Имущественное решение – Фрагмент 8

Стоимость – очередное «магическое» слово.

Итак, если учитывать материально-правовое положение покупателя и арендатора, а именно, статус должника в денежном обязательстве из договора, соответственно, купли-продажи/поставки и аренды, то квалификация, как убытков, денежной суммы, могущей быть взысканной в их пользу за неисполнение договора продавцом или арендодателем, представляется единственно приемлемой.

Вот, только, попытки определить вид убытков и объяснить связь размера возможных материальных потерь кредитора с указанной процессуальным законом стоимостью непереданной вещи оказываются неудачными. Это подтверждает и приводимый рядом авторов анализ норм статей 171 АПК, 205 ГПК.

– «<…> Размер убытков арендатора может совпасть со стоимостью вещи разве что случайно <…>» [1].

– «Взыскание стоимости вещи в порядке изменения способа исполнения решения суда предоставляет кредитору возможность взыскать с должника убытки в виде упущенной выгоды, не доказывая их размер».[2] 

– «Ущербность положений ч.2 ст.171 АПК РФ и ст. 205 ГПК РФ состоит в том, что они предполагают определение заранее фиксированного денежного эквивалента имущества. По смыслу <…> корреспондирующей нормы (ч.2 ст.398 ГК РФ) взысканию с должника подлежат убытки. Между тем определить на момент вынесения судебного акта такие убытки, как нам кажется, довольно проблематично». [3]

Какие в обсуждаемом случае основания говорить, в частности, о таком виде убытков, как упущенная выгода? А почему – не дополнительные расходы? Ну, ладно бы, размер, а – сам факт понесённых убытков тоже не требует доказывания?

Конституционный Суд РФ в постановлении от 12.10.2015 №25-П так определил предмет доказывания по делам о возмещении убытков: «При рассмотрении дел о взыскании убытков арбитражному суду необходимо установить состав правонарушения, включающий факт наступления вреда, вину причинителя вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и наступившими неблагоприятными для истца последствиями, а также размер ущерба».

Что же получается: краткая запись в ГПК перечёркивает целый материально-правовой институт?

Причину вижу в отнесении названных требований покупателя и арендатора к искам «об истребовании имущества» (ст.103 АПК), а судебных актов об их удовлетворении – к решениям «о присуждении имущества» (ст.171 АПК). На мой взгляд, они таковыми не являются, несмотря на «строгие» формулировки, использованные Гражданским кодексом для их обозначения.

Но, забегая вперёд, оговорюсь: будет неверным и вовсе отказывать любым обязательственным требованиям, связанным с передачей вещи, в принадлежности к искам об истребовании имущества, отвечая тем самым положительно на изначально заданный вопрос[4] об исключительности в этом смысле виндикационного иска.

Поэтому видится необходимым, пусть краткий, анализ (очередного «магического») слова «стоимость» в контексте обсуждаемой процессуальной нормы и судебных актов её применения.

Приходится констатировать отсутствие единого понимания природы денежной суммы, взысканной в рамках, например, упомянутого ранее «льняного» дела и других аналогичных дел по спорам из договоров купли-продажи/поставки. Вузовские учебники по процессу, юридическая периодика и комментарии к процессуальным кодексам, с которыми довелось ознакомиться, чаще всего ограничивались цитированием содержания статьи 205 ГПК, не предлагая характеристики самого обсуждаемого понятия.

В случае с иском покупателя, взыскание в порядке статьи 324 АПК цены непереданного товара нареканий у продавца не вызывает, поскольку представляет собой фактический возврат суммы предварительной оплаты. Но иск о возврате исполненного по договору, в данном случае, уплаченной цены товара, согласно п.3 ст.487 ГК является – наряду с иском о передаче проданного товара – самостоятельным требованием, не предполагающим подобное его процессуальное «камуфлирование». Если же всё-таки характеризовать искомую сумму как убытки, то почему бы тогда – в дополнение к заявлению по ст.324 АПК – отдельным иском не потребовать с продавца / поставщика возвратить предоплату?

А, вот, природа договора аренды исключает даже такое восприятие взысканной в пользу арендатора стоимости не переданного ему арендодателем имущества. Думается, объективная невозможность одинаковой оценки характера обсуждаемой денежной суммы в двух названных случаях – ещё одно свидетельство ошибочности посыла о признании требований покупателя и арендатора исками об истребовании имущества, предполагающими их денежную оценку и возможность последующей замены способа (порядка) исполнения судебного решения.

Попробую предложить своё видение, отталкиваясь от варианта с виндикационным иском, относительно которого выполнимость требования процессуального закона об указании в решении стоимости присуждённого имущества примем за аксиому. Полагаю, сопоставление связанных с передачей имущества вещного и обязательственного исков позволит найти правильный ответ, ибо, как известно, всё познаётся в сравнении.

Ранее уже приводил толкование слова «истребовать» как «требовать возврата».[5] Здесь лишь дополнительно процитирую из разных источников определения виндикационного иска, объясняющие характер действия с искомым имуществом, направленного на восстановление утраченного владения.

а) «… Истребование имущества в натуре означает возврат тех же самых вещей, которые выбыли из владения собственника и находятся у незаконного владельца».[6]

б) «Под виндикационным иском в современной юридической литературе понимают внедоговорное требование невладеющего собственника <…> к фактическому владельцу имущества о возврате последнего в натуре».[7]

в) «… Виндикационный иск можно определить как требование невладеющего собственника о возврате имущества в натуре <…> из незаконного владения другого лица».[8]

г) «Предметом виндикационного иска является требование о возврате имущества из незаконного владения».[9]

д) [Это] «… иск, направленный на возвращение собственнику фактического владения вещью …»[10]

е) «Присуждение по виндикационному иску направлено на возврат истцу именно того имущества, которое выбыло из его владения, в натуре».[11]

ж) «Под виндикационным иском понимается требование не владеющего собственника к фактическому незаконному владельцу индивидуально-определённой вещи о возврате данной вещи в натуре».[12]

Итак, речь, очевидно, может идти только о возврате чужой вещи, об «обратной передаче» – передаче, которая не предусматривает встречное эквивалентное предоставление: на истце не лежит обязанность по оплате цены передаваемого имущества.

Сказанное заставляет ещё раз обратить внимание на несопоставимые в этом смысле вещи – собственно, передачу и возврат имущества.

– «[Если]… Гибель вещи неизбежно повлечёт для собственника потери в размере её стоимости <…> [то] размер убытков покупателя в виде упущенной выгоды не обязательно совпадает со стоимостью вещи».[13] 

(Не)применимость процессуальной нормы о замене передачи вещи на взыскание её стоимости процитированный автор справедливо связывает с положениями материального права, акцентируя внимание на характере действий должника.

 «… Если применительно к иску о возвращении неосновательного обогащения в натуре указание статьи 205 ГПК РФ о взыскании с ответчика стоимости имущества в случае, если при исполнении решения суда присуждённого имущества не окажется в наличии, соответствует сущности данного способа защиты и нормам материального права, то применительно к иску о присуждении должника передать индивидуально-определённую вещь в соответствии со статьёй 398 ГК РФ –  нет».[14] 

И далее, там же – подтверждение отмеченному мною выше обстоятельству: «… динамика субъективного права из договора купли-продажи вообще не предполагает возможность покупателя взыскать с продавца стоимость   непереданного   товара».

А вот фрагмент мотивировки судебного определения об отказе в изменении способа исполнения:[15]

«В случае изменения способа и порядка исполнения решения путём замены поставки пшеницы на денежное взыскание его стоимости возникает ситуация, при которой [поставщик] должен оплатить стоимость переданных ему денежных средств, что противоречит требованиям гражданского законодательства, поскольку деньги не могут быть предметом договора купли – продажи, и, следовательно, приобретение денежных средств таким способом является незаконным».

Повторюсь: о такой же «динамике» следует говорить и применительно к договору аренды: ни при каких обстоятельствах арендатор, заявивший иск в соответствии со статьёй 611 ГК, не может претендовать на стоимость имущества, не переданного ему арендодателем во исполнение состоявшегося судебного решения.

Но ни в одном из проанализированных судебных актов, связанных с изменением способа (предмета) исполнения решения о передаче имущества, не встречал оценку характера действий ответчика с указанных позиций.

Более того, встретились судебные акты, в которых суд при рассмотрении вопроса об изменении способа (порядка) исполнения решения о возврате имущества арендодателю апеллировал к названному выше определению ВС РФ[16] о принудительной передаче имущества продавцом. Но с точки зрения возмещения стоимости, это, на мой взгляд, принципиально разные вещи.

В иных ситуациях судьи на практике различают «передачу» и «возврат» имущества, в подтверждение чего сошлюсь на пункт 36 «Обзора практики разрешения споров, связанных с арендой»[17], где приведён пример оценки судом кассационной инстанции применения статьи 316 ГК РФ [Выделение шрифтом моё. – В.Г.]:

«Указанная норма распространяется на случаи, когда передача имущества является основной обязанностью должника по договору. В данном же случае обязательство арендатора, возникшее после прекращения договора аренды, состоит не в собственно передаче, а в возврате имущества арендодателю».

Уверен: не видя различия между передачей и возвратом вещи, не удастся определиться с характером денежной суммы, о возможности взыскания которой взамен взыскания имущества говорится в статье 205 ГПК (и домысливается применительно к статье 171 АПК), что для нашего исследования является существенным.

Вместе с тем, и в законодательстве, и в комментариях к нему можно найти указание на возврат имущества как предмет решения.

Так, статья 181 ГПК РСФСР 1923 г. называла в т.ч. такое основание для вынесения дополнительного решения:

«б) если суд, разрешив вопрос о праве, не указал <…> предмета, подлежащего передаче или истребованию

Как говорится, почувствуйте разницу: «передача» и «истребование».

Напомню также содержание статьи 108 АПК РФ 1992 года:

«При удовлетворении иска в резолютивной части решения указывается: <…> наименование подлежащего возврату имущества и место его нахождения (по спору о возврате имущества) …»

Комментируя статью 200 ГПК РСФСР 1964 г., норма которой использовала слово «передача», ряд авторов говорили о праве суда произвести замену исполнения обязательства: вместо возврата имущества – возмещение его стоимости.[18]

Показательна также, например, статья 308 «Решение о присуждении имущества» Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь [Выделение шрифтом моё. – В.Г.]:

«При присуждении имущества в натуре суд указывает в резолютивной части решения стоимость этого имущества, которая должна быть взыскана с ответчика, если при исполнении решения присуждённого имущества в наличии не окажется, а также с какого банковского счёта ответчика должна быть списана в этом случае денежная сумма за невозвращение истцу присуждённого имущества».

Возвращаясь к иску невладеющего собственника, отмечу, что этот способ защиты направлен на восстановление положения, существовавшего до нарушения права. Если рассматривать цепочку: решение «о присуждении имущества» – иск «об истребовании имущества» – (нарушенное) право на имущество, то применительно к виндикации упоминание стоимости в статье 171 АПК можно попробовать объяснить, обратившись к истории.

– «Виндикация направлена на <…> выдачу самой вещи <…> Юстиан определил, что истцу присуждается самая вещь; от истца же зависит, если ответчик отказывается выдать вещь, добиться выдачи её в порядке принудительного исполнения решения или же согласиться на переоценку убытка на деньги (litis aestimatio), причём jus jurandum in litem: в последнем случае дело рассматривается так, как будто вещь продана истцом ответчику».[19]

Замечу: продажа предполагает уплату цены, которая, кстати, определяется как денежное выражение стоимости вещи.

Далее, учитывая ранее сказанное о материально-правовых основаниях обсуждаемой замены исполнения, – несколько цитат, в т.ч. из учебной литературы, с указанием на характер денежной суммы, подлежащей взысканию по иску собственника с незаконного владельца, утратившего подлежащее возврату имущество (деньги – вместо вещи). [Выделение шрифтом моё. – В.Г.]

а) «В случае, когда виндицируемая вещь существенно переработана, изменена незаконным владельцем, требование собственника об изъятии вещи в натуре не подлежит удовлетворению. Ему возмещаются убытки в виде стоимости прежней вещи».[20]

б) «… Стоимость погибшей вещи собственник может отыскивать лишь путём иска о возмещении убытков (ст.444)».[21]

в) «… Собственник может предъявить требование лишь о возмещении убытков».[22]

г) «Имущественные интересы бывшего собственника могут быть защищены <…> иском по обязательству из причинения вреда…»[23]

д) «Если истец ставит вопрос о <…> выплате денежной компенсации, он должен добиваться этого с помощью иных средств защиты, в частности иска из причинения вреда».[24]

е) «… Собственник может защитить своё право путём предъявления иска о возмещении убытков или иска о возврате неосновательного обогащения (п.2 ст.1104 ГК)».[25]

ж) «Если индивидуально-определённое имущество по каким-либо причинам не может быть возвращено собственнику в натуре, к виндикационному иску обратиться нельзя, так как нормы главы 20 ГК РФ не предусматривают возможности заменить истребуемое имущество денежным эквивалентом. В этом случае права собственника защитят положения ст.1105 ГК РФ о возмещении стоимости неосновательного обогащения».[26]

Обобщая, можно констатировать наличие материально-правовых оснований для производимой в процессуальном порядке замены передачи присуждённого невладеющему собственнику имущества на взыскание его стоимости. Это, как говорится, – «плюс». А «минус» в том, что однозначный ответ на вопрос о природе взыскиваемой денежной суммы так и не получен.

Если обратиться к обязательственно-правовой сфере, то видно, что нормы статей Гражданского кодекса для случаев невозможности возврата (не передачи) имущества в натуре, например, п.2 ст.167 ГК, предусматривают возмещение его стоимости, но не убытков.

В литературе отмечается схожесть требований виндикационного и о применении последствий недействительности сделки.

– «При исполнении исполнительного документа, предписывающего передачу взыскателю имущества, указанного в исполнительном документе, применению подлежит такая мера принудительного исполнения, как изъятие у должника имущества, присуждённого взыскателю. В основе требования о передаче взыскателю имущества может быть решение суда по виндикационному иску (иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения), о применении реституции вследствие признания сделки недействительной и т.п.».[27]

– «Говоря о сущности виндикационного притязания и требования реституции, можно заключить о схожести целей истцов, так как в обоих случаях их конечным устремлением будет возврат утраченного имущества».[28]

Показательна также статья 1105 ГК, которая разделяет обязанность должника на возмещение стоимости имущества и возмещение убытков, вызванных изменением этой стоимости – удорожанием утраченного имущества. Здесь возмещение стоимости – элемент обязательства. Процитирую не раз использованный в литературе (ибо выбор, прямо скажем, невелик) вывод суда кассационной инстанции.

Пример. [29]

«В силу п.1 ст.1105 Гражданского кодекса Российской Федерации возмещаемая стоимость неосновательного обогащения не тождественна природе убытков, которые относятся к мерам гражданско-правовой ответственности и носят компенсационный характер».

Параллели кондикционного требования с иском невладеющего собственника по интересующим нас аспектам проводятся и в литературе, и в судебной практике.

а) «Исходя из положений ст. 1103 и 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации, восстановление положения, существовавшего до нарушения абсолютного права собственника на вещь, связанного с лишением его владения этой вещью, возможно путём возмещения действительной стоимости этого имущества в случае невозможности возвратить вещь в натуре».[30]

б) «… Кондикционное требование <…> может претендовать на роль родового понятия по отношению ко всем требованиям возвратить имущество, приобретённое или сбережённое без достаточных оснований – требованиям к владеющему несобственнику, к причинителю вреда, к неисправному контрагенту в договоре, к участнику недействительной сделки. Сказанное позволяет рассматривать институт неосновательного обогащения как общую часть по отношению к другим требованиям, связанным с принудительным возвратом имущества».[31]

И далее, там же (со ссылкой на А.Л.Маковского): «Возлагая на лицо обязанность возвратить всё то, что ему не принадлежит по праву, и никак не связывая эту обязанность с его правонарушением или виной, такое генеральное обязательство выражает один из основополагающих нравственных постулатов гражданского права, который можно выразить двумя словами: «верни чужое».

в) «… Кондикционный иск направлен на восстановление имущественного состояния потерпевшего и не преследует целей наложения санкций на правонарушителя. Поэтому условия применения кондикции не находятся в зависимости от виновности действий правонарушителя. Кондикционное обязательство (кондикция) является родовой категорией ко всем правоотношениям (способам защиты), в которых имущество неосновательно поступает во владение другого лица».[32]

г) «Определением «действительная», применённым к термину «стоимость», законодатель подчёркивает, что речь идёт о стоимости, которую приобретатель должен был бы заплатить за имущество, если бы он в момент приобретения купил его у собственника».[33]

Вот, именно – купил, заплатил цену. Вспомним содержание судебных актов, в т.ч. Верховного Суда РФ, где рассматривается интересующий нас вариант изменения способа (предмета) исполнения решения: во всех случаях обсуждается «цена», а не «стоимость» имущества; про «убытки» в них и речь не ведётся. В такого рода судебных актах ссылку на статью 15 ГК не встречал ни разу.

Стоит упомянуть и присутствующие в судебных актах (увы, редкие) оценки, как «основного долга», денежной суммы, взысканной с продавца в порядке изменения способа (порядка) исполнения.[34]

К сожалению, неразличение на практике стоимости (цены) и убытков, долга (обязательства) и ответственности применительно к регулирующим обсуждаемые категории нормам материального и процессуального закона – обычное явление.

См. далее – Фрагмент 9 (Реституция в широком смысле слова).

 


[1] Ломидзе О.Г. Проблемы защиты нарушенного права присуждением к исполнению обязанности в натуре // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2005. №10-11.
[2] Ломидзе О.Г. Проблемы защиты нарушенного права присуждением к исполнению обязанности в натуре …
[3] Абушенко Д.Б. Проблемы взаимовлияния судебных актов и юридических фактов материального права в цивилистическом процессе: монография. Тверь: Издатель Кондратьев А.Н., 2013.
[4] См. https://zakon.ru/blog/2020/12/28/magiya_slov_v_arbitrazhnoj_praktike
[6] Советское гражданское право. Том 1 / Под ред. О.А.Красавчикова. М. 1968.
[7] Сергеев А.П. Вопросы истребования имущества из чужого незаконного владения // Проблемы гражданского права. Л. 1987.
[8] Гражданское право. В двух томах. Том 1 / Отв. ред. Е.А.Суханов. М. 1994.
[9] Гражданское право / Под ред. Ю.К.Толстого, А.П.Сергеева. С-Пб. 1996.
[10] Белов В.А. Виндикационный иск (К вопросу о толковании ст.301 и 302 ГК РФ) // Законодательство. 2008. №1.
[11] Белова Д.А. Проблемы истребования имущества из чужого незаконного владения // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Право». 2010. №2 (8).
[13] Ломидзе О.Г. Проблемы защиты нарушенного права присуждением к исполнению обязанности в натуре …
[15] По тексту постановления от 21.01.2013 Седьмого Арбитражного апелляционного суда по делу АС Новосибирской обл. №А45-2505/2007 «об обязании ответчика выполнить обязательство в натуре – допоставить <…> тонн пшеницы».
[16] Определение от 15.04.2015 №304-ЭС14-6750 по делу АС Алтайского края №А03-20581/2012
[17] Информационное письмо ВАС РФ от 11.01.2002 №66
[18] Кипнис С.С., Трубников П.Я. Постатейно-практический комментарий к ГПК РСФСР. М. 1971.
[19] Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. М. 2003.
[20] Советское гражданское право. Том 1 / Под ред. О.А.Красавчикова. М. 1968.
[21] Комментарий к ГК РСФСР / Под ред. Е.А.Флейшиц, О.С.Иоффе. М. 1970 (Комментарий к статье 151. Истребование имущества собственником из чужого незаконного владения).
[23] Советское гражданское право. Том 1 / Под ред. О.А.Красавчикова. М. 1972.
[24] Гражданское право / Под ред. Ю.К.Толстого, А.П.Сергеева. С-Пб. 1996.
[25] Белова Д.А. Проблемы истребования имущества из чужого незаконного владения // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Право». 2010. №2 (8).
[26] Магаляс Е.А. Соотношение требований из неосновательного обогащения с требованиями об истребовании имущества из чужого незаконного владения и возмещении вреда в гражданском праве // Законодательство. 2002. №5.
[27] Настольная книга судебного пристава-исполнителя. Учебно-практическое пособие / Под ред. В.А.Гуреева. М. 2011.
[28] Право собственности: актуальные проблемы / Отв. ред. В.Н.Литовкин, Е.А.Суханов, В.В.Чубаров. М. 2008.
[29] Постановление ФАС Поволжского округа от 30.01.2003 по делу АС Республики Татарстан №А65-16767/2001.
[30] Справка о практике применения ст.324 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (отсрочка или рассрочка исполнения судебного акта, изменение способа и порядка его исполнения) – подготовлена по плану работы Арбитражного суда Свердловской области на первое полугодие 2008 г. с использованием судебных актов за период январь 2005 г. – февраль 2008 г. http://www.arbitr.ru/as/pract/ac_prac/20891.html
[31] Климович А.В.  Статья 1103 ГК РФ: новый аспект реализации кондикционных обязательств // СибЮрВестник. 2001. №2.
[32] Кархалёв Д.Н. Кондикция в гражданском праве // КонсультантПлюс.
[33] Ушивцева Д.А. Обязательства вследствие неосновательного обогащения. Вопросы теории и практики // КонсультантПлюс.
[34] Например, постановление от 05.10.2004 Девятого ААС по делу АС г.Москвы №А40-1172/2004; постановление от 23.10.2018 Пятого ААС по делу АС Приморского края №А51-7320/2016.

Источник

%d такие блоггеры, как:

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/host1550499/jurisconsult-vrn.ru/htdocs/www/wp-content/plugins/feedwordpress/syndicatedpost.class.php on line 708

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/host1550499/jurisconsult-vrn.ru/htdocs/www/wp-content/plugins/feedwordpress/syndicatedpost.class.php on line 708

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/host1550499/jurisconsult-vrn.ru/htdocs/www/wp-content/plugins/feedwordpress/syndicatedpost.class.php on line 708

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/host1550499/jurisconsult-vrn.ru/htdocs/www/wp-content/plugins/feedwordpress/syndicatedpost.class.php on line 708

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/host1550499/jurisconsult-vrn.ru/htdocs/www/wp-content/plugins/feedwordpress/syndicatedpost.class.php on line 708

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/host1550499/jurisconsult-vrn.ru/htdocs/www/wp-content/plugins/feedwordpress/syndicatedpost.class.php on line 1332

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/host1550499/jurisconsult-vrn.ru/htdocs/www/wp-content/plugins/feedwordpress/syndicatedpost.class.php on line 708

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/host1550499/jurisconsult-vrn.ru/htdocs/www/wp-content/plugins/feedwordpress/syndicatedpost.class.php on line 1332

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/host1550499/jurisconsult-vrn.ru/htdocs/www/wp-content/plugins/feedwordpress/syndicatedpost.class.php on line 708

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/host1550499/jurisconsult-vrn.ru/htdocs/www/wp-content/plugins/feedwordpress/syndicatedpost.class.php on line 1332

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/host1550499/jurisconsult-vrn.ru/htdocs/www/wp-content/plugins/feedwordpress/syndicatedpost.class.php on line 708

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/host1550499/jurisconsult-vrn.ru/htdocs/www/wp-content/plugins/feedwordpress/syndicatedpost.class.php on line 1332

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/host1550499/jurisconsult-vrn.ru/htdocs/www/wp-content/plugins/feedwordpress/syndicatedpost.class.php on line 708

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/host1550499/jurisconsult-vrn.ru/htdocs/www/wp-content/plugins/feedwordpress/syndicatedpost.class.php on line 708

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/host1550499/jurisconsult-vrn.ru/htdocs/www/wp-content/plugins/feedwordpress/syndicatedpost.class.php on line 1332