В 2014 году акционерное общество «Таймырская топливная компания» (ТТК) проводило ремонтные работы на Дудинской нефтебазе, для чего по тендеру привлекло подрядчика ООО «Таймырстрой». Подрядчик оказался не совсем добросовестным: выводил деньги на однодневку, платил работникам наличными, предоставил ложные сведения в СРО – всё как на настоящей стройке. Однако работы были выполнены. Это выявилось в ходе выездной проверки ТТК, итогом которой стало доначисление НДС. Сибирские суды хотя и не сразу, но согласились с налоговой инспекцией, указав на неосмотрительное поведение заказчика при выборе контрагента (дело № А33-12005/2017).

Недовольная обманом ТТК потребовала с нерадивого подрядчика покрыть налоговые доначисления. В суде «Таймырстрой» выдвинул потрясающие по своему цинизму аргументы, перечислять их все нет смысла, они сводятся к тому, что «заказчик не досмотрел» и его налоги – теперь только его проблемы. Не менее интересно, что три судебные инстанции поддержали такого напористого подрядчика, и лишь судья Верховного суда решилась передать дело на пересмотр в Экономколлегию. Как же мы вообще до такого дошли?

Нужно понимать, что стандарт осмотрительности налогоплательщиков постоянно растёт: кто ещё вчера считался осмотрительным, сегодня может оказаться недобросовестным. ТТК проводило работы на нефтебазе в 2014 году, имея на руках свидетельство СРО подрядчика и рекомендательное письмо от одного из его бывших заказчиков. Но в суде выяснилось, что этого недостаточно. Понятно, что повышенные требования к налогоплательщикам обусловлены нежеланием или даже объективной невозможностью инспекций отслеживать деятельность всех мошенников, поэтому бремя контроля за контрагентами частично перекладывается на бизнес. Кто не провёл преддоговорную проверку, тот несёт риск последствий налоговой недобросовестности своего партнёра. Но такой риск должен иметь чёткие пределы.

Кажется, ну что тут такого, подрядчик сам определяет ход работ и волен распоряжаться заработанными деньгами, как ему вздумается. Но это не так. Заключая сделку, обе стороны хорошо понимают, что выполненные работы вполне конкретным образом отразятся в их бухгалтерском и налоговом учёте: подрядчик исчислит налоги от реализации работ, а заказчик уменьшит свою налоговую нагрузку на затраты, оплаченные подрядчику. Если подрядчик обманул казну и причитающиеся налоги не оплатил, государство спросит не столько с него, сколько с другой стороны сделки, которая декларирует налоговую выгоду. И как только будет установлено, что заказчик не выполнил необходимый стандарт проверки контрагента, в налоговой выгоде ему будет отказано. Выглядит так, что государство ищет не там, где потеряло, а где легче найти, и это недалеко от истины. Жертву как будто причисляют к соучастникам.

Будучи неосмотрительным, налогоплательщик действительно не может полагаться на получение налоговой выгоды в ординарном порядке, т.е. путем обычного расчета своих налоговых обязательств. Однако последствия его неосторожного поведения должны ограничиваться лишь этим. В свою очередь, подрядчик осознает угрозу, под которую ставит вторую сторону, и здесь не нужны сказки про автономию воли. Его отношения с заказчиком хотя и обременены публичным элементом, остаются внутри сделки, поэтому суд должен был применить к злоупотребившему подрядчику ст. 10 ГК РФ и лишить его защиты, ведь по итогу тот получил незаконную выгоду не за счет казны, как могло сперва показаться, а навредив своему контрагенту.

В основании правильного иска к недобросовестной стороне, пожалуй, должны лежать общие нормы о возмещении убытков и ответственности за причинённый вред. Институт неосновательного обогащения, который рассматривал суд первой инстанции, к обсуждаемой ситуации вряд ли подходит. Дополнительно говорить о кондикции можно было бы лишь в случае прямого вреда контрагенту и обогащения за его счёт. Негативные для заказчика последствия действительно были предвидимы подрядчиком, но их наступление зависело еще и от того, сможет ли заказчик доказать налоговикам принятие необходимых мер контроля перед заключением сделки, что безусловно исключило бы вред.

При оспаривании решений налоговых органов, установивших виновные действия на стороне контрагента, последнего следует привлекать в дело третьим лицом. Интерес налогоплательщика здесь очевиден: если суд подтвердит неблагонадежность контрагента и оставит в силе налоговые претензии, выводы суда могут быть использованы при взыскании убытков с другой стороны сделки. Если взыскивать убытки на основании уже завершившегося налогового спора, в котором контрагент не участвовал, у того сохраняется возможность защиты с чистого листа, т.к. выводами суда он не связан. По этой же причине в деле ТТК подрядчик, которого не привлекали в налоговый спор двумя годами ранее, чувствовал себя настолько свободно, что не гнушался апеллировать к чужой неосмотрительности, утверждая, что сам при этом никого ни в чём не заверял и отсутствие проблем не гарантировал.

Федеральная налоговая служба в письме от 10.03.2021 № БВ-4-7/3060@ (пункт 18) призывает налогоплательщиков активнее обращаться за компенсацией налоговых убытков к виновным контрагентам. Разумеется, служба преследует такими рекомендациями собственные цели, перекладывая с себя ответственность за налоговые доначисления на контрагентов налогоплательщика, но в целом, когда оспорить доначисления никак не удаётся, предлагаемый механизм восстановления справедливости может оказаться единственно возможным.

Помочь налогоплательщику также может налоговая оговорка о возложении на поставщика обязательства компенсировать налоговые доначисления, если они будут произведены в связи со сделкой. Такая оговорка может быть совершена при заключении договора в соответствии с положениями ст. 406.1 ГК РФ, когда контрагент обязуется возместить потери вне зависимости от вины. Если компенсация убытков подразумевается лишь при установлении вины подрядчика, вряд ли в такой договорной конструкции есть смысл, ведь в случае очевидного деликта виновный контрагент отвечает вне зависимости от того, давал ли он заверения в своей благонадёжности. 

Очевидно, что дело ТТК разрешено нижестоящими судами неправильно, не соответствует взятому налоговой службой курсу на повышение требований к осмотрительным налогоплательщикам и их самозащиту в спорных ситуациях.  
Источник

%d такие блоггеры, как: