Природа лизинговых правоотношений проистекает из законодательства 90-х. Федеральный закон “О финансовой аренде (лизинге)” принят в далеком 1998 году, и с тех пор не особо-то изменился. Все бремя обязанностей несет лизингополучатель. Попытки сообщества поменять правила игры в части повышения ответственности лизингодателя перед партнером ничем не увенчались. Проект законопроекта так и не прошел Госдуму.

На самом деле логика лизинговых деятелей проста – мы тебе деньги, а ты нам – доходы! При этом исключена в силу закона прошлого века возможность досрочного выкупа, влияние на продажу изъятого имущества (хоть 90% от обьема выкуплено и оплачено) сведено к нулю. Во взаимоотношениях лизингодателя с государственным клиентом (РЖД, Росавтодор, ГБУ Автодор, ГУПы и прочие) все прозрачно. Любое столкновение интересов решается звонком свыше. Как ни крути, источник доходов для лизинговых компаний – бюджет.

Но для малого бизнеса лизинговая сделка таит, ох, сколько много секретов и поворотов судьбы, что поначалу и не распознаешь грядущую проблему. Если вы ступаете в сделку на последние, то после двухмесячной просрочки – последует расторжение договора лизинга и следом изъятие техники. Дальнейшую судьбу техники будет определять лизингодатель, независимо от сумм выкупных платежей, переваливших добрую половину обязательств по договору.

Как правило, продают своим салонам по сниженной цене (рыночная цена тут не учитывается), а вам могут лишь предложить ноль или сущие копейки. При этом исключена возможность перевода прав по договору в пользу потенциального покупателя имущества по вашему выбору. Мол, лизингодатель – это собственник.

Но в ситуации с тем, что часть имущества уже добросовестно выкуплена – законодатель до сих пор идет на поводу у лизинговых воротил типа ВЭБ-Лизинг, ВТБ-Лизинг, СберЛизинг, Каркаде, ГЛК и прочих. Вопрос разрешается в судебном порядке через злосчастное постановление №17 ВАС РФ “Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга”. Правда за семь лет его применения судами (практикой ВС РФ, кассационными и апелляционными выводами) так извращена вся его суть и цель, что надеяться на правосудность решений 8-го состава Арбитражного суда г. Москвы не стоит.

Вернемся к порокам лизинговой сделки. Здесь самое существенное – невозможность досрочного завершения договора, кроме, как на условии полной оплаты суммы, т.е. до окончания договора еще два года, но вам предлагают оплатить все будущие платежи. В кредитной сделке с залогом такая ситуация просто невозможна! Поэтому и встает двоякий вопрос – расторгаться на условиях лизингодателя или оплатить все будущие платежи, тем самым сохранив имущество со владении (но выгодно ли).

В случае с кредитной сделкой под залог имущества всегда есть возможность досрочного расторжения. К примеру, заключили кредитную сделку на 5 лет, через три года проект перестал быть рентабельным (что в нашей стране запросто), обращаетесь в банк с просьбой рассчитать тело долга за вычетом будущих процентов. Таким образом, как при наличии бесперспективности проекта, так и наличии третьего лица, выкупающего технику у вас, – всегда есть выход из сделки на сбалансированных условиях!

Источник

%d такие блоггеры, как: