Верховный суд (ВС) признал, что невозможность списания задолженности в ходе процедуре банкротства (например, если она возникла в результате совершения должником преступления) не означает, что дело о банкротстве нельзя возбуждать. Суды в любом случае должны позволять гражданам инициировать собственное банкротство при наличии условий для этого.

Алена Брижатая была осуждена за незаконную организацию и проведение азартных игр. Суд взыскал с нее и других соучастников доход, полученный ими в результате совершения преступления, в размере 338 млн рублей. Алена Брижатая в течение трех месяцев не смогла погасить задолженность и обратилась с заявлением о собственном банкротстве. Она ссылалась на то, что не может погасить образовавшуюся задолженность.

Однако суды отказались возбуждать дело о банкротстве. Первая инстанция и апелляция сослались на то, что задолженность является санкцией за совершение сделки, противной правопорядку и нравственности. Поэтому она не может учитываться при определении признаков банкротства.

Суд округа не согласился с этим утверждением. Он обратил внимание на то, что гражданин может обратиться с заявлением о собственном банкротстве независимо от размера задолженности и правовой природы требования. Это прямо следует из п. 2 ст. 213.4 Закона о банкротстве.

Однако кассация отказалась возбуждать процедуру банкротства по другой причине. По ее мнению, задолженность Алены Брижатой не могла быть списана по завершении процедуры банкротства — процедура банкротства не предназначена для необоснованного ухода от ответственности и прекращения долговых обязательств. Поскольку в деле Алены Брижатой есть только один кредитор, задолженность перед которым не может быть списана в силу ст. 213.28 Закона о банкротстве, то основания для возбуждения процедуры банкротства отсутствуют. Это будет бессмысленно и не поможет должнику выйти из сложной жизненной ситуации.

Верховный суд поддержал кассацию в том, что он негативно оценил позицию судов первой и апелляционной инстанции. Природа обязательства не может являться основанием для блокирования процедуры банкротства.

Однако с итоговым выводом окружного суда экономическая коллегия не согласилась и отправила дело на новое рассмотрение. ВС указал, что закон устанавливает два критерия, которые позволяют гражданину подать заявление о собственном банкротстве: неплатежеспособность и невозможность исполнения обязательств в установленный срок. Право гражданина на подачу заявления о банкротстве является безусловным и не может быть ограничено иными критериями.

Подход кассации, которая установила новый критерий — возможность списания задолженности в ходе процедуры банкротства, ограничивает право должника на судебную защиту. Банкротство физических лиц предназначено не только для тех, чьи долги могут быть списаны, а для всех граждан, испытывающих финансовые затруднения.

Экономическая коллегия обратила внимание, что вопрос о том, можно ли списать задолженность, должен решаться на завершающем этапе процедуры банкротства, а никак не на этапе принятия заявления. Поэтому подход округа также является неверным.
Источник

%d такие блоггеры, как: