Реформа банкротного законодательства в сторону расширения возможностей восстановления бизнеса буксует. Не будем останавливаться на разборе версий. Продолжим поиск конструктивных решений.

В российском законодательстве и деловой практике реструктуризация получила прописку в облигационных займах. Толчком послужили принятые в 2014 году поправки в Закон о рынке ценных бумаг, которыми введены институты представителя владельцев облигаций и общего собрания владельцев облигаций. Держатели облигаций и эмитенты получили достаточно эффективные инструменты для взаимной коммуникации, в том числе для случаев реструктуризации обязательств. К настоящему времени уже реструктурировано почти 100 выпусков облигаций.

Обычно реструктуризация происходит путём согласования между эмитентом и держателями облигаций а) внесения изменений в решение о выпуске облигаций (сроки и размеры платежей, перенос выплаты купонных выплат и т.п.) или б) полного или частичного отказа от выплат по облигациям с заменой их на другие обязательства (новация, отступное и т.п.).

Следует учитывать, что решение о реструктуризации принимается квалифицированным большинством в три четверти облигационеров. Данное регулирование означает, что мнение миноритарных держателей не всегда учитывается в полной мере, в то время как мажоритарные облигационеры могут реализовать собственную реструктуризационную стратегию.

Интересно, что если у эмитента несколько выпусков, по каждому из них реструктуризационные условия оговариваются отдельно, поскольку в настоящее время не предусмотрен механизм, позволяющий консолидировать интересы облигационеров разных выпусков.

При реструктуризации облигационных займов действуют особые правила для участия связанных лиц: по вопросам собрания держателей облигаций голосовать связанные с эмитентом лица, в том числе лица, представившие обеспечение, связанные с представителем владельца облигаций по вопросам его избрания. Конфликт интересов может быть выражен и в иных формах: должностные лица эмитента и т.п.

Иными словами, многие вопросы из традиционной банкротной практики уже нашли отражение в дефолтных облигационных ситуациях.

Вполне возможно в российских реалиях относительно реструктуризации по облигационным займом, с учётом возможностей Банка России задействовать широкий арсенал внесудебных инструментов реструктуризации:

  1. Ранжирование кредиторов по классам.
  2. Преодоление возражений классов (cramdown).
  3. Вопросы составления и утверждения плана реструктуризации.
  4. Разные варианты внесудебного урегулирования (workout).
  5. Роль представителя владельцев облигаций и иных участников в реструктуризации.
  6. Субординация (отказ в голосе) при голосовании связанных лиц.
  7. Обмен облигаций на облигации иных выпусков, облигации иных эмитентов, корпоративные права или иные объекты гражданских прав (новация, отступное).
  8. Учёт требований иных кредиторов, не связанных с облигационным выпуском.
  9. Мораторий на действия по инициированию банкротства.
  10. Соглашения между облигационерами об управлении правами.

Гибкие подходы на рынке ценных бумаг, накопленный опыт и аккуратная активность Центрального Банка могут оказать благотворное воздействие на развитие лучших практик внесудебной и предсудебной реструктуризации.
Источник

%d такие блоггеры, как: