Журнал «Закон» пригласил меня прокомментировать принятые в России меры, обеспечивающие обязательную вакцинацию от коронавируса[1].

В этом посте я анализирую факторы, на которые ЕСПЧ обращает внимание при оценке правомерности введения подобных мер. Думаю, что понимание этих позиций будет полезным и для российских юристов. Полный текст рубрики с моим комментарием опубликован в июльском номере журнала «Закон».

Итак, прежде всего, надо обозначить, что речь не идет о принудительной вакцинации. Но и регулирование обязательной вакцинации не должно, по сути, превращаться в принудительную меру. В деле «Вавричка и другие против Чешской Республики» Европейский суд по правам человека признал соответствующими Конвенции такие меры принуждения к обязательной вакцинации, как административный штраф (около 400 евро) и прекращение допуска непривитого ребенка в детский сад. Речь шла о стандартной вакцинации против известных опасных вирусов: оспы, гепатита и др. Суд указал, что власти не допустили нарушения права на образование, поскольку указанные меры не касались допуска в школы и другие учебные заведения.

Общие принципы, сформулированные в том постановлении, лучше разбирать на примере мер, применяемых в условиях пандемии коронавируса. Пока предлагается предусмотреть обязательную вакцинацию некоторых категорий граждан, которые работают в определенных секторах экономики, например в здравоохранении, сфере торговли и общественного питания. Представляет интерес эпизод с допуском посетителей в кафе и рестораны при наличии прививки или отрицательного теста. Более жесткие, интрузивные, меры, такие как административные штрафы или всеобщий карантин, применявшиеся ранее, отсутствуют. Отказ ЕСПЧ рассматривать по существу проблему карантина, поставленную в жалобе против Румынии, свидетельствует о том, что Суд дает национальным властям широкое поле усмотрения при выборе средств зашиты от пандемии с учетом особенностей каждой конкретной ситуации.

И все же как объяснить правомерность обязательной вакцинации в некоторых секторах массового оказания услуг, ведь в случае отказа от нее таких сотрудников могут отстранить от работы без сохранения заработной платы. Общая легитимная цель в данном случае заключается в обеспечении здоровья населения (public health). Существует множество факторов, подтверждающих необходимость вакцинации: вирус не отступает и не носит сезонный характер, как грипп; он унес уже несколько миллионов жизней по всему миру; его мутации приводят к более агрессивному воздействию на организм человека; система здравоохранения не справляется с количеством заболевших, больницы переполнены, ограничивается доступ в больницы для заболевших другими болезнями; не хватает ресурсов (человеческих и лекарственных). Все это очень мощный аргумент в пользу необходимости выработать коллективный иммунитет.

Она также обусловлена принципом социальной солидарности, который предполагает осознание людьми как членов общества необходимости объединить усилия для достижения главной цели — победить вирус. Чувство солидарности предполагает проявление заботы не только о себе (не заразиться), но и о других людях (не заразить). Люди, которые работают в сфере здравоохранения и общественного питания, контактируют с большим потоком людей. Это увеличивает риск заболевания (в поликлиниках он даже значительно выше, чем в кафе или магазине) и дальнейшего его распространения даже от одного сотрудника. Таких случаев было очень много, когда заболевал почти весь медицинский персонал районной больницы, и ее приходилось закрывать. Даже один случай заболевания вынуждает власти отправлять весь персонал на карантин, что останавливает работу жизненно важных пунктов оказания услуг населению.

Солидарность касается и посетителей ресторанов, которые снимают маски и могут заразить окружающих и других посетителей, даже если официанты защищены масками и вакцинированы. Я, кстати, не заметил, чтобы в ресторанах ограничивали количество посетителей или устанавливали прозрачные перегородки, за исключением редких случаев, — а ведь это тоже вполне пропорциональная мера защиты.

Что касается пропорциональности вмешательства, возникает вопрос о медицинских последствиях применения вакцины для здоровья человека. Известно, что вакцины не дают стопроцентного эффекта, могут сопровождаться побочными явлениями, даже летальным исходом из-за аллергической реакции и иных причин. Действительно, медицинская статистика предполагает, что часть населения имеет различные врачебные показания против вакцинации. Существуют определенные требования к состоянию организма до начала вакцинации и к поведению человека после применения вакцины. Проведение медицинского обследования для определения показаний и противопоказаний к вакцинации — гарантия защиты интересов и здоровья человека. Я хочу сказать, что принимаемые меры должны носить комплексный характер и обеспечить эффективность менее интрузивного вмешательства, чтобы не возвращаться к тотальному локдауну и карантину.

Еще назову очень важный фактор — просвещение и транспарентность, которые особенно касаются механизма воздействия вакцины и долгосрочных последствий применения вакцины. Этот фактор основан на принципе информированного согласия пациента на медицинское вмешательство, который используют заявители в своих аргументах, и Суд не отказывал в его применимости к вакцинации, хотя этот принцип возник в ситуации оперативного вмешательства для устранения очага уже диагностированной болезни, в то время как вакцина необходима, чтобы не допустить заболевания в будущем.

Для нынешних вакцин долгосрочные последствия определить сложно, поскольку прошло еще мало времени с момента их создания. Но можно воспользоваться данными о последствиях применения уже давно применяемых вакцин, о которых идет речь в чешском деле. Надо отметить: чешские власти не представили внятных объяснений в части информирования населения, но ЕСПЧ не стал делать на этом упор и закрыл глаза на данный недостаток в действиях властей. При этом он сделал отсылку на то, что сами заявители не пошли в поликлинику и не проверили состояние здоровья своего ребенка, чтобы определить риски вакцинации. Это пример судебной политики, когда Суд сделал выбор в пользу обязательной вакцинации. Хотя и не все судьи согласились с его выводом об отсутствии нарушения Конвенции (только двое из 17).

 


[1] См., напр.: постановления Главного государственного санитарного врача по г. Москве от 15.06.2021 № 1 «О проведении профилактических прививок отдельным группам граждан по эпидемическим показателям»,  Главного государственного санитарного врача по МО от 16.06.2021 № 3 «О проведении профилактических прививок отдельным группам граждан по эпидемическим показаниям». См. также: Указ мэра Москвы от 16.06.2021 № 32-УМ «О внесении изменений в Указ Мэра Москвы от 8 июня 2020 г. № 68-УМ», постановление губернатора Московской области от 16.06.2021 № 184-ПГ «О внесении изменений в постановление Губернатора Московской области от 13.06.2021 № 178-ПГ „О дополнительных мерах по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-2019) на территории Московской области“».

Источник

%d такие блоггеры, как: