Второй кассационный суд общей юрисдикции формирует практику, согласно которой залоговый кредитор при переходе залогового имущества к наследнику может претендовать не на всю сумму от реализации предмета залога, а только на сумму, не превышающую его рыночную стоимость на дату смерти наследодателя.

Т.е. заемная задолженность должника-наследодателя перед залоговым кредитором составляет 75 млн. руб. (без учета всей суммы процентов и санкций), в залоге находится квартира. На дату смерти должника-наследодателя рыночная стоимость квартиры составила 65 млн. руб., по факту обращения взыскания на квартиру (спустя несколько лет) цена ее реализации составила 72 млн. руб. (с учетом установления начальной цены – 80% от рыночной стоимости). В указанной ситуации залоговый кредитор был вправе уже по исполнительному листу получить 72 млн. руб., которые, тем не менее, не компенсируют ни всю задолженность, ни судебные издержки, понесенные из-за многолетнего уклонения должника от уплаты задолженности и затягивания им и наследником спора (как это обычно и бывает). 

Однако, согласно подходу Второго кассационного суда общей юрисдикции, следует, что залоговый кредитор вообще должен был получить не более 65 млн. руб., а 7 млн. руб. должны быть переданы наследнику (по неустановленным правовым основаниям).

Вместе с тем, право залога представляет собой вещное право, так как в нем заключена юридическая возможность распорядиться чужим имуществом при определенных условиях с целью получения удовлетворения из стоимости этого имущества (п. 1 ст. 334 ГК РФ). Требования об обращении взыскания на заложенное имущество и об исполнении обеспеченного залогом обязательства являются самостоятельными и могут предъявляться в суд отдельно друг от друга, даже если залогодателем является не должник по обязательству, а третье лицо (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 декабря 2019 г. № 41-КГ19-32). 

Наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ). Т.е. реализовав/отдав наследуемое имущество его залогодержателю наследник не несет никаких дополнительных расходов.

При этом, согласно п. 61 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. № 9 стоимость перешедшего к наследникам имущества, пределами которой ограничена их ответственность по долгам наследодателя, определяется его рыночной стоимостью на время открытия наследства вне зависимости от ее последующего изменения ко времени рассмотрения дела судом.

Собственно, на указанный пункт (применимый все же только к случаю взыскания задолженности для определения ее размера, а не обращения взыскания на залог) и сослался Второй кассационный суд общей юрисдикции, игнорируя суть залога.

Определение СК по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 30 июля 2020 г. по делу N 8Г-10078/2020[88-12580/2020]:

Доводы кассационной жалобы о том, что размером ответственности наследников должна быть фактическая цена реализации имущества, не могут быть приняты во внимание, поскольку указанная позиция ответчика противоречит разъяснениям, изложенным в п.61 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N от ДД.ММ.ГГГГ “О судебной практике по делам о наследовании”.

Определение СК по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 25 июня 2020 г. по делу N 8Г-7733/2020[88-9061/2020]:

При этом положения ст. 334 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя), следовательно, обращение взыскания на заложенное имущество, в отличие от взыскания долга с наследника, не ограничивается стоимостью наследства, определенной на дату его открытия, основаны на ошибочном толковании вышеуказанных положений норм материального права. Взыскание долга с наследника за пределами стоимости принятого им наследственного имущества, установленного вступившим в законную силу решением суда, недопустимо. Стоимость перешедшего к наследнику имущества, пределами которой ограничена ответственность наследника по долгам наследодателя, определяется его рыночной стоимостью на время открытия наследства вне зависимости от ее последующего изменения. Нахождение имущества в залоге у кредитора не означает расширение ответственности правопреемника должника стоимостью залогового имущества на момент его реализации. Предмет залога, перешедший по наследству к правопреемнику, не может обеспечивать выполнение всех обеспеченных им обязательств наследодателя – должника перед кредитором свыше стоимости перешедшего наследственного имущества определенной на дату смерти наследодателя.
Источник

%d такие блоггеры, как: