Понедельник 14 июня в России был выходным днём. В 9 утра меня разбудил звонок коллеги: «Сергей, там Дерипаска!» ‒ говорила она взволнованным голосом. Утро сразу стало бодрым, ведь я очень ждал этого решения. Дела о снятии санкций в США рассматриваются в порядке упрощённого производства. Федеральный суд округа Колумбия обычно завершает их рассмотрение в течение года. А этому делу уже больше 2 лет, из которых почти полгода мы сидели в ожидании решения по существу заявленных требований. Главное «санкционное» дело года для российского истца завершилось неудачно. Судья счёл его доводы неубедительными, что ещё раз показало всему миру тщетность попыток исключиться из SDN иностранцу в американском суде. Однако суд пока не ответил на поставленный ребром вопрос о качестве, допустимости и относимости материалов, на основании которых орган власти США вправе принимать решение о введении персональных санкций.

На работу как на праздник! // Когда сроки горят

В воскресный день 13 июня американский федеральный судья индийского происхождения Амит Мехта (Amit Priyavadan Mehta) с неохотой пришёл на работу. Даже в Америке судьи приходят на работу в воскресенье, когда «сроки горят»[1]. Согласно американскому процессуальному законодательству решение должно быть изготовлено и размещено в официальном списке судебных решений в течение 150 дней с момента завершения стадии представления письменных документов и доказательств[2]. В силу нормы статьи 6(a)(1)(B) Федеральных правил гражданского судопроизводства США в указанный срок включаются выходные и государственные праздники[3]. Но у Мехты по делу Дерипаски срок сгорел ещё накануне. Последний процессуальный документ в деле датирован 12 января 2021 года[4]. С 13 января начался отсчёт 150-дневного срока. Поэтому судья дописал решение, сменил ответчика с Мнучина на Йеллен[5], подписал решение и где-то в 19-00 по вашингтонскому времени его залили на сайт федерального суда Округа Колумбия. Оттуда его забрали агрегаторы судебных актов. В 2-21 ночи по московскому времени мне на почту пришла отбивка с одного из них. Иных решений в этом суде 13 июня вынесено не было.

Так завершилась одна из самых интересных эпопей для санкционного права: крупный международный бизнесмен из России со связями с российскими властями до последнего бился за снятие с себя финансово-экономических и визовых санкций ведущей экономики мира.

Предыстория дела Deripaska v. US Department of the Treasury

6 апреля 2018 года Олег Владимирович Дерипаска вместе с рядом российских политиков и крупных бизнесменов попал под персональные санкции США[6]. Из-за Олега Дерипаски финансово-экономические санкции были введены против 3 компаний под его контролем. Однако за 8 месяцев международная команда под руководством отставного британского министра Баркера сумела снять санкции с указанных компаний. Через 1,5 месяца с иском о снятии санкций и об исключении из списка олигархов по так называемому «Кремлёвскому докладу» в федеральный суд Округа Колумбия обратился уже сам Олег Владимирович. Подробнее о предыстории, предпосылках санкций и основаниях введения против Олега Дерипаски ограничительных мер на zakon.ru можно почитать здесь.

В сентябре 2019 года он даже возбудил в своём «домашнем» арбитражном суде дело о признании не соответствующими действительности материалов The Telegraph, The Times и The Nation десятилетней давности[7]. Однако в том деле такое количество странностей, что оно просто не могло не стать предметом исследования российского юридического сообщества.

Впоследствии истец дважды менял предмет и основания иска в своём американском деле. На финишную прямую дело вышло ещё в конце прошлого года.

Доводы истца на финишной прямой процесса

В рамках поданного истцом ходатайства о вынесении суммарного решения об исключении его из санкционного списка SDN и «Кремлёвского доклада», он заявил следующие доводы:

  1. введённые санкции являются результатом превышения Минфином США своих полномочий;
  2. решение о включении имени истца в санкционный список является самоуправством и произволом, поскольку истец не подпадает под критерии указов 13661 и 13662;
  3. нарушено право на надлежащую процедуру, что выразилось в лишении истца права оспорить документы и сведения, на основании которых орган власти признал его соответствующим критериям из указов 13661 и 13662
  4. когда ответчики включали истца в санкционный список они не уведомили его о таком своём намерении и не ознакомили его с доказательствами, на основании которых они приняли своё решение;
  5. при включении имени истца в т.н. «Кремлёвский доклад», он не получил предварительного уведомления от Минфина США, чем было нарушено право на надлежащую процедуру и требования закона США «О процедуре принятия административных решений».

Коротко о стандарте снятия санкций США в судебном порядке

Оспаривание действий, бездействий и решений органов исполнительной власти США осуществляется в порядке суммарного производства согласно закону США «О процедуре принятия административных решений[8]». Аналогом этого порядка в Россиии является рассмотрение административных дел в порядке упрощенного (письменного) производства по главе 33 КАС РФ. Дела о снятии санкций по месту нахождения ответчика подсудны федеральному суду Округа Колумбия. Стороны не вызываются в суд и лишь обмениваются процессуальными документами. После получения иска, отзыва на него и возражений, рассмотрения ходатайств о приобщении дополнительных доказательств или обязании ответчика предоставить что-то ещё, суд удаляется на вынесение решения. Все секретные документы или файлы ДСП, полученные от административного ответчика, судья исследует in camera. Чтобы снять с себя ограничительные меры США в суде нужно привлечь себе на помощь 4-ю или 5-ю поправки к Конституции США. Это подтверждает немногочисленная предшествующая судебная практика[9]. Однако претендовать на защиту Конституции США и поправок к ней вправе только американские резиденты, а из иностранцев лишь те, кто установил прочную связь с американской юрисдикцией[10]. Неамериканские фигуранты санкционного списка США постоянно проигрывают дела об исключении из санкционного списка. 

Роль «бульварных газет» или жертва обстоятельств?

Основная борьба развернулась вокруг административного досье на Олега Дерипаску. Точнее, вокруг относимости и допустимости определённых материалов, которыми орган исполнительной власти обосновал санкции против истца. Ответчики представили в суд административное досье: полное и редактированное с замазанной секретной информацией и информацией ДСП. Последнее получил истец; оно же было выложено в открытый доступ. Любой желающий может ознакомиться с ним здесьOFAC в ответе на запрос адвоката Эрика Феррари (Erich Ferrari) перечислил 6 оснований для введения санкций против истца[11]:

  1. Путин, как сообщается, «вынудил» Дерипаску вложить 800 миллионов долларов в Олимпийские игры в Сочи в 2014 году;
  2. по состоянию на конец января 2018 года Дерипаска финансировал проекты по запросу Путина и высокопоставленных российских чиновников;
  3. Дерипаска, как сообщается, отменил IPO своей компании «ГАЗ», чтобы скрыть факты отмывания денег президентом России Владимиром Путиным через эту компанию ещё в сентябре 2017 года;
  4. в декабре 2016 года, как сообщается, Дерипаска был идентифицирован как одно из лиц, владеющих активами и отмывающих средства от имени президента России Владимира Путина;
  5. коммерческая деятельность Дерипаски, как сообщается, использовалась, по крайней мере, один раз в июле 2011 года в качестве прикрытия для перевода средств для использования в личных целях тогдашнему премьер-министру России Владимиру Путину;
  6. Сообщается, что Дерипаска по устному распоряжению президента Владимира Путина принял участие в двусторонней встрече на высоком уровне между представителями России и Кыргызстана.

Вышеуказанное подтверждает соотсветсвие истца критериям из статьи 1(a)((i)(C) указа 13661: «прямо или опосредованно действовал или собирался действовать в интересах или от имени высокопоставленного должностного лица правительства Российской Федерации». При установлении Минфином США соответсвия определённого лица такому критерию – против него могут быть введены санкции. Законодательство не содержит каких-либо требований к источникам информации, их форме или качеству. Поэтому адвокат Олега Владимировича оспаривал качество и относимость источников вышеуказанной информации, атаковал фразу как сообщается и допустимость некоторых источников как оснований для принятия решений о введении санкций. При этом вся предшествующая судебная практика, начиная с самого первого дела[12], исходит из их допустимости и относимости. Это же подтверждает и прошлогоднее решение по делу авторитетного узбекского бизнесмена Гафура Рахимова[13], фигуранта санкционного списка международных преступных сообществ. Там это вообще был центральный вопрос: вправе ли OFAC вводить санкции на основании статей откровенно «жёлтых» компромат-ресурсов, а также СМИ, не соблюдающих привычные в США стандарты журналистики, факт-чеккинга и беспристрастности освещения?

В свою очередь, О. В. Дерипаска заявил хоть и неотносимые, но справедливые доводы, обнажающие несовершенство санкционной политики США и серьёзное смещение баланса за счёт прав подсанкционных лиц:

  • у фигуранта санкционного списка нет возможности оспорить материалы СМИ и разных интернет-ресурсов, на основании которых принимается решение о введении санкций;
  • Минфин США не проводит различий между авторитетными СМИ и «жёлтыми» заказными материалами сомнительных интернет-ресурсов;
  • права фигуранта санкционного списка на надлежащее управление нарушает невозможность представить свою точку зрения в отношении этих материалов или как-то их прокомментировать до введения санкций;
  • фигурант санкционного списка ставится в неравное положение с ответчиком, когда в усмотрение последнего входит решение вопроса какие документы из досье можно засекретить, а какие нет;
  • компромат-ресурсы не являются СМИ в их американском понимании: их бизнес-модель заключаются в умышленном очернении богатых и высокопоставленных людей для целей удаления такой информации за деньги или продажи «блоков» (запретов) на размещение информации об определённых лицах.

Однако, как и во всей предшествующей практике эти доводы ни разу не возымели эффекта на суд.

Подарок от судьи Мехты для потенциальной апелляции Олега Дерипаски

Любому судье приятно создавать или толковать нормы права, которые в силу принципа stare decisis становятся прецедентами и цитируется в иных решениях того же суда, а лучше, того же округа. Но что делать, когда хочется потешить своё самолюбие, а все санкционные дела расписывают тебе, а последние решения по данной категории принадлежат тебе же? В данном деле Мехта при мотивировании законности введённых против Дерипаски санкций, позволил себе сослаться на собственное недавнее решение в деле Pejcic v. Gacki[14]. В том деле боснийский серб Миле Пейчич не смог снять с себя санкции поскольку он был включён в SDN по основаниям указов 13219 и 13304, которые допускали введение санкций в ответ на прошлое поведение фигуранта, в том числе и в далёком прошлом. Амит Мехта мотивировал это так: «принимая во внимание широкие полномочия президента США, вытекающие из IEEPA[15], разумным будет вывод, что сдерживание иностранных плохих парней, по крайней мере, время от времени требует введения санкций в отношении тех, кто вышел на пенсию или пришёл к другим видам занятий» – суд вправе обоснованно установить, что «кто-то был прямо или косвенно вовлечён или участвовал в действиях в прошлом, и, таким образом, включение в санкционный список может быть «основано на прошлом поведении[16]».

Вот только процитированные судьёй Мехтой исполнительные указы 13219 и 13304 и данное им их толкование действительно допускают помещение лица под санкции за поведение давно минувших дней, поскольку эти НПА были подписаны ещё во времена Джорджа Буша младшего и ретроспективно распространялись на лиц, которые препятствовали выполнению Дейтонских Соглашений 1995 года. Однако Олег Дерипаска включён по основаниям указов Барака Обамы 13661 и 13662, которые хоть и предусматривают санкции за прошлое поведение или действия в прошедшем времени, но таковые, исходя из цели соответсвующих НПА и буквального понимания использованных фраз и выражений, ограничиваются мартовскими событиями 2014 года. То есть они не оперируют формулировкой о возможности ввести санкции в ответ на прошлое поведение далеко минувших дней, как события из интервью Financial Times 2007 года, где Дерипаска заявил: «я не отделяю себя от государства[17]» или приписываемая ему покупка алюминиевого завода в Черногории по просьбе В.В. Путина в 2006 году. Формально, и руководствуясь профильной нормой из 31 CFR § 501.807, при изменении поведения фигурант может ходатайствовать о снятии санкций. То есть, если Олег Владимирович реально выйдет из окружения президента России, а также перестанет выполнять его устные распоряжения, санкции США с него могут быть сняты.

В заключение

Российскому бизнесмену Олегу Дерипаске американский суд отказал в снятии санкций и исключении из «Кремлёвского доклада». Суд ещё раз напомнил – он не подменяет собой административный орган власти в процессе принятия им властно-распорядительных решений, куда относятся ненормативные акты об ограничении прав определённых лиц, и не вмешивается в его свободу усмотрения при выполнении им своих функций. Отменить решение Минфина США о введении санкций можно по незначительному числу оснований, большинство из которых доступно только американским резидентам или тем иностранцам, кто установил прочную связь с юрисдикцией. Решение судьи Мехты ещё раз напомнило о высоком стандарте доказывания самоуправства и произвола административных органов власти США при введении санкций, с чем истец не справился.

Исход этого дела показал всем российским фигурантам санкционного списка бесперспективность защиты своих прав в судебном порядке. Но если на первый взгляд исключение иностранца из санкционного списка США кажется невозможным, это так лишь в отношении судебного порядка. Вместе с тем, это даёт возможность публично донести свою позицию до властей США и мирового сообщества. Кроме того, не закрыта дверь пересмотра нахождения под санкциями в административном порядке при изменении поведения или при отпадении обстоятельств, которые привели к санкциям. Уже давно США сместили баланс между правами иностранных фигурантов санкционных списков и публично-правовыми интересами национальной безопасности в пользу последних, а решение по Олегу Дерипаске показало – в этой парадигме остаётся всё меньше простора для защиты своих прав в суде.

 


[1] По моим подсчётам только в 2021 году федеральный суд Округа Колумбия в воскресенье вынес 6 решений, где одно из них принадлежит Амиту Мехте, при 28 воскресных решениях в 2020 году, 2 из которых – Амита Мехты.
[2] Federal Rules of Civil Procedure, Rule 58(c)(2)(B).
[3] Federal Rules of Civil Procedure, Rule 6(a)(1)(B).
[4] Deripaska v. US Department of the Treasury. Joint Appendix by Oleg Deripaska. (Ferrari, Erich) (Entered: 01/12/2021).
[5] В картотеку федерального суда Округа Колумбия данное дело 1:2019-cv-00727 (DCD) было заведено как Deripaska v. US Department of the Treasury et al, но в самом решении в силу правила 25(d) Federal Rules of Civil Procedure имя прежнего министра финансов заменено на нынешнего.
[7] Арбитражный суд Краснодарского края, дело № А32-43312/2019.
[8] Administrative Procedure Act (APA) Pub.L. 79-404, 60 Stat. 237
[9] Aaran Money Wire Serv., Inc. v. United States, No. 02CV789JMR/FLN, 2003 WL 22143735 (D. Minn. Aug. 21, 2003); KindHearts for Charitable Humanitarian Dev., Inc. v. Geithner, 647 F. Supp. 2d 857 (N.D. Ohio 2009) и Gapontsev et al v. US Department of the Treasury et al, No. 1:18-cv-02826.
[10] Подробнее см. Гландин С.В. Юридические способы исключения из американских санкционных списков // Законодательство. 2016. № 10. С. 70-78.
[11]  OFAC Evidentiary Memorandum, Jan 22, 2020, p. 3.
[12] People’s Mojahedin Organization of Iran v. Albright, 182 F.3d 17 (D.C. Cir. 1999).
[13] Rakhimov v. Gacki, No. 19-cv-2554 (JEB), 2020 WL 1911561 (D.D.C. Apr. 20, 2020).
[14] Pejcic v. Gacki, No. 19-cv-2437 (APM), 2021 WL 1209299 (D.D.C. Mar. 30, 2021).
[15] Это профильный американский санкционный закон «Об экономических полномочиях на случай международной чрезвычайной ситуации», International Emergency Economic Powers Act. P.L. 95-223. 5 USC § 1701 et seq.
[16] Deripaska v. Yellen, No. 19-cv-00727 (APM), P. 16-17 (D.D.C. Jun. 13, 2021).

Источник

%d такие блоггеры, как: