Верховный суд признал, что требование о возмещении морального вреда, причиненного гражданину-банкроту, должно быть исключено из конкурсной массы. Это связано с тем, что такое требование является духовной и мемориальной ценностью, имеющей особую нематериальную значимость для гражданина. ВС исходил из того, что судам принадлежат дискреционные полномочия по исключению того или иного имущества должника из конкурсной массы.

Имущество может быть исключено из массы, если суды установят, что его продажа существенно не повлияет на удовлетворение требований кредиторов (если его стоимость меньше десяти тысяч рублей) — об этом говорит ст. 213.25 Закона о банкротстве. При этом ВС указал, что эта стоимость имущества может быть скорректирована в сторону увеличения.

Экономическая коллегия обратила внимание на то, что цель реализации имущества гражданина — не наказать должника, а максимально удовлетворить требования кредиторов. Для того чтобы понять, необходимо ли исключать имущество из конкурсной массы, суды должны установить его рыночную стоимость и вероятность того, что кредиторы получат удовлетворение от реализации этого имущества.

ВС подчеркнул, что требование о возмещении морального вреда обладает особой ценностью для должника. Для любых других участников оборота оно не имеет такой ценности.

Такой вывод был сделан в деле о банкротстве Жанны Корепановой (дело № А71-1097/2020), которая через своего финансового управляющего пыталась исключить из конкурсной массы требование к убийце своей дочери. Ей удалось добиться размера компенсации морального вреда в один миллион рублей. Ежемесячно она получала около 2500 рублей, но на момент рассмотрения дела о банкротстве непогашенными осталось около 850 тысяч рублей. Финансовый управляющий обратился с заявлением об исключении этого требования из конкурсной массы. Он ссылался в том числе на то, что требование о компенсации морального вреда является тесно связанным с личностью.

Суды отказали в удовлетворении этого требования. Они сослались на то, что требование о компенсации морального вреда после вынесения судебного решения перестает быть тесно связанным с личностью и становится обыкновенным денежным требованием. Поэтому кредиторы могут получить удовлетворение за счет этого требования, если оно, например, будет продано третьим лицам. Доводы заявительницы об особом характере этого требования суды не приняли во внимание.

Однако ВС с подобной трактовкой не согласился и отправил дело на новое рассмотрение.
Источник

%d такие блоггеры, как: