12 октября – особый день для налоговых юристов. Вспоминаем почему. 

Предыстория

12 октября 1998 г. в известном постановлении Конституционный суд высказался в поддержку добросовестных налогоплательщиков, которые перечислили со своих счетов налоги, но они не дошли до бюджета через «проблемный» банк.

Такое разъяснение неизбежно породило волну злоупотреблений, поэтому по ходатайству Министерства по налогам и сборам Конституционный суд пояснил в Определении от 25.07.2001 № 138-О, что налоговые органы вправе проводить проверку добросовестности налогоплательщиков и банков и в случаях выявления их недобросовестности обеспечивать охрану интересов государства.

Категория недобросовестности налогоплательщиков настолько широко вошла в правовой оборот, что в Определении от 18.01.2005 г. № 36-О Конституционный суд призвал к недопустимости универсализации термина «недобросовестность налогоплательщика» и отказу от его широкого использования, но этот призыв не был услышан правоприменителем, поскольку достойная альтернатива не была предложена.

Своеобразным катализатором процессов разработки новых подходов к определению правовых пределов налоговой экономии стали памятные многим определения Конституционного суда от 08.04.2004 № 168-О и 169-О, посвященные вопросам защиты от налоговых злоупотреблений и повлекшие широкий общественный резонанс.

В Послании Президента Федеральному собранию 26 мая 2004 г. была поставлена задача «разграничить правомерную практику налоговой оптимизации от случаев криминального уклонения от налогов». Наконец, о необходимости прекращения «налогового террора» Президент заявил в Послании Федеральному собранию 25 апреля 2005 г.  После этого закипела работа длиной в полтора года, первые результаты которой стали видны в 2006 г.

После достаточно непростого обсуждения был принят Федеральный закон от 27.07.2006 137-ФЗ о совершенствовании налогового администрирования, полностью изменивший часть первую Налогового кодекса и вкупе с сокращением штата заставивший налоговые органы начать переход к рискориентированному контролю (уже Приказом ФНС от 30.05.2007 № ММ-3-06/333@ была утверждена Концепция системы планирования выездных налоговых проверок, те самые 12 критериев для отбора «кандидатов», и это было, как мы видим, еще задолго до возвращения М. Мишустина к руководству налоговой службой).

В ряду таких шагов были и принятие Закона от 30.12.2006 о налоговой амнистии, а также Постановления Пленума ВС РФ от 29.12.2006 о налоговых преступлениях.

Важнейшим документом среди этих актов «налогового антитеррора» стало Постановление Пленума ВАС РФ «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», принятое ровно 15 лет назад – 12 октября 2006 г., за № 53.

А теперь собственно история

Начинается 2006 год. Перед российской экономикой открываются перспективы небывалого роста (где вы, нулевые?))). Но предприниматели сильно напуганы делом Юкоса. Ставится политическая задача нормализовать ситуацию, успокоить бизнес и направить его энергию в русло мирного строительства. Очевидно, что для этого надо разграничить допустимые и недопустимые способы снижения налогов, при этом поставив преграду воровству НДС из бюджета, и желательно административными, а не уголовными методами.

Попытка включить подобные нормы в Налоговый кодекс не удается – стараниями одного известного депутата в проект закона о совершенствовании налогового администрирования записывают общие фразы, которые лишают критерий не/добросовестности силы пусть плохонького, но инструмента для разграничения неоднозначных ситуаций.

Тогда уважаемые представители одного уважаемого госоргана спросили нас, есть ли какие-то еще варианты правового урегулирования этого вопроса. Других вариантов кроме обязательного для судов, а значит, и для всех участников налоговых правоотношений, как постановление Пленума ВАС РФ, мы не видели, о чем и сказали. Тогда нас попросили помочь с подготовкой такого постановления.

На тот момент, в феврале 2006 г., стараниями одного неравнодушного думающего сотрудника ВАС РФ был подготовлен проект информационного письма о фактах недобросовестного поведения участников экономических отношений (назовем его нулевой вариант). К тому же незадолго до этого, 13 декабря 2005 г., Президиум ВАС РФ принял три постановления по делам ООО «Энерготехгрупп» (№ 10048/05; 10053/05; 9841/05), которые в прессе назвали установлением круговой поруки. Так что можно сказать, что ВАС РФ уже и сам подбирался к этой теме – этого требовала сама обстановка.

Разумеется, у нас были свои представления о том, как надо и как не надо «препарировать налоговые схемы», но мы понимали, что на всякое наше мнение может быть другое мнение. К счастью, нашлось чем подкрепиться и усилиться. Как раз в это время Суд ЕС (Европейский суд справедливости, не путать с ЕСПЧ) рассмотрел пару дел о налоговых злоупотреблениях. Одно – о карусельных схемах с использованием фирм-прокладок (дело Оптиджен), другое – о «классических» схемах, проверяемых тестом деловой цели (дело Халифакс). С помощью отдела переводов мы их полностью перевели. При этом часто встречающийся в деле Халифакса оборот «tax benefit» наши переводчики перевели как «налоговая льгота»: “А что, мы так всегда переводим”. Но по смыслу решения мне было понятно, что там речь не о льготе, а о какой-то хитроумной экономии на налогах. Конечно, мы знали, что за рубежом выделяют tax evoidance (уход от налогов) и tax evasion (уклонение), но как это знание применить? Тогда я спросил, можно ли указать в переводе tax benefit как «налоговая выгода». Они подумали-подумали и сказали: «Так тоже можно». «Вот так и запишите», – сказал я в ответ, несмотря на недоумение и остававшееся сомнение в их глазах. Получив окончательные редакции перевода, мы назвали их «Дополнительные материалы к проекту информационного письма ВАС РФ: европейский опыт» и вместе с комментариями о том, что в решениях речь идет о способах формально законной, но по существу недопустимой налоговой экономии, и со своим проектом разъяснения (увы, у меня не сохранился) направили в ВАС РФ.

Примерно в апреле появился проект письма уже только по вопросам «налоговой недобросовестности» (назовем его первый вариант). Мы направили на него свои довольно подробные замечания с предложением использовать термин «налоговая выгода» и другими принципиальными соображениями.

В следующем варианте говорилось уже не о недобросовестности, а о налоговой экономии, хотя “налоговая выгода” еще не звучала. На этот проект мы направили небольшой отзыв. Четвертый вариант с упоминанием налоговой выгоды появился в мае. Июльский вариант, который рассматривался на Президиуме, мы правили и комментировали прямо в тексте письма, правда, не отразив наши поправки в режиме правки, но из сравнения редакций можно будет понять. В сентябре, после сбора отзывов от судов, документ обрел уже форму проекта постановления Пленума. О том, что проект был направлен в суды, можно судить хотя бы по тому, что летом 2006 года суды стали широко включать “налоговую выгоду” в свои акты.

Сравнивая редакции проектов, можно понять, какая огромная работа была проделана при подготовке этого документа всеми вовлеченными лицами. Формировавшаяся предшествующие несколько лет судебная практика, ее активнейшее обсуждение и осмысление, правовая теория и зарубежный опыт стали основой документа, который совершил прорыв космического масштаба в одной из наиболее важных областей налоговых отношений. Документ пережил появление довольно беспомощной, особенно на фоне 10-летнего повсеместного применения Постановления № 53, статьи 54.1 НК РФ и доживет, надеюсь, до ее замены нормальным законодательным регулированием.

Оглядываясь назад, видишь и ошибки, и непроработанные моменты, и противоречия, которые аукаются налогоплательщикам до сих пор. Какие-то недостатки мы не видели, не понимая до конца последствий тех или иных фраз, а какие-то видели, но не знали, как решить. Какие-то замечания и предложения не были учтены в полной мере по тем или иным причинам. Но ведь и обойтись без ошибок невозможно, когда ты что-то предпринимаешь.

В этих воспоминаниях я поделился той стороной знания о процессе подготовки этого действительно исторического документа, которая была видна с моей стороны как одного из участников. Надеюсь, хрупкая человеческая память меня не подвела. Возможно, кто-то сможет дополнить или уточнить сведения о том, как готовилось это разъяснение, и мы получим более полную картину – это было бы полезно всем нам.

Как ни удивительно, у меня сохранились почти все документы, с которыми пришлось работать, в ближайшие дни размещу их здесь. И чуть позднее отдельно напишу, что, на мой взгляд, получилось и не получилось из того, что задумывалось тогда, 15 лет назад.
Источник

%d такие блоггеры, как: