Заверения об обстоятельствах и возмещение имущественных потерь — почему они не уживаются в одном договоре и сколько это может продолжаться

Сразу начнём с проблемы.  Если сторона в договоре заверила об обстоятельстве (ст. 431.2 ГК), то о возмещении потерь при наступлении этого обстоятельства (ст. 406.1 ГК), возможно, придётся забыть.  Кому-то представляется, что так и должно быть, но это неочевидно.  

Речь о распространённых договорных условиях: (1) А заверяет Б об обстоятельстве; (2) если заверение окажется ложным, то А компенсирует потери Б.  Суды (не все) говорят:  «Выберите что-то одно — заверения или потери. Вместе никак».  Точнее, суд делает выбор за стороны: «стороны имели в виду отрицательные имущественные последствия, наступившие в результате предоставления недостоверных заверений» (постановление апелляционного суда по делу № А63-1976/2017).

Логика предлагается такая: заверение — это обязательство, а возмещение потерь возможно, если только не было нарушения обязательства.  Эта логика представляется уязвимой для критики.  И заверение это не обязательство, и возмещению потерь не препятствует любая квалификация заверений.  Разберёмся последовательно.

Заверение ≠(?) обязательство

Почему заверение это обязательство?  Что такое обязательство, указано в ст. 307 ГК и раскрыто (да ещё как!) в п. 1 Постановления Пленума ВС от 22.11.2016 № 54: говоря упрощённо, обязательство — это дать, сделать или отвечать за обстоятельство.  Dare, facere, praestare.  В любом случае предполагается безусловное или условное действие (помним и о бездействии, но для краткости не будем его упоминать).  

Как же в эту парадигму вписывается заверение?  Какое это обязательство?  Думаю, что никакое, не вписывается.  Можно, конечно, порассуждать о загадочной природе praesatare, однако вряд ли романисты нам помогут — мы всё же полагаемся на ГК в толковании ВС, а это регулирование может оказаться не идентичным римскому.  И как-то совсем не вписывается в парадигму то, что заверение распространяется лишь на факты, которые уже имеются к моменту его выдачи.  Из-за ложного заверения могут возникнуть какие-то обязанности, но это уже не само заверение (как обязанность поставить товар не идентично ответственности за ненадлежащую поставку).

Даже после тезиса о том, что заверение не вписывается в определение обязательства по ГК в толковании ВС, адепты обязательственной природы заверения продолжают настаивать (сам слышал): к заверениям применяются правила об обязательствах — последствия нарушения, требование к форме, оспаривание — всё как в обязательствах.  Строго говоря, в основном это о сделках, а не об обязательствах.  Главное же — если два правовых явления имеют в чём-то схожее регулирование, это не значит, что явления идентичны.  

О чём сказал Пленум

Вот, что написано в п. 1 Постановления Пленума ВС № 54: «на сторону может быть возложена обязанность отвечать за наступление или ненаступление определенных обстоятельств, в том числе не зависящих от ее поведения, например в случае недостоверности заверения об обстоятельствах».  То есть, ВС прямо допускает обязательство отвечать за обстоятельства в случае ложности заверений.  Причём, за такие обстоятельства, которые могут зависеть или не зависеть от поведения стороны.

Контраргумент напрашивается.  «Отвечать» и «ответственность» — однокоренные слова, ВС имел в виду убытки, а не потери.  Ну а если без схоластики — обязанность возместить потери это не «отвечать за обстоятельства»?  Тем более, когда такие обстоятельства могут не зависеть от поведения стороны.  По-моему, это прямая отсылка к ст. 406.1.  Точнее, ст. 406.1 это частный случай «отвечать» в рассматриваемом контексте.  Да и само слово «отвечать» не синонимично «ответственности» по гл. 25 ГК.  Поручитель, например, отвечает за исполнение должником обязательства, и гл. 25 здесь ни причём.

А оборот продолжит требовать

Что спровоцировало такие рассуждения, да ещё и столь эмоциональные?  Личные взгляды  и потребность оборота.  Последнее имеет очевидное влияние на практику.  Если в чём-то у оборота есть потребность, рано или поздно это придёт в регулирование — напрямую или через судебную практику.

Примеров этому много: и зачёт цены против неустойки, и действительность незарегистрированного договора, и даже расшатывание императивности ст. 782 ГК (А56-62915/2015.  Это дело, кстати, о возмещении потерь при отказе заказчика от договора).  Да и сами ст.ст. 431.2 и 406.1 в ГК появились, потому что оборот потребовал.  

Требует ли оборот возмещения потерь в ответ на ложность заверений?  Думаю, очень сильно.  Вот два примера. 

Когда мы смотрели практику, удивились.  Больше всего нам попалось споров не в связи с M&A, а в связи с НДС.  Продавец заверяет, что налог уплачен всей по цепочке предшествующих продавцов, и обязуется возместить потери, если из-за разрыва цепочки с покупателя НДС взыщут.  Именно из такого дела цитата в начале: «стороны имели в виду…»  Правильно ли ставить стороны перед выбором — заверения или потери?  Для практикующих юристов логично (да просто напрашивается!) вписать и заверение, и потери, которые в такой ситуации взыскивать всё же проще, чем убытки.

Другая ситуация, уже про M&A.  Компания покупает 100% долю в ООО.  Продавец заверяет: налоговых долгов нет и быть не может.  А после покупки — сюрприз! — объявляется ИФНС с обоснованным требованием.  Вопрос: какие у покупателя убытки?  Взыскивают-то не с него, а с ООО.  Практика показывает: простая арифметика здесь не работает.  Уменьшение имущественной массы ООО не означает снижение стоимости доли ровно на такую же сумму.  Логика «за ложными заверениями следуют убытки» ведёт к обременительному доказыванию размера этих убытков.  А ещё и 404-ая: на всякий нужно не платить сразу налоговый долг, а пройти весь путь до отказного определения ВС.  Здесь оборот точно требует снижения транзакционных издержек.

В практике судов сейчас турбулентность.  Или период детских болезней — обе нормы новые, и судебные споры всерьёз по ним только начинаются.  Убеждён, что в итоге придём к тому, что потери за ложные заверения взыскивать будет можно.  Как скоро придём?  Поживём — увидим.
Источник

%d такие блоггеры, как: