О борьба московских властей с институтом абстрактного нормоконтроля

1 апреля прошлого года в Москве была принята поправка в городской КоАП об упрощенной (без составления протокола и по показаниям геолокации, средств распознавания лиц или камер видеонаблюдения) процедуре производства по делам о нарушении режима повышенной готовности и чрезвычайной ситуации. Московские власти очевидно вышли за пределы своих законодательных полномочий, поэтому часть 1.1 статьи 16.6 КоАП Москвы была немедленно обжалована в суде в порядке абстрактного нормоконтроля (глава 21 КАС). Среди истцов оказались как простые жители Москвы, ссылавшиеся на угрозу нарушения своих процессуальных прав в случае применения к ним оспариваемой нормы (некоторые получали смс от городского департамента информационных технологий с требованием установить приложение для контроля за самоизоляцией «Социальный мониторинг»), так и уже оштрафованные по статье 3.18.1 КоАП Москвы в упрощенном порядке.

Ответчики сначала возражали против удовлетворения исковых требований, но затем попросили прекратить производство по делу по той причине, что права административных истцов не были нарушены, а риск нарушения их в будущем отсутствует (для этого они предложили теорию применения упрощенного порядка производства лишь по добровольному согласию гражданина). Для обоснования этой позиции МАДИ пришлось по собственной инициативе отменить ранее вынесенные ее инспекторами постановления об административных правонарушениях со ссылкой на малозначительность нарушения (ст. 2.9 КоАП РФ). Московский городской суд согласился с ходатайством ответчиков и 18 августа прекратил производство по делу в связи с тем, что оспариваемая норма не явилась основанием для возникновения каких-либо прав и обязанностей у административных истцов, не повлекла нарушения их прав, свобод и законных интересов, а неблагоприятные последствия правового характера, вызванные наличием оспариваемой нормы, у административных истцов не возникли.

Первый апелляционный суд общей юрисдикции поддержал позицию первой инстанции в том, что касается не оштрафованных истцов: они «не являются участниками административно деликтных отношений, возникающих по вопросу привлечения лица к административной ответственности за нарушение требований региональных нормативных правовых актов, принятых в целях профилактики и устранения последствий распространения коронавирусной инфекции» и не представили доказательств «безусловного наличия нарушения или реальной угрозы нарушения их прав, свобод и законных интересов», а потому «проверка судом законности отдельного положения регионального нормативного правового акта вне связи с защитой каких-либо субъективных прав гражданина, то есть в порядке абстрактного нормоконтроля, в данном случае не могла быть осуществлена».

По жалобе одного из оштрафованных истцов определение о прекращении производства было отменено, дело было возвращено в первую инстанцию для рассмотрения по существу.

Однако и вторая попытка оценить законность московской карательной инновации успехом не увенчалась: мэр и Мосгордума снова попросили прекратить дело, на этот раз ссылаясь на то, что основание для прекращения производства по делу об административном правонарушении было изменено судом с малозначительности на отсутствие события правонарушения. Мосгорсуд снова согласился с ответчиками. Чтобы обосновать это решение вопреки буквальному значению части 1 статьи 208 КАС («с административным исковым заявлением о признании нормативного правового акта не действующим … вправе обратиться лица, в отношении которых применен этот акт»), суду пришлось изобрести оригинальное исключение из неё. В его новом определении говорится, что после отмены постановления об административном правонарушении истец «выпадает из сферы действия правоотношений, регулируемых оспариваемой ею нормой».

Таким образом, те граждане, которые еще не оштрафованы по статье 3.18.1 КоАП Москвы, с точки зрения Московского городского, еще не вправе обжаловать упрощенную процедуру привлечения к ответственности, а те, кто уже оштрафован – сохраняют право на иск в рамках абстрактного нормоконтроля лишь до тех пор, пока подконтрольный ответчику административный орган или суд не отменит штраф. Посмотрим, что скажет кассационная инстанция. В конце 2019 года Административная коллегия Верховного суда пришла к противоположному выводу:  что гражданин имеет право на иск об оспаривании применимой к физическим лицам нормы регионального закона об административных правонарушениях в силу одного лишь факта проживания в соответствующем регионе.

Характерно, что после первого прекращения производства по делу об оспаривании московской «карательной инновации» суды стали массово удовлетворять жалобы на постановления об административных правонарушениях: их отменяют по малозначительности, за истечением сроков давности или за недоказанностью события правонарушения. В последнем случае районные суды или тот же Мосгорсуд вынуждены признавать нарушение порядка производства по делу и, как следствие, недоказанность события правонаушения (вот примеры отмены штрафов Главконтроля, МАДИ, ОАТИ на этом основании). Московские власти изредка обжалуют судебные отмены штрафов, но успеха не достигают. Тем не менее, многократно признанная не соответствующей федеральному КоАП московская норма до сих пор остается в силе и тот же Мосгорсуд твердо охраняет его от оспаривания. Можно предположить, что цель московских властей – как можно дольше сохранить незаконную норму действующей, чтобы пугать ею изолированных на дому граждан.
Источник

%d такие блоггеры, как: