Пандемия COVID 19 оказала, бесспорно, существенное влияние на все сферы общественной жизни. В первую очередь, в связи с повсеместным закрытием границ между странами, под ударом оказалась сфера туризма. С марта 2020 года, исполнение обязательств туроператорами по договорам о реализации туристического продукта оказалось фактически невозможным.

По данным организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), ограничения на поездки, введенные для сдерживания пандемии, серьезно сказались на общемировом туризме, который сократился ориентировочно, на 45% в 2020 году. По оценкам экспертов, влияние пандемии на туризм имеет в пять раз более разрушительные эффекты, чем глобальный финансовый кризис 2008 года.

Не удивительно, что повсеместно, были приняты нормативные, экономические и политические меры, направленные на поддержание организаций, оказывающих туристические услуги, в целях недопущения банкротства последних.

По данным Агентства стратегических инициатив (АСИ), меры поддержки организаций туристической отрасли сильно различались в зависимости от страны, в которой такие меры были приняты.

Так, на пример, в некоторых странах, была оказана финансовая помощь малому и среднему бизнесу – субсидии, гранты и беспроцентные кредиты для поддержки ликвидности компаний (Португальское агентство Turismo de Portugal создало линию поддержки в размере €60 млн для туристических микропредприятий, оказавшихся в беде. В Южной Корее малые и средние туркомпании могут получить льготное беззалоговое финансирование на общую сумму $8,1 млн по низкой процентной ставке (1%). В Гонконге около 1350 турпродуктов получили финансовую поддержку от Противоэпидемического фонда в рамках программы субсидирования турагентов. Каждый удовлетворяющий критериям турагент может получить единовременную субсидию – более $10 тыс. Для получения выплат зарегистрировались 98% всех лицензированных в Гонконге турагентов.)

Другие меры, в основном, были сведены к субсидированию зарплат сотрудников, введению налоговых каникул, льгот и отсрочек, отмена отчислений на социальное обеспечение с зарплат работников и др.

Отечественная туристическая отрасль так же получила ряд мер поддержки.

В связи с закрытием границ, и, как следствие, отменой туров, потребители массово стали отказываться от договоров на оказание туристических услуг, и требовать возврата денежных средств, уплаченных в качестве встречного предоставления по указанным договорам. В связи с количеством отказов потребителей, туроператоры, не возвращали денежные средства, ожидая какой-либо реакции государства на сложившуюся ситуацию.

Такая реакция государства последовала только летом 2020 года. Постановлением Правительства РФ от 20 июля 2020 года № 1073 был определены на 2020 и 2021 годы особенности исполнения и расторжения договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно. Это касается граждан, у которых были аннулированы туры в связи с пандемией.

Пункт 2 Положения при исполнении в 2020 и 2021 годах договора туроператор обеспечивает предоставление туристского продукта, предусмотренного договором, либо равнозначного туристского продукта в сроки, определяемые дополнительно по соглашению сторон договора, но не позднее 31 декабря 2021 года.

Между тем, закрепленное правовое регулирование, полагаем, вступает в явный конфликт с нормами действующего гражданского законодательства.

Дело в том, что на момент издания указанного нормативного правового акта, множество потребителей уже отказалось от договора оказания туристического продукта, к тому же, на тот момент уже имелась судебная практика взыскания стоимости такого продукта со всеми санкциями, предусмотренными законодательством о защите прав потребителей.

Издание указанного Постановления Правительства кардинально поменяло практику судов, и суды начали либо отказывать в удовлетворении заявленных требований в полном объеме, либо взыскивать стоимость туристического продукта без санкций, предусмотренных потребительским законодательством, указывая, что исполнение должно быть произведено не позже 31 декабря 2021 года.

Между тем, полагаем, что при применении указанного нормативного акта необходимо учитывать следующее.

Под равнозначным туристским продуктом в целях настоящего Положения понимается туристский продукт, потребительские свойства которого (программа пребывания, маршрут и условия путешествия, условия проживания (место нахождения средства размещения, категория гостиницы) и питания, услуги по перевозке туриста в месте временного пребывания, а также дополнительные услуги) соответствуют туристскому продукту, предусмотренному договором. Туроператор не вправе требовать доплату за равнозначный туристский продукт в случае оплаты заказчиком общей цены туристского продукта, предусмотренной договором, за исключением случая, предусмотренного абзацем третьим настоящего пункта.

При принятии решения о предоставлении равнозначного туристского продукта (в том числе, если на день вступления в силу постановления Правительства Российской Федерации от 20 июля 2020 г. N 1073 “Об утверждении Положения об особенностях на 2020 и 2021 годы исполнения и расторжения договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно, туроператором, осуществляющим деятельность в сфере внутреннего туризма, и (или) въездного туризма и (или) выездного туризма, либо турагентом, реализующим туристский продукт, сформированный таким туроператором, включая основания, порядок, сроки и условия возврата туристам и (или) иным заказчикам туристского продукта уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм или предоставления в иные сроки равнозначного туристского продукта, в том числе при наличии обстоятельств, указанных в части третьей статьи 14 Федерального закона “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации” наступили сроки предоставления туристского продукта, предусмотренного договором) туроператор направляет заказчику и (или) турагенту, реализующему туристский продукт, сформированный таким туроператором (в случае заключения договора турагентом), в течение 60 календарных дней со дня вступления в силу указанного постановления уведомление, содержащее обязательство туроператора по предоставлению заказчику не позднее 31 декабря 2021 г. равнозначного туристского продукта (далее – уведомление). Турагент обязан в течение одного рабочего дня направить заказчику уведомление.

Анализируя Положение, утверждённое Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 июля 2020 года № 1073, приходим к выводу, что предоставление туристского продукта, предусмотренного договором, либо равнозначного туристского продукта, обеспечивается туроператором только при наличии согласия на это туриста, что буквально следует из пункта 2 Положения.

Пункт 1 Положения устанавливает особенности на 2020 и 2021 годы исполнения и расторжения договора о реализации туристского продукта, заключенного по 31 марта 2020 г. включительно, туроператором, осуществляющим деятельность в сфере внутреннего туризма, и (или) въездного туризма, и (или) выездного туризма (далее – туроператор), либо турагентом, реализующим туристский продукт, сформированный таким туроператором (далее – договор), включая основания, порядок, сроки и условия возврата туристам и (или) иным заказчикам туристского продукта (далее – заказчик) уплаченных ими за туристский продукт денежных сумм или предоставления в иные сроки равнозначного туристского продукта, в том числе при наличии обстоятельств, указанных в части третьей статьи 14 Федерального закона “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”.

Буквальное толкование пункта 1 Положения свидетельствует о том, что действие указанного нормативного правового акта распространяется на заключенные договора о реализации туристического продукта и не расторгнутые на момент принятия Положения.

То есть, по существу, орган исполнительной власти урегулировал ситуацию, когда права и обязанности по договору туристического продукта, то есть сама синолагма, связывала стороны на момент принятия такого Постановления.

Именно такой вывод следует, как из буквального толкования пункта 1 Постановления, так и из системного толкования иных положений Постановления.

Так, пункт 5 Положения гласит о том, что в случае расторжения договора по требованию заказчика, в том числе при отказе заказчика от равнозначного туристского продукта, туроператор осуществляет возврат заказчику уплаченных им за туристский продукт денежных сумм не позднее 31 декабря 2021 г., за исключением случаев, предусмотренных пунктами 6 и 7 настоящего Положения.

Соответственно, указанное нормативное положение свидетельствует о том, что он распространяет свое действие на случай расторжения договора по требованию Заказчика.

То есть, регулятивному воздействию подвержены случаи, когда на момент опубликования нормативного акта, спорный договор был в силе, то есть у сторон были взаимные права и обязанности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 450.1 ГК РФ предоставленное настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором право на односторонний отказ от договора (исполнения договора) (статья 310) может быть осуществлено управомоченной стороной путем уведомления другой стороны об отказе от договора (исполнения договора). Договор прекращается с момента получения данного уведомления, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

Право на отказ от исполнения договора, как секундарное право стороны договора, управомачивает одну из сторон обязательственных правоотношений разорвать относительную связь, своим односторонним волеизъявлением.

При этом, таким правом сторона может наделяться как законом, так и соглашением сторон.

Законодательство о защите прав потребителей управомачивает потребителя на отказ от исполнения договора оказания услуг, то есть нормы потребительского законодательства являются частным случаем проявления права, предусмотренного положением части 1 статьи 450.1 ГК РФ.

В соответствии со статьей 32 Закона о защите прав потребителей потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

При этом, закон четко фиксирует момент прекращения договорных обязательств сторон, моментом получения уведомления об отказе от договора контрагентом. Именно с указанным фактом закон связывает момент прекращения взаимных прав и обязанностей сторон.

Соответственно, на момент официального опубликования Постановления Правительства РФ от 20 июля 2020 года № 1073 большинство договоров об оказании туристического продукта уже были расторгнуты, путем реализации потребителями секундарного права на отказ договора в одностороннем внесудебном порядке.

При таких обстоятельствах, полагаем, что норма указанного Постановления Правительства РФ должны быть истолкованы буквально, и, как следствие, применяться положения указанного постановления должны к Договорам не расторгнутым, то есть имеющим юридическую силу, в момент вступления указанного постановления в законную силу.

Аналогичная правовая позиция прослеживается и в действующей судебной практике. Так, в частности в Определении Верховного суда Республики Карелия от 16 сентября 2020 года отражено, что Постановление Правительства от 20 июля 2020 года № 1073 принято после расторжения договора приобретения туристического продукта, возникновения у ответчика обязанности по возврату денежных средств, уплаченных истцом за туристический продукт, и не содержит каких-либо оговорок о возможности применения вводимого им правового регулирования к отношениям, сложившимся до его принятия (в данном случае, к такому выводу суд пришел, полагаем по тому, что решение суда первой инстанции было вынесено за несколько дней до опубликования Постановления Правительства).

Указанная правовая позиция, полагаем, правильна по существу.

Согласно части 1 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

В силу части 2 статьи 3 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданское законодательство состоит из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов. Нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу.

Частями 4 и 5 статьи 3 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что на основании и во исполнение настоящего Кодекса и иных законов, указов Президента Российской Федерации Правительство Российской Федерации вправе принимать постановления, содержащие нормы гражданского права. В случае противоречия указа Президента Российской Федерации или постановления Правительства Российской Федерации настоящему Кодексу или иному закону применяется настоящий Кодекс или соответствующий закон.

В названном Положении отсутствует указание на то, что оно распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие.

Орган исполнительной власти, реализуя, предоставленные ему полномочия, урегулировал вопрос расторжения договора на приобретение туристического продукта, заключенного между туроператором и потребителем.

Но указанный нормативно-правовой акт не может вступать в противоречие с гражданским законодательством, не может изменять действие актов гражданского законодательства во времени, и не может изменять момент расторжения договора между сторонами, то есть момент прекращения договорных правоотношений.

Момент прекращения договорных отношений между сторонами, императивно урегулирован положениями гражданского законодательства. В случае отказа потребителя от договора оказания услуг, таким моментом выступает момент получения исполнителем уведомления об отказе от договора.

Необходимо отметить, что положения указанного Постановления Правительства РФ были предметом анализ Судебной коллегии по административным делам Верховного суда РФ (решение Решение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ от 30.09.2020 N АКПИ20-521).

Отказывая в удовлетворении требований Административного истца Верховный суд РФ указал, что, принимая во внимание, что оспариваемое Положение соответствует нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, не нарушает права административного истца, в силу пункта 2 части 2 статьи 215 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в удовлетворении административного искового заявления следует отказать.

Между тем, какой-либо правовой оценки доводы Административного истца о том, что договор уже был расторгнут на момент издания оспариваемого Постановления (был расторгнут в судебном порядке) в контексте действия нормативных правовых актов во времени, не получили (либо потому, что не были заявлены Административным истцом, либо были просто проигнорированы).

Между тем, мы полагаем, что такое решение высшей судебной инстанции не может считаться безупречным, хотя бы потому, что в порядке КАС РФ, высшая судебная инстанция должна была проверить оспариваемый нормативный правовой акт в полном объеме.

Как бы то не было, на сегодняшний день, положениями указанного Постановления Правительства руководствуются суды, рассматривающие споры о защите прав потребителей по требованиям о взыскании, уплаченных денежных средств по договору на оказание туристических услуг, от исполнения которых потребитель отказался.

Резюмируя все сказанное ранее, полагаем, что низкая юридическая техника подготовки нормативных правовых актов, привело к существенной коллизии Постановления Правительства с нормами гражданского законодательства, и, как результат, с вынесениями большого количества незаконных, по своему существу, судебных актов
Источник

%d такие блоггеры, как: