Представим ситуацию: в реестр требований кредиторов включается кредитор на основании судебного решения. Проведя небольшой анализ, узнаем, что кредитор – аффилированный, задолженность мнимая. В принципе, довольно стандартная ситуация, но бороться с ней тяжело.

Возражения относительно требования в суде не заявить, суды ссылаются на ст. 69 АПК РФ о преюдиции, и включают необоснованное требование в реестр. Отдельно можно дискутировать относительно того, стоит ли судам при включении требований на основании судебных актов проверять их обоснованность, учитывая, например, что 1) в деле о банкротстве предъявляется повышенный стандарт доказывания; 2) в делах разнится субъектный состав участников, другие кредиторы не являлись участниками при рассмотрении судебного спора, в связи с чем наделены правом обжаловать судебные акты и т.д. Однако на этом не будем останавливаться.

Одним из способов невключения/исключения требования кредитора, основанном на судебном акте, является экстраординарное обжалование этого акта в соответствии с пунктом 24 постановления № 35 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2012 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35):

«24. Если конкурсные кредиторы полагают, что их права и законные интересы нарушены судебным актом, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование (в частности, если они считают, что оно является необоснованным по причине недостоверности доказательств либо ничтожности сделки), то на этом основании они, а также арбитражный управляющий вправе обжаловать в общем установленном процессуальным законодательством порядке указанный судебный акт, при этом в случае пропуска ими срока на его обжалование суд вправе его восстановить с учетом того, когда подавшее жалобу лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов. Копия такой жалобы направляется ее заявителем представителю собрания (комитета) кредиторов (при его наличии), который также извещается судом о рассмотрении жалобы. Все конкурсные кредиторы, требования которых заявлены в деле о банкротстве, а также арбитражный управляющий вправе принять участие в рассмотрении жалобы, в том числе представить новые доказательства и заявить новые доводы. Повторное обжалование названными лицами по тем же основаниям того же судебного акта не допускается».

Обращение с жалобой в данном случае будет регулироваться ч. 2 ст. 259 АПК РФ, так как кредиторы объективно не знали о том, что судебный акт нарушает их права. Таким образом, срок для восстановления срока на подачу апелляционной жалобы ограничен шестью месяцами.

Возникает отдельный вопрос относительно начала исчисления процессуального срока на обращение с такой жалобой. Согласно позиции Верховного суда, процессуальный срок для кредитора на подачу апелляционной жалобы по экстраординарному обжалованию судебных актов, на основании которых включены требования других кредиторов, начинает исчисляться только тогда, когда имеют место одновременно два условия:

1.         Появление процессуального права на подачу заявления по пункту 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 (а именно – с момента принятия судом заявления об установлении требования кредитора согласно абз. 4 п. 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)»);

 2.        Наличие у кредитора сведений о судебной ошибке.

Данная позиция высказана в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 19.05.2020 № 305-ЭС18-5193(3) по делу № А41-35652/2017:

«При решении вопроса о том, не пропущен ли кредитором процессуальный срок на подачу заявления об экстраординарном обжаловании ошибочного взыскания, необходимо принимать во внимание не только момент возникновения у него процессуальных прав на обращение с таким заявлением, но и момент, когда он узнал об обстоятельствах, ставящих под сомнение правомерность взыскания долга с банкрота, то есть указывающих на наличие судебной ошибки. Соответственно, подобный срок начинает исчисляться только тогда, когда имеют место оба названных условия одновременно: 1) появление процессуального права на подачу заявления по пункту 24 постановления № 35 и 2) наличие у кредитора сведений о судебной ошибке».

            Этой же позиции придерживается и Арбитражный суд Центрального округа в своем Постановлении от 24.08.2020 № Ф10-3018/2020 по делу № А14-14719/2016.

            Однако формулировка «наличие сведений о судебной ошибке» толкуется судами весьма превратно и фактически приравнивается к понятию появления процессуального права на подачу заявления (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.12.2020 по делу № А40-298966/2018).

Аргументируется такая позиция следующим: с момента принятия заявления кредитора судом кредитор был вправе знакомиться с требованиями кредиторов, соответственно, мог ознакомиться с принятым судебным актом, на основании которого включался другой кредитор.

Если следовать такой логике, то кредиторы с момента подачи требования должны на постоянной основе проверять все требования других кредиторов, что явно является неразумным и нецелесообразным.

При этом пункт 24 постановления № 35 указывает, что кредиторы вправе обжаловать судебный акт, на основании которого включен другой кредитор, если конкурсные кредиторы полагают, что их права и законные интересы нарушены судебным актом.

Нарушение же прав и интересов других кредиторов начинается с момента включения требований другого кредитора в реестр на основании судебного акта, так как до этого момента есть вероятность невключения требования в реестр.

Наделение кредитора рядом процессуальных прав именно с момента принятия его требования к рассмотрению судом имеет прокредиторсую направленность: чтобы кредиторы могли осуществлять свои права как можно раньше. Указанное право не должно толковаться ограничительно.

Недаром Верховный суд ввел дополнительно понятие наличия у кредитора сведений о судебной ошибке для облегчения восстановления сроков для обжалования судебных актов кредиторов, так как узнать о судебной ошибке кредиторы могут спустя 6 месяцев после включения кредитора в реестр.

Однако на практике, как и по аналогии с вновь открывшимся обстоятельствами, приходится приводить железобетонные основания, почему кредитор не мог узнать об этой ошибке с момента принятия судом требований.
Источник

%d такие блоггеры, как: