Данные штрафы могут быть наложены на основании ч. 2 ст. 6.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях за неисполнение постановлений Главных санитарных врачей субъектов РФ, которыми руководителям организаций и индивидуальным предпринимателям (далее – работодатели) предписано обеспечить проведение профилактических прививок по эпидемическим показаниям против новой коронавирусной инфекции (COVID-19) категориям (группам) граждан, работающим в определенных сферах, в срок до 15.07.2021 – первым компонентом или однокомпонентной вакциной, а в срок до 15.08.2021 – вторым компонентом вакцины, не менее 60 % от общей численности работников, сотрудников. Такие постановления, приняты в целом ряде субъектов РФ, но они практически все списаны с постановления Главного государственного санитарного врача по г. Москве от 15.06.2021 N 1 «О проведении профилактических прививок отдельным группам граждан по эпидемическим показаниям».

Главное в данном вопросе, что, вне зависимости от ситуации у конкретного работодателя на обозначенные даты, наложение указанных штрафов будет противоправным и незаконным. Основания для такого вывода можно условно разделить на две группы:

  • затрагивающие общепризнанные и конституционные права и свободы граждан;

  • связанные с применением конкретных нормативных актов.

Кроме того, отдельно нужно обратить внимание еще на два вопроса:

  • отстранение от работы при отсутствии прививок;

  • разрешение противоречий между нормами различных актов.

Основания, затрагивающие общепризнанные и конституционные права и свободы граждан

Они изложены в блоге от 08.07.2012 «Об отказе от обязательных прививок с точки зрения права». К ним можно отнести следующие позиции:

  • отказ от вакцинации является общепризнанным принципом международного права. Поэтому даже обязательная вакцинация, в том числе для определенных категорий работников, не может умалять право на отказ от этой вакцинации (т. е. полностью ликвидировать это право). А уж тем более вакцинация не может быть принудительной;

  • испытания вакцины до конца не проведены, соответственно становится применимым ч. 2. ст. 21 Конституции РФ, согласно которой никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам;

  • отказ от вакцинации не может являться правонарушением, поскольку это реализация общепризнанного принципа права. Соответственно вакцинация не может обеспечиваться применением юридической ответственности. К невакцинированным людям могут применяться только профилактические (предупредительные) меры;

  • ограничение прав и свобод, в том числе права свободно распоряжаться своими способностями к труду, допускается только федеральным законом.Исходя из этого, понуждения к вакцинации, в том числе путем применения юридической ответственности, быть не может.

Основания, связанные с применением конкретных нормативных актов

К таким основаниям можно отнести:

1) ст. 6.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях устанавливает ответственность за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения. К такому законодательству относятся только нормативные правовые акты (см. ст. 3 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», далее – Закон № 52-ФЗ). Главные санитарные врачи субъектов РФ нормативные правовые акты принимать не могут. Их постановления, которые принимаются при угрозе возникновения и распространения инфекционных заболеваний, представляющих опасность для окружающих и предусмотрены в п/п 6 ч. 1 ст. 51 Закона № 52-ФЗ, являются актами организационно-распорядительного характера. Нормативные акты принимаются Главным государственным санитарным врачом РФ (ч. 2 ст. 51 Закон № 52-ФЗ), т. е. на федеральном уровне.

Положения ст. 6.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях можно толковать как неисполнение работодателями ст. 11 Закона № 52-ФЗ, где закреплена их обязанность выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний осуществляющих федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор должностных лиц, однако, в ч. 2 ст. 6.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях речь идет о законных предписаниях (постановлениях);

2) указанные выше постановления Главных санитарных врачей субъектов РФ адресованы неограниченному кругу лиц (всем работодателям в определенных сферах деятельности), т. е. обладают одним из признаков нормативных актов. В то же время организационно-распорядительные акты должны быть адресованы конкретным лицам или группе лиц.

Как следствие, в самих постановлениях смешивается понятия категория лиц (определяет адресатов регулирования при неограниченном круге лиц) и группа лиц (конкретные лица);

3) возложение обязанностей на работодателя по выполнению требований санитарного законодательства по вакцинации сотрудников общества путем проведения профилактических прививок либо оформления отказа не соответствует закону. Аргументацию этого вывода можно взять из постановления Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.06.2021 N 17АП-4570/2021-АК по делу N А60-55623/2020. Это дело касается прививок от гриппа, но применяемые нормы права в нем такие же, как и в рассматриваемой ситуации;

4) Главные санитарные врачи субъектов РФ не могут расширять перечень, утвержденный постановлением Правительства РФ от 15.07.1999 N 825 «Об утверждении перечня работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями и требует обязательного проведения профилактических прививок». Кстати, это обстоятельство отражено и в указанном постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.06.2021;

5) наложение административных штрафов предполагает наличие вины как элемента состава правонарушения (ст. 1.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях). Объективные обстоятельства, препятствующие выполнению требований постановлений Главных санитарных врачей субъектов РФ (нехватка вакцин в регионе, пропускная способность прививочных пунктов и т. д.), свидетельствует об отсутствии вины работодателей и соответственно невозможности применения штрафов. Главное, эти факты подтвердить какими-либо документами.;

6) учитывая, что в постановлениях Главных санитарных врачей субъектов РФ указаны конкретные даты без каких-либо пояснений, численность работников должна определяться на эти даты, а не по отчетности за прошлые периоды;

7) постановления Главных санитарных врачей субъектов РФ обязывают работодателей обеспечить (организовать) проведение профилактических прививок. Такая формулировка предполагает организационные мероприятия, а не понуждение к осуществлению прививок и сбор отказов от них.

Каждое из перечисленных оснований необходимо развивать, логически согласовывать с другими, а также конкретизировать применительно к конкретным обстоятельствам дела. Однако их совокупность говорит о грубом нарушении прав граждан и законодательства РФ. Это позволяет обращаться не только в российские суды, вплоть до высших судов, но и в международные суды, в частности, в Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ). Первые четыре основания позволяют говорить о превышении Главными санитарными врачами субъектов РФ своих полномочий.

Также следует учитывать, что в сложившейся ситуации есть смысл инициировать уголовно-правовое преследование должностных лиц государственных органов и организаций – работодателей, поскольку нарушение ими Конституции РФ и федеральных законов можно рассматривать, например, как самоуправство и превышение должностных полномочий (ст.ст. 286, 330 Уголовного кодекса РФ).

О разрешении противоречий между нормами различных актов

Проблемы усугубляются еще и тем, что, например, согласно ст. 5 Трудового кодекса РФ нормы трудового права, содержащиеся в иных федеральных законах, должны соответствовать настоящему Кодексу. В случае противоречий между настоящим Кодексом и иным федеральным законом, содержащим нормы трудового права, применяется настоящий Кодекс.

А в ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» установлено, что нормы об охране здоровья, содержащиеся в других федеральных законах, иных нормативных правовых актах Российской Федерации, законах и иных нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации, не должны противоречить нормам настоящего Федерального закона.

И это в то время как есть правовая позиция Конституционного Суда РФ, согласно которым в ст. 76 Конституции РФ не определяется и не может определяться иерархия актов внутри одного их вида. Ни один федеральный закон в силу этой статьи Конституции РФ не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой (см., например, абз. 8 п. 3 мотивировочной части Определения от 05.11.1999 N 182-0 «По запросу Арбитражного суда города Москвы о проверке конституционности пунктов 1 и 4 части четвертой статьи 20 Федерального закона «О банках и банковской деятельности»). Правоприменительная практика в экономических отношениях в целом уже больше двадцати лет идет по этому пути. Подробнее об этом см. блог от 10.11.2018 «Разрешение коллизий с участием Гражданского кодекса Российской Федерации: старые и новые проблемы».

Применительно к рассматриваемому вопросу, исходя из общеправовых принципов разрешения коллизий в праве, приоритет должны иметь специальные нормы, т. е. по вопросам вакцинации – нормы Федерального закона от 17.09.1998 N 157-ФЗ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» (далее – Закон № 157-ФЗ), а в части регулирования трудовых отношений – нормы Трудового кодекса РФ. Если соотношение общее – специальное определить невозможно, применяется закон, принятый позднее.

Об отстранении от работы при отсутствии прививок

Отсылка в ч. 2 ст. 5 Закона № 157-ФЗ к институту отстранения от работы порождает ряд проблем, которые дают основания утверждать о неконституционности этого положения.

Во-первых, это дает возможность применять одновременно отстранение от работы как профилактическую (предупредительную) меру и лишение заработной платы как меру ответственности (дополнительное негативное последствие в качестве наказания). Подтверждением того, что лишение заработной платы является мерой ответственности является то, что согласно ст. 76 Трудового кодекса РФ (последний абзац) лишение заработной платы при отстранении от работы не производится при отсутствии вины. Как говорилось выше, реализация общепризнанного права на отказ от прививок не может обеспечиваться мерами юридической ответственности.

Во-вторых, в ст. 76 Трудового кодекса РФ нет упоминания прививок (медицинские осмотры и заключения – это другое), а отстранение от работы, по общему правилу, должно влечь и лишение заработной платы. При этом следует обратить внимание, что согласно ч. 2 ст. 5 Закона № 157-ФЗ отстранение от работы производится при отсутствии прививок по любой причине, в том числе при наличии медицинского отвода. Тем самым получается, что ответственность в виде лишения заработной платы может применяться за то, что человек страдает болезнью, не позволяющей ему сделать прививку!!! В то же время выражением ст. 19 Конституции РФ, закрепляющей равенство всех перед законом и судом, является ст. 3 Трудового кодекса РФ, согласно которой никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.

В-третьих, это породило практику применения иных мер, предусмотренных трудовым законодательством, в частности, лишения непривитых граждан, в том числе по причине медицинского отвода, премий и стимулирующих надбавок, хотя такое последствие не предусмотрено в ч. 2 ст. 5 Закона № 157-ФЗ. Без прямого закрепления в трудовом договоре обязанности работника делать прививки, что можно расценивать как заранее данное согласие, а неисполнение этого – как нарушение трудовых обязанностей, это незаконно. Но незаконность в данном случае является следствием неконституционного подхода.

Вопросы отстранения от работы при отсутствии прививок имеют значение и для вопроса о наложении штрафов, поскольку работодатель не может наказываться за отказ от реализации неконституционных норм и незаконных актов.
Источник

%d такие блоггеры, как: