В своей практике по сопровождению процедур банкротства недавно пришлось столкнуться с интересной ситуацией: должник (юридическое лицо) признан несостоятельным (банкротом), открыта, результативно проводится и не спешит завершаться процедура конкурсного производства, при этом, в ходе подготовки к одному из очередных собраний кредиторов было установлено, что мажоритарный кредитор, требования которого превышают по своему размеру совокупный размер требований остальных кредиторов, ликвидирован и исключен из ЕГРЮЛ, а правопреемники ликвидированного кредитора не заявили о своих правах в деле о банкротстве должника.

Что же делать в ситуации, когда кредитор, включенный в реестр требований кредиторов должника, ликвидирован?

Как ни странно, но действующее законодательство о банкротстве не содержит регламентации процесса исключения требований кредитора из реестра требований кредиторов должника.

Пункт 6 ст. 16 Федерального закона от «26» октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – «Закон о банкротстве») устанавливает лишь, что требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов и исключаются из него арбитражным управляющим или реестродержателем исключительно на основании вступивших в силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер.

Перечень оснований, по которым требования отдельного кредитора могут быть исключены из реестра требований кредиторов должника в Законе о банкротстве отсутствует.

Однако в любом случае решение об исключении из реестра требований кредиторов должника требований ликвидированного кредитора должен принимать суд, рассматривающий дело о банкротстве.

В свою очередь, согласно п. 1 ст. 61 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – «ГК РФ»), ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам.

В силу п. 9 ст. 63 ГК РФ ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо – прекратившим существование после внесения сведений о его прекращении в ЕГРЮЛ в порядке, установленном законом о государственной регистрации юридических лиц.

При этом, в соответствии с п. 5.2 ст. 64 ГК РФ, в случае обнаружения имущества ликвидированного юридического лица, исключенного из ЕГРЮЛ, заинтересованное лицо вправе обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества среди лиц, имеющих на это право. Заявление о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица может быть подано в течение пяти лет с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о прекращении юридического лица.

Указанное положение фактически говорит о том, что в течение пяти лет с момента исключения кредитора из ЕГРЮЛ, у него может появиться процессуальный правопреемник в реестре требований кредиторов должника.

Немногочисленная судебная практика, которую удалось найти по данному вопросу (в частности, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от «04» марта 2020 года № Ф09-6682/12 по делу № А76-5485/2011) содержит в себе указание на то, что арбитражный управляющий или иное лицо, участвующее в деле о банкротстве, вправе, в случае нарушения прав должника и кредиторов, обратиться в арбитражный суд с заявлением об исключении требований кредитора, в том числе и случае, если ему станет известно о том, что в реестр требований кредиторов должника включены требования общества, которое ликвидировано.

Важным моментом в рамках дела № А76-5485/2011 является тот факт, что с момента ликвидации кредитора («29» декабря 2012 года) до момента обращения арбитражного управляющего с заявлением об его исключении из реестра требований кредиторов должника («08» мая 2019 года) прошло более пяти лет, а заявление о процессуальном правопреемстве со стороны потенциальных правопреемников в арбитражный суд не поступало.

В любом случае, даже если срок на осуществление процессуального правопреемства по требованиям ликвидированного кредитора к должнику не прошел, представляется целесообразным обращение арбитражного управляющего или иного, участвующего в деле лица, в арбитражный суд с заявлением об исключении требований ликвидированного кредитора из реестра требований кредиторов должника.

Такое заявление должно быть обоснованно и мотивировано тем, что сохранение в реестре требований кредиторов должника ликвидированного и исключенного из ЕГРЮЛ кредитора делает невозможным принятие решений, относящихся к исключительной компетенции собрания кредиторов, и, в конечном счете, проведение самой процедуры банкротства, тем самым нарушает права иных кредиторов должника, в том числе в части определения кворума на собраниях кредиторов, подсчета голосов, расчёта возможного пропорционального удовлетворения.

P.S.

В случае, если в конкурсном производстве реализованы все предусмотренные процедуры и процедуру необходимо завершать, представляется возможной подача от имени арбитражного управляющего Ходатайства о завершении процедуры банкротства и ликвидации должника. В таком случае, вероятно, удастся пропустить “долгую” стадию исключения требований ликвидированного кредитора из реестра требований кредиторов. Но это совсем другая история.

Коллеги, поделитесь интересным опытом в схожих ситуациях?
Источник

%d такие блоггеры, как: