Юристы, считающим возможным применять закон в улучшенном виде, а не так, как он написан, гораздо опаснее юристов, пишущих плохие законы.

Повторю-ка я этот хороший пост.

Мне не о чем говорить с человеком, который считает себя юристом, и верит в то, что российское гражданское законодательство построено на презумпции диспозитивности нормы. Путая это с принципом диспозитивности, на котором разумеется таки они построено и стоит.

Презумпция диспозитивности нормы — главный тезис Постановления о так наз. свободе договора. Так наз., потому что на самом деле его тезисы в совокупности — это обратное: закабаление договора, поставление участников оборота в зависимость от произвола судебной власти. Растоптав принцип разделения властей, этим постановлением вовремя распущенный и потерявший всякие берега синедрион узурпировал за собой и за подконтрольными ему ареопагами догму права.

Почему мне говорить с ними не о чем? Потому что это не как у Бродского — отличия койки от трона. Нет. Это отличия переда от зада.

Говоря это, я ни в малейшей степени не хочу быть высокомерным. Ошибаются все. Не ошибаются только дураки, которых правильно назвать другим русским словом. И я признаю право на ошибку, даже на самую драматическую, за любым человеком: я много знал в своей жизни такой оптики: люди показывали на чёрную доску и верили что она белая и даже готовы были это доказывать.

Но так как мы здесь говорим о важнейшей профессиональной ценности — принимать легальную реальность такой, какая она есть, и не такой, какой её в политических целях нарисовал ВАС, аберрация в видении показателей простейшей двоичности, между 0 и 1, не оставляет мне ресурса для коммуникации.

При этом, слава Богу, я больше знаю других коллег: они говорят о том, что ВАС не прав в своих оценках императивности/диспозитивности норм ГК, но может быть, стоило бы признать в гражданском праве, говорят они, не только принцип диспозитивности, но и презумпцию диспозитивности нормы? То есть они согласны с тем, что ВАС выдал желаемое за действительное, но они готовы сочувственно отнестись к этим желаниям.

С такими коллегами я готов разговаривать и объяснять им, почему этого делать нельзя, и что они путают, как и ВАС, принцип дозволительности с принципом диспозитивности — а это совершенно разные явления. Правда, коллеги эти заблуждаются искренне — а ВАС корыстно, в политических целях. Я готов с ними говорить, потому что наши разногласия не в факте уровня Петербург стоит на реке Нева, а Париж на реке Сена, у бабушки нет того, что сделало бы её дедушкой, а в области гипотез и теорий.

Условно говоря (и используя один из самых одиозных примеров Постановления о так наз. свободе договора): если вы говорите, что ст. 782 или скажем 475, 712 или 719 диспозитивны, то говорить нам с вами точно не о чем. Если вы говорите, что ст. 782 безобразна в нынешнем виде, я вам расскажу о том, что я говорю это гораздо дольше, чем вы, но напомню, что юристы, считающие возможным приделать к бабушке… применять закон в улучшенном виде, а не так, как он написан, гораздо опаснее юристов, пишущих плохие законы. Если вы говорите, так не лучше ли, чем вечно страдать из-за ст. 782, совершить революцию, и всем бабушкам сразу приделать, то есть велеть считать все нормы по умолчанию диспозитивными, но сознаёте, что в действующем ГК это не так — я с вами задушевно общаюсь и терпеливо объясняю, почему вы ошибаетесь.
Источник

%d такие блоггеры, как: