кредитора, они не поступают в собственность ни суда, ни должника. Кредитор рискует этими деньгами только в том случае, если процедура закончится пшиком и КУ потребует оплатить ему вознаграждение при полном отсутствии конкурсной массы. До этого момента вроде всё логично (поправьте меня, если не так).

Однако суд даёт распоряжение (выносит определение) выплатить вознаграждение КУ за счёт денег, хранящихся на депозите суда, до завершения процедуры. Ну, его право: он суд, он решает от имени Российской Федерации. Гражданско-правовым последствием этого является прекращение обязательства должника 1-й очереди перед КУ по оплате вознаграждения: было начислено, есть обязательство, оплатили – нет обязательства. При этом исполнение обязательства произошло не за счёт должника, как об этом говорит пункт 1 статьи 59 Закона о банкротстве (“все судебные расходы … и расходы на выплату вознаграждения арбитражным управляющим в деле о банкротстве … относятся на имущество должника и возмещаются за счёт этого имущества“), а за счёт кредитора. Разве это не является основанием для признания требования такого кредитора текущим 1-й очереди??

Развивая логику суда, кредитор дожидается завершения процедуры и обращается с заявлением о взыскании судебных расходов. С кого? С должника, чья конкурсная масса уже распределена (ибо её распределение предшествует завершению процедуры)?? С него ничего не взять. Депозит суда пуст. Резервирования соответствующей суммы КУ делать не обязан, ибо в его отчёте честно указано: обязательств по оплате вознаграждения предыдущему КУ нет (ноль). С кого в такой логике подлежат взысканию судебные расходы??

Кредитор жаждет возмещения своих расходов, но не видит путей для этого. Весь праздник жизни был профинансирован за его счёт, но когда пришло время делить конкурсную массу, его расходы (закрывшие текущие обязательства должника) вынесли “за реестр”. Даже не “за реестр”, по сути признали: нет перед тобой вообще никаких обязательств, ни реестровых, ни текущих, никаких. Ты сам (дурак) заплатил, это твои проблемы.

Был бы весьма признателен за комментарии к казусу, т.к. пребываю в полном недоумении: то ли я утратил профессиональные навыки, то ли от имени Российской Федерации нам рассказали глупость…
Источник

%d такие блоггеры, как: