Настоящим хотел бы рассказать об одном кейсе, которым занимается мой коллега и который, как нам кажется, может иметь очень серьёзные последствия для любых лиц, кто производит расчёты. 

В отношении ООО «Рмашка» проведена выездная налоговая проверка. По результатам проверки доначислены налоги, а именно налог на добавленную стоимость за период 2015-2016 г. Причиной доначисления послужил вывод налогового органа о фиктивности взаимоотношений с тремя организациями контрагентам (по мнению налогового органа организацией создан формальный документооборот, направленный на уменьшение налогооблагаемой базы).

 Следствием возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов). В дальнейшем квалификация изменена на часть 1 ст. 199 УК РФ и принято решение о прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности.

В ходе расследования уголовного дела следователь пришел к выводу, что две организации из трех являются организациями, реально находившимися во взаимоотношениях с ООО «Ромашка» и выполнявшими заявленные работы.

После прекращения уголовного дела по ст. 199 УК (буквально через месяц) Следствие по тем же обстоятельствам приняло решение возбудить уголовное дело, но уже по ч. 1 ст. 187 УК РФ.

Статья 187. УК РФ  (неправомерный оборот средств платежей)

(в ред. Федерального закона от 08.06.2015 N 153-ФЗ) предусматривает ответственность за изготовление, приобретение, хранение, транспортировка в целях использования или сбыта, а равно сбыт поддельных платежных карт, распоряжений о переводе денежных средств, документов или средств оплаты (за исключением случаев, предусмотренных статьей 186 настоящего Кодекса), а также электронных средств, электронных носителей информации, технических устройств, компьютерных программ, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств.

По мнению Следствия, так как взаимоотношения с одной из трех организаций являются фиктивными, то эти сделки заключённые между фирмами являются мнимыми.  По признаваемым следствием мнимым сделкам организации вели безналичные расчеты, путем направления в банк платежных поручений с указанием в назначении платежа данных о сделках.

Мнимость сделок, по мнению Следствия, влечет недостоверность указанного назначения платежа. Так как назначение платежа отнесено к обязательному реквизиту платежного поручения, то указание в нем на мнимую сделку влечет его подделку и, как следствие, подпадает под действие ч. 1 ст. 187 УК РФ.

На основании этого следствие вменило руководителю ООО «Ромашки» 21 эпизод (по каждому платёжному поручению). Санкция статьи предусматривает лишение свободы на срок до шести лет.

Таким образом, получается, что любое платёжное поручение (юридического лица или физического в онлайн-банке), в поле «назначение» которого не указана информация (пустое поле) либо указана информация со ссылкой, например, на «основной договор» без указания конкретной сделки, по мнению следствия, является подделкой платёжного документа, поскольку указанная в поле “назанчение платежа” не соответствует действительности.

Думаю, много кто переводил знакомым или друзьям, или партнёрам деньги, и чтобы эту сумму не сочли доходом, указывали в назначении платежа, например «возврат займа». Или переводили парикмахеру за стрижку, не указывая в назначении платежа ничего, т.е. то ли в долг, то ли за стрижку.

Во всех этих примерах, Следствие может усмотреть признаки тяжкого преступления, предусмотренного статьёй 187 УК РФ (подделка платёжных документов).

Так же сотороны всех оспоримых сделок, которые признаны судом недействителными, и по которым совершались расчёты, потенциально попадают под риск уголовного преслеования по части 1 статьи 187 УК РФ.

Уважаемые коллеги, по вашему мнению, попадают ли вывшеописанные ситуации под вменяемый состав или нет?
Источник

%d такие блоггеры, как: