Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28.01.2008 по делу N А56-7455/00, а также связанные с ними с иные Постановления арбитражных судов, касающихся признания определения украинского суда о введении процедуры банкротства в отношении «НАЭК Энергоатом» во многом предопределили последующий подход арбитражных судов к признанию иностранных банкротств в РФ.

1. Фактические обстоятельства

1.1. Иностранное судебное поручение № 1

1.1.1. Хозяйственный суд г. Киева в порядке международной правовой помощи направил поручение в адрес российского суда о приостановлении исполнительного производства в отношении украинской компании «НАЭК Энергоатом» (Украина). Направление иностранного судебного поручения было обусловлено инициированием процедуры банкротства в отношении украинской компании на основании определения хозяйственного суда, а также введением моратория на удовлетворение требований кредиторов.

1.1.2. На основании определения суда первой инстанции исполнительное производство в отношении украинского должника было приостановлено. Вместе с тем данное определение было отменено вышестоящими инстанциями без разрешения вопроса о возможности исполнения запроса об оказании международной правовой помощи.

1.2. Иностранное судебное поручение № 2

1.2.1. В связи с отказом в приостановлении производства на основании иностранного судебного поручения № 1 в адрес российского суда было направлено скорректированное судебное поручение (иностранное судебное поручение № 2). В рамках иностранного судебного поручения № 2 испрашивалось признание определения Хозяйственного суда г. Киева в части распространения моратория на исполнение требований кредиторов

1.2.2. Определением арбитражного суда 1-ой инстанции в выдаче разрешения на принудительное исполнение определения Хозяйственного суда г. Киева было отказано. В этой связи украинская компания обжаловала судебный акт в апелляционной и кассационной инстанциях.

1.2.3. В частности, в кассационной жалобе указывалось, что суть иностранного судебного поручения состояла именно в признании иностранного определения о введении процедуры банкротства, а не его принудительном исполнении. В этой связи заявитель отмечал, что в данном случае не требовалось получения разрешения на принудительное исполнение иностранного судебного акта. По мнению заявителя, в данном случае иностранный судебный акт подлежал признанию без дальнейшего производства согласно ст. 52 Минской конвенции 1993 г. 

1.2.4. В свою очередь применительно ФАС СЗО указал, что признанию и исполнению согласно Киевскому соглашению 1992 г., а также АПК РФ подлежат признанию исключительно «решения», а не определения судов иностранных судов. При этом как было отмечено кассационной инстанцией на момент рассмотрения дела в российском суде киевским судом был снят мораторий в отношении удовлетворения требований иных кредиторов. Тем самым, в признании и исполнении иностранного судебного акта об открытии процедуры банкротства было отказано.

2. Анализ Постановления ФАС Северо-Западного округа от 28.01.2008 по делу N А56-7455/00

2.1. Международная правовая помощь и признание иностранного банкротства

2.1.1. Как это следует из обстоятельств дела, изначально, украинский суд обратился именно с запросом о приостановлении разбирательства в связи с введением процедуры банкротства в отношении украинской компании. Несмотря на то, что перечень действий, совершаемых в порядке международно-правовой помощи, является открытым, в данном случае отказ российского суда следует признать оправданным. Суть международной правовой помощи состоит в совершении отдельных процессуальных действий в поддержку иностранного процесса, которые носят вспомогательный по отношению к основному разбирательству (напр. вручение судебного извещения, истребование доказательств, опрос свидетеля). В силу своего вспомогательного характера в рамках международной правовой помощи не может испрашиваться приостановление российского процесса.

2.1.2 В данном случае приостановление российского разбирательства в отношении иностранного неплатежеспособного должника может иметь место только в том случае, если был признан иностранный судебный акт об открытии процедуры банкротства.

2.2. Применение Киевского соглашения 1992 г. к иностранным судебным актам об открытии процедуры банкротства

2.1.2 Анализ рассматриваемого Постановления позволяет сделать вывод о том, что кассационная инстанция в целом исходит из возможности применения Киевского соглашения 1992 г. к признанию иностранных судебных актов об открытии процедуры банкротства (по меньшей мере, судебная инстанция не указала, что данный международный договор в принципе не может быть применен к вопросам банкротства). Подобное распространение договора о правовой помощи на признание иностранных судебных актов об открытии процедуры банкротства в целом заслуживает поддержки. При этом подобный подход в целом согласуется с иностранной правоприменительной практикой (§ 175 Rubin  v Eurofinance SA [2012] UKSC 46).

2.3. Понятие «судебное решение» / «определение» для целей применения Киевского соглашения 1992 г. и иных договоров о правовой помощи.

Как это следует из анализа Постановления, основной аргумент в пользу отказа в признании иностранного судебного акта об открытии процедуры банкротства состоял в том согласно Киевскому соглашению 1992 г. допускается признание именно иностранных судебных решений, а не определений. Со своей стороны, отметим, что, на наш взгляд, указание в судебном акте на то, что он является определением само по себе не должно служить основанием отказа в его признании на основании международного договора. Представляется, что в каждом конкретном случае российскому суду надлежит исследовать вопрос о том, разрешается ли соответствующим судебным актом определенный вопрос по существу или, напротив, соответствующий акт обладает сугубо процессуальным характером (напр. приостановление производства по делу и проч.). В том случае, если иностранным судебным актом разрешается соответствующий вопрос по существу (напр. вводится процедура банкротства) и данный акт вступил в законную силу, из этого следует, что он должен рассматриваться в качестве «решения» для целей применения международного договора.

2.4. Порядок признания иностранного судебного решения об открытии процедуры банкротства.

Основной аргумент украинской компании в рамках кассационной жалобы состоял в том, что российский суд неправильно квалифицировал российское судебное решение и, как следствие применил не тот порядок его признания. С данным доводом, заявителя можно согласиться со следующими оговорками. Действительно, данный иностранный судебный акт в силу своего содержания не требовал принудительного исполнения и, как следствие, не требовалось получения разрешения на его принудительное исполнение, как не вполне корректно указал российский арбитражный суд. В то же время нельзя согласиться с тем, что подобные иностранные судебные акты должны пересылаться в Россию для целей их последующего признания Особенность иностранных судебных актов, подлежащих признанию без дальнейшего производства состоит в том, что они могут быть непосредственно представлены в российские суды и иные компетентные органы.
Источник

%d такие блоггеры, как: