В Обзоре Президиума Верховного Суда от 29.01.2020 судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, сформулирована концепция субординации, прописавшаяся в судебную практику.

Суть подобной концепции выражена следующим образом:

«Контролирующее лицо, которое пытается вернуть подконтрольное общество, пребывающее в состоянии имущественного кризиса, к нормальной предпринимательской деятельности посредством предоставления данному обществу финансирования (далее – компенсационное финансирование), в частности, с использованием конструкции договора займа, т.е. избравшее модель поведения, отличную от предписанной Законом о банкротстве, принимает на себя все связанные с этим риски, в том числе риск утраты компенсационного финансирования на случай объективного банкротства. Данные риски не могут перекладываться на других кредиторов (п. 1 ст. 2 ГК РФ). Таким образом, при банкротстве требование о возврате компенсационного финансирования не может быть противопоставлено их требованиям – оно подлежит удовлетворению после погашения требований, указанных в п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве, но приоритетно по отношению к требованиям лиц, получающих имущество должника по правилам п. 1 ст. 148 Закона о банкротстве и п. 8 ст. 63 ГК РФ (далее – очередность, предшествующая распределению ликвидационной квоты)».

Вместе с тем, в Законе о банкротстве прямо предусмотрено иное регулирование отношений, касающихся общества, пребывающего в состоянии имущественного кризиса.

Статья 31 Закона о банкротстве содержит следующее нормативное правило:

«1. Учредителями (участниками) должника, собственником имущества должника – унитарного предприятия, кредиторами и иными лицами в рамках мер по предупреждению банкротства должнику может быть предоставлена финансовая помощь в размере, достаточном для погашения денежных обязательств, требований о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и обязательных платежей и восстановления платежеспособности должника (санация).

2. Предоставление финансовой помощи может сопровождаться принятием на себя должником или иными лицами обязательств в пользу лиц, предоставивших финансовую помощь.»

Таким образом, нормы Закона о банкротстве прямо допускают возникновение обязательств должника перед третьими лицами, в том числе и контролирующими должника, предоставившими финансирование в период кризиса, без установления специального режима для таких обязательств. Упоминание вскользь в обзоре нормы в связи с “частным случаем досудебной санации” с предложением теста “неухудшения интересов миноритарных кредиторов” не отвечает на вопрос о причинах установления в качестве общего противоположного правила о субординации. 

Разработчики обзора не дали пояснений, почему проигнорирована норма Закона о банкротстве, связанная с регулированием механизмов предупреждения банкротства, включающих предоставление финансирования. Можно предположить, что точку в вопросе субординации в банкротстве ставить пока рано.
Источник

%d такие блоггеры, как: