Herculito Maritime Ltd and others v. Gunvor International BV and others (mv Polar) [2020] EWHC 3318 (Comm)

Суд решил, что грузовладелец по условиям коносамента был обязан внести взнос по общей аварии в связи с выплатой выкупа пиратам. При этом в чартере было условие, что судовладелец должен обращаться в таких случаях только к страховщику, но данные условия по мннию суда не были инкорпорированы в коносамент.

Факты

В октябре 2010 года, при переходе из Санкт-Петербурга в Сингапур, судно Polar было захвачено сомалийскими пиратами в Аденском заливе. В августе 2011 года пиратам был выплачен выкуп в размере 7,7 миллиона долларов США и судно было освобождено. При захвате была объявлена общая авария, страховщик груза предоставил гарантию (GA guarantee), грузовладелец предоставил бонд (GA bond) и в итоге была оформлена диспаша, по которой около 5 миллионов долларов США должно было быть уплачено владельцем груза. Судовладельцы обратились в арбитраж с требованием о взыскании данной суммы.

Чартер был составлен на основе формы BPVOY4 и содержал оговорки о военных рисках (War Risks Clause) и оговорку об Аденском заливе, согласно которым дополнительная страховая премия за покрытие от похищения и выкупа в размере 40 000 долларов США была за счет фрахтователя. Судовладелец в свою очередь обязался при наступлении убытков, покрытых таким страхованием, обращаться только к страховщику («эксклюзивный страховой фонд»). В коносаменте была общая оговорка об инкорпорировании условий чартера (all terms and conditions, liberties and exceptions).

Арбитры должны были решить, исключал ли коносамент ответственность его держателя в отношении взносов по общей аварии, если коносамент включал положения об «эксклюзивном страховом фонде» из чартера. Арбитры решили дело в пользу грузовладельца. Судовладелец обжаловал решение арбитров в суде.

Решение

Для решения дела суду необходимо было установить, были ли оговорки чартера о военных рисках и оговорка об Аденском заливе инкорпорированы в коносамент.

Суд решил, что даже если оговорки и были инкорпорированы, по их смыслу обязанность фрахтователя по уплате страховых премий не перекладывалась на держателя коносамента. Это соответствует общему правилу, согласно которому при инкорпорировании условий из чартера в коносамент отсутствует презумпция того, что суд будет заменять обязанных сторон в тексте. То есть, если условия чартера устанавливают ответственность фрахтователя по уплате определенных сумм или совершению действий, то после инкорпорирования этих условий в коносамент, обязанным по-прежнему останется фрахтователь. Судовладелец не сможет предъявить требования к держателю коносамента на основе таких инкорпорированных условий. Для смены обязанной стороны нужны ясные формулировки.

В качестве дополнительного аргумента суд указал, что даже если инкорпорированные оговорки в данном случае возлагали ответственность за уплату страховых премий на держателя коносамента, то было совершенно неясным как распределять такую ответственность в случае выдачи нескольких коносаментов разным держателям.

Суд согласился с выводом арбитров, что по смыслу оговорок чартера судовладелец и фрахтователь договорились об уплате фрахтователем дополнительной страховой премии взамен чего судовладелец согласился обращаться только к страховщикам в случае возникновения застрахованного убытка, включая требование касательно взносов по общей аварии. В противном случае у фрахтователя не было бы выгоды соглашаться на уплату дополнительных премий.

Вместе с тем, учитывая, что рассматриваемые оговорки не возлагали на держателя коносамента обязанность по уплате дополнительных страховых премий, соглашение между судовладельцем и фрахтователем о порядке обращения к страховщику не распространялось на коносамент и его держателя. В итоге, коносамент не исключил ответственность держателя за внесение взносов по общей аварии или любых иных потерь или убытков, покрытых дополнительным страхованием.

Суд отменил решение арбитров.

Текст решения доступен здесь.

Комментарий

Данное дело примечательно тем, что в нем суд впервые рассмотрел вопрос включения военных и иных подобных оговорок в коносамент, а также применение положений о страховании из чартеров к отношениям с владельцами коносаментов касательно требований из общих аварий. При этом, стоит отметить, что суд применил стандартный подход суда к инкорпорированию.

Судовладельцам может быть рекомендовано обратить внимание на формулировки положений в чартерах и коносаментах с тем, чтобы исключить возможные расхождения в толковании их применимости или неприменимости к держателям коносаментов. Так, прямое указание в чартере, что несмотря на все иные положения, грузовладелец или держатель коносамента является ответственным по требованиям о внесении взносов по общей аварии, могло предотвратить данный спор.
Источник

%d такие блоггеры, как: