Более десяти лет тому назад узнал о существовании в английском договорном праве концепции подразумеваемых условий, т.е. случаев, когда, согласно праву, в договоре будут подразумеваться условия, которых сами стороны в нем прямо не выразили. Концепция имеет очень узкое применение и на практике применяется крайне редко. 

 

Одним из таких редких случаев является включение в договор подразумеваемых условий тогда, когда договор удовлетворяет т.н. «тесту назойливого зрителя» (officious bystander test), сформулированному Лордом МакКинноном в деле Shirlaw v Southern Foundries (1926): «prima facie то, что в любом договоре остается подразумеваемым и не требует выражения, является нечто столь очевидное, что нет необходимости выражать это словами; если бы назойливый зритель при заключении сторонами сделки предложил дополнить их соглашение каким-либо прямо выраженным условием, они бы с раздражением перебили его совместным возгласом: «О, конечно!»».

 

А на прошлой неделе у Бермана в «Западной традиции права» прочитал, что Аристотель в «Никомаховой этике» писал о том, что «… хотя добро есть право, однако право не в силу закона, а в качестве исправления законного правосудия. Причина этого в том, что всякий закон составлен для общего случая, но о некоторых вещах невозможно сказать верно в общем виде. Поэтому в тех случаях, когда необходимо сказать в общем виде, но нельзя сделать это правильно, закон охватывает то, что имеет место по преимуществу, вполне сознавая возможную погрешность… Так что, когда закон составлен для общего случая, а произошло нечто подсудное ему, но вне общего случая, тогда поступать правильно значит: там, где у законодателя, составлявшего закон без оговорок, пропуск или погрешность, исправить упущение, которое признал бы даже сам законодатель, окажись он тут, а если бы знал заранее, то внес бы эту поправку в законодательство».

 

И теперь не могу отделаться от подозрения, что Лорд МакКиннан был знаком с работой Аристотеля. 

Источник

%d такие блоггеры, как: